«Рынок подает сигналы тревоги». Чем может закончиться рост мирового долга


Из-за пандемии глобальный долг вырос до рекордного уровня — и продолжает расти. О том, почему это может привести к финансовому кризису и что делать инвесторам в таких условиях, рассуждает аналитик «Финам» Сергей Переход

Рост современной экономики невозможно представить без развитых долговых отношений. Брать в долг — правильно, это аванс будущего роста и сглаживание цикличности в деятельности бизнеса.

Однако в последнее десятилетие глобальный долг рос намного быстрее ВВП, а пандемия COVID-19 вынудила центральные банки беспрецедентно смягчить денежную политику — в итоге он увеличивается экспоненциально. Эти тенденции могут привести к глобальному финансовому кризису, но как его остановить? Можно ли перестать занимать?

В кризис занимали все: объем глобального долга поставил новый критический рекорд

Стремительный рост долгов беспокоил экономистов еще в 2019 году, но никто не мог представить, с какой скоростью они будут увеличиваться в 2020 году. Согласно данным Institute of International Finance, программы поддержки экономики из-за COVID-19 привели к росту глобального долга на $24 трлн (в 2019 году он вырос примерно на $10 трлн), он установил новый критический рекорд — $281 трлн. А отношение долга к мировому ВВП превысило 355%, причем темп прироста составил 35 процентных пунктов (п.п.), что больше, чем за два года кризиса 2008-2009 годов (плюс 10 и 15 п.п. соответственно). Рост был особенно резким в Европейском союзе: отношение долга нефинансового сектора к ВВП во Франции, Испании и Греции увеличилось примерно на 50 п.п.

На правительства пришлось половина прироста долга, в то время как нефинансовые компании прибавили $5,4 трлн, банки — $3,9 трлн, а домохозяйства — $2,6 трлн. Государственный долг сильнее всего вырос в Испании, Великобритании, Канаде, ЮАР и Индии, особенно резко (плюс 50 п.п.) росли долги нефинансового сектора во Франции, Испании и Греции, займы банков сильно выросли в Бразилии. На развивающихся рынках лидерами совокупного прироста долга стали Турция, Корея и ОАЭ.

Почему долги растут, ведь типичным явлением в такую фазу цикла является кредитное сжатие? О причине говорят результаты исследования нобелевского лауреата Милтона Фридмана, который на опыте Великой депрессии выявил необходимость денежной экспансии ФРС в моменты кризиса. Однако этот стремительный рост сопровождался еще одним удивительным явлением — большим объемом облигаций с отрицательной доходностью. По информации Bloomberg, объем бондов инвестиционного уровня с отрицательной доходностью составляет $13,9 трлн. По нашим подсчетам, на данный момент более 20% высоконадежных облигаций торгуется с отрицательной доходностью, а еще около 40% — со ставками, близкими к нулю.

Кто кредитовал экономику на такие огромные суммы еще и себе в убыток?

Ключевой источник фондирования — центральные банки: они предоставляли ликвидность как в форме выкупа активов с рынка (баланс ФРС вырос на 82% — до $7,55 трлн), так и по линии кредитования под нулевую или близкую к нулевой ставку. ФРС легко обошла незыблемый запрет прямого финансирования правительства и монетизировала значительную часть новый выпусков облигаций Минфина.

Низкие ставки — это не всегда хорошо

Следствием «денежного Эльдорадо» стало создание благоприятных условий для роста числа «зомби-компаний», которые зарабатывают меньше, чем их процентные расходы. Из-за кризиса доля таких «зомби» в развитых странах достигла рекордных 16%. Легкий доступ к рефинансированию под низкие ставки позволяет им нарастить долг, при этом они остались убыточными. С другой стороны, обнуление ставок вынудило инвесторов маниакально искать повышенный доход даже среди «мусорных» ненадежных эмитентов .

Получился замкнутый круг, когда темпы прироста долга с каждым кварталом все более опасны, но печатный станок нельзя остановить. Преждевременный отказ программ поддержки приведет к всплеску дефолтов и банкротств с непредсказуемыми последствиями для финансовой стабильности.

С другой стороны, постоянная опора на господдержку (особенно нефинансовых компаний) снежным комом накапливает системные риски. Потому даже при самом позитивном сценарии — ускоренной вакцинации и опережающем экономическом росте — в 2021 году уровни заимствований снова будут намного выше докризисных. Сокращение поддержки будет сложной задачей в силу социальной напряженности, вызванной COVID-19.

Поднимут ли регуляторы ключевые ставки?

Долг играет многогранную роль в развитии страны: с одной стороны, использование долговых инструментов является мощным фактором стимулирования экономического роста. С другой — чрезмерный рост обязательств — опасное явление для государственного бюджета. Из-за увеличения расходов на обслуживание долга, правительства прибегают к повышению налогов, а фирмы повышают стоимость продукта, перекладывая возросшие издержки на потребителей.

Возникает вопрос, как остановить наращивание долга? Одним из инструментов является повышение ставок. Рынок свопов демонстрирует, что участники рынка ожидают повышение ставки к концу 2022 года, при этом годовая инфляция в США может достигнуть 3,1% (опрос Мичиганского университета).

По-нашему мнению, в ближайшей перспективе рост ставок не представляется возможным — это может привести к распродаже низкодоходных облигаций и обрушить рынки акций, где явно наблюдаются признаки «пузыря». Более вероятным сценарием станет кредитование по отрицательным реальным ставкам на протяжении еще нескольких лет, подобно ситуации в ЕС, и только после восстановления экономики будут попытки установления нейтральной ставки. В этот период, вероятно, усилится регуляторное принуждение к покупке таких долгов.

Экономики стран ЕС и Китая — в зоне риска: их может захлестнуть рецессия и волна дефолтов

Долговые кризисы были и будут: в известной книге экономистов Кармен Рейнхарт и Кеннета Рогоффа «На этот раз все будет иначе» описываются десятки примеров. Перегрев на рынке долга наблюдается во многих странах, однако в Китае и ЕС риски больше остальных.

Вероятно, экономика Европейского союза повторно погрузится в рецессию из-за продолжающихся локдаунов и убытков от последствий Brexit. При этом бюджетный и монетарный инструментарий практически исчерпан: во-первых, к концу года на рынке могут закончиться активы для выкупа, во-вторых, ЕЦБ во многом исчерпал резервы QE — его баланс увеличился до около 60% к ВВП (намного выше ФРС).

Что касается Китая, то его совокупная долговая нагрузка составляет 335% ВВП. Многие аналитики предсказывали рост числа дефолтов, и китайским правительством в 2020 году таки был создан «Банк плохих долгов». Предыдущие феноменально высокие темпы роста ВВП уходят в историю — а торговые споры с США и последствия накопившихся пузырей остаются.

Как обезопасить себя от угрозы кризиса?

Сигналы о рисках нового кризиса поступают чуть ли не каждый день — такова палитра финансовых деформаций текущего экономического цикла. Что делать инвесторам в условиях, когда рынок облигаций очевидно подает сигналы тревоги? Можно пересидеть в наличных, но как ни странно — акции надежнее денег. Покупая облигации , мы обращаем внимание на риски дефолта и реальную доходность (ставка доходности минус инфляция). Даже если выбрать надежного заемщика, то как терпеть растущую инфляцию?

Практика показывает, что рост цен отражается в первую очередь на акциях, а не на потребительской корзине. Динамика фондового индекса S&P500 тесно связана с темпами инфляции — чем они выше, тем выше и стоимость акций. Это отчасти происходит в силу перетока капитала из рынка облигаций и роста инфляционных доходов компаний.

Инвестирование всегда сопряжено с большими и малыми рисками, однако следует помнить, что вероятный кризис облигаций может стать причиной ралли «акций стоимости», которые долгое время уступали текущим лидерам.
Источник: http://quote.rbc.ru/

Финансовая свобода через исламский блокчейн: Caizcoin
Пресс-релиз

Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=550068 обязательна Условия использования материалов