Пора на взлет: Путин назвал сроки выхода России из кризиса


Похоже, что главный вопрос всей пресс-конференции президента России Владимира Путина заключался в том, когда мы и отменим все «коронавирусные» ограничения и вернёмся к нормальной докризисной жизни? По мнению российского президента, возвращение экономики России к докризисным показателям произойдёт во второй половине 2021 — начале 2022 года. Этот прогноз совпадает с прогнозами Всемирной организации здравоохранения о том, что мир может вернуться к докризисной жизни не ранее второго полугодия следующего года. Однако первое полугодие может оказаться для российской экономики периодом довольно тяжёлых испытаний — ведь пандемия закончится не скоро, и даже несмотря на то, что нового локдауна, как весной 2020 года, в России на планируется, ясно, что бизнес будет терять доходы.

Владимир Путин, рассказав о мерах масштабной государственной поддержки бизнеса и населения в текущем году (повышение пособий по безработице, выплаты пособий на детей, кредитные каникулы для бизнеса и даже списание части долгов), тем самым обеспечил обществу сигнал — государство не бросит без помощи население и бизнес, столкнувшиеся с тяжёлыми последствиями пандемии. Более того, такая мера господдержки бизнеса как кредитные каникулы и даже списание долгов пострадавшему бизнесу не применялась до сих пор даже в странах G7, хотя размеры единовременных выплат на человека в этих странах намного превышает российскую господдержку. А власти некоторых регионов помогают пострадавшим предприятиям ещё и отсрочку платы за аренду помещений. Если нового локдауна не случится (а вероятность того, что не случится, очень высока), то восстановление экономики во втором полугодии 2021 года окажется очень быстрым.

Россия располагает значительным объёмом средств в Фонде национальной безопасности, который увеличился за год, как рассказал президент, с 7,5 до почти 13 трлн руб. Согласно бюджетному правилу, нефтегазовые доходы аккумулируются в ФНБ, и так как цены на нефть ещё осенью превысили $42 за баррель, Россия вновь получает нефтегазовые доходы. Тем не менее, президент отметил, что Россия начала «слезать с нефтяной иглы», поскольку 70% доходов бюджета уже формируется из иных доходов, кроме нефти и газа.

Сокращение нефтегазовых доходов было отчасти, хотя, конечно, не в полной мере, компенсировано повышением ставки НДС в 2019 году с 18% до 20%, а также доходами от НДФЛ. Налоговые доходы, с одной стороны, являются «подушкой безопасности» для государства, которая может на некоторое время смягчить эффект от падения цен на углеводороды, однако, во время локдауна значительная часть предприятий просто не получала выручки, а некоторые даже были вынуждены уйти с рынка, соответственно, и налоговые доходы тоже не могут помочь решить всех проблем. Я полагаю, что от нефтегазовых доходов полностью отказываться ещё рано. До 2030 года, как прогнозируют в Международном энергетическом агентстве, спрос на нефть, который восстановится в 2021-2022 годах, снижаться не будет, соответственно, России нужно использовать все шансы, которые дала ей природа, в том числе увеличивать добычу и экспорт нефти. Сделка ОПЕК+, по нашему мнению, будет существовать ещё несколько лет, но квоты на добычу нефти постепенно будут уменьшаться, так как экспортёрам нефти невыгодно постоянно сохранять жёсткие ограничения на добычу.

Также важным моментом прошедшей пресс-конференции стало то, что Владимир Путин подтвердил приверженность государства поставленным ещё в 2018 году стратегическим целям развития и связанными с ними национальным проектам. Параметры отдельных нацпроектов будут, возможно, скорректированы, с поправкой на пандемию и её последствия. Однако в целом президент подтвердил, что поставленным стратегическим целям альтернативы нет, и более того, те 500 млрд руб., которые были зарезервированы на реализацию национальных проектов, пока не используются по причине пандемии. Впрочем, сейчас весь мир видит, что из-за этой пандемии здравоохранение для России стало национальным проектом номер один, и именно поэтому Россия смогла стать первой страной, разработавшей и зарегистрировавшей вакцину от «ковида». С учётом того, что вакциной «Спутник V» заинтересовались уже около 30 стран, можно предположить, что фармацевтика может стать для России возможностью экспортировать высокотехнологичную продукцию с высокой добавленной стоимостью.
https://alpari.com/ru (C)

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter