Глава «Ростелекома»

21 апреля 2021 РБК Балашова Анна Открыть изображение

Михаил Осеевский (Фото: Андрей Любимов / РБК)

«Слово «экосистема» уже заезжено»

Почему «Ростелеком» не будет делать большой маркетплейс из различных услуг, кто из его «дочек» может выйти на биржу и о других планах на ближайшие пять лет РБК рассказал президент компании Михаил Осеевский

О новой стратегии

Во вторник, 20 апреля, «Ростелеком» представил стратегию на 2021–2025 годы. Согласно плану выручка компании в 2025 году должна достичь 700 млрд руб. (по итогам 2020-го — 546,9 млрд руб.), маржа по OIBDA должна вырасти на 5–7 процентных пунктов (по итогам 2020 года составляла 35,5%), а чистая прибыль увеличится более чем в два раза (была — 25,3 млрд руб.). Необходимость нового плана президент «Ростелекома» Михаил Осеевский объясняет так:

— Почему потребовалась новая стратегия? Редкий случай, когда предыдущая стратегия («Ростелеком» принял ее в 2018 году) реализуется лучше, чем поставленные в ней цели. По ряду операционных и финансовых показателей мы уже в 2020 году вышли на те цели, которые планировали достичь позднее, к 2022 году. Причем я говорю о результатах без учета консолидации Tele2. Это, конечно, является следствием масштабной цифровизации страны и мира.

Новая стратегия включает несколько направлений. Первое — рост в традиционном телеком-бизнесе.

— Традиционные телекоммуникационные сервисы довольно зрелые, какие-то продукты стагнируют, но появляются новые, и в целом это рынки хоть и медленно, но растущие. Мы планируем расти быстрее рынка, увеличивая нашу долю. При развитии широкополосного доступа в интернет важной задачей останется замена медной инфраструктуры, которая еще есть в ряде регионов, на оптическую. Движемся в сторону предоставления клиентам решений на более высоких скоростях — от гигабита в секунду — это то, что скоро станет обычным уровнем скорости, и мы развиваем под это инфраструктуру. Еще одним приоритетом останется развитие инфраструктуры мобильной связи, как в тех регионах, где уже присутствует Tele2, так и в новых. Будем строить мобильные базовые станции в рамках расширения универсальных услуг связи. До 2030 года мобильная связь должна появиться в 24 тыс. малых населенных пунктах (от 100 до 500 человек).

Компания ставит перед собой цель стать крупнейшим оператором по количеству частных клиентов — к 2025-му ее сервисами должны пользоваться 100 млн жителей России. Также планируется «сохранять и укреплять лидерство в работе с корпоративными и государственными заказчиками, операторами связи».

Второе направление стратегии — усиление позиций «Ростелекома» в пяти цифровых сегментах, которые он активно развивает последние годы: центры обработки данных и облачные технологии, информационная безопасность, цифровые регионы и «умные» города, электронное правительство, цифровая медицина.

— Сегодня на рынке ЦОДов наша доля находится в районе 25–27%, хотим выйти на уровень более 30%. «Ростелеком — Центры обработки данных» («дочка», которая занимается облачными сервисами, хранением и обработкой данных) стал своего рода «единорогом» — по итогам нашей сделки с ВТБ его оценка превышает $1 млрд (в конце 2020 года ВТБ приобрел 44,8% «Ростелеком-ЦОД» за 35 млрд руб. — РБК). Считаем, что сможем повторить этот успех по некоторым другим направлениям.

Основным источником инвестиций, по словам Осеевского, будет OIBDA компании. По итогам 2021 года, по его прогнозу, этот показатель может превысить 200 млрд руб. При этом капитальные затраты в процентном соотношении к выручке будут снижаться.

— Берем обязательство перед акционерами увеличивать дивидендные выплаты не менее чем на 5% год к году. Видим, что в мире сегодня такой подход начинает доминировать. При этом мы по-прежнему будем придерживаться консервативной долговой политики, считаем это чрезвычайно важным элементом для устойчивости компании. Еще один важный элемент новой стратегии — постоянная трансформация компании, освоение новых бизнес-процессов, управленческих моделей.

Среди новых направлений, которые будут комплементарны бизнесу «Ростелекома», Осеевский назвал различные продукты, которые могут появиться вокруг портала «Госуслуги» («Ростелеком» является техническим оператором портала) и государственных проектов в целом. Часть из них можно будет коммерциализировать, и компания «смотрит на это очень внимательно».

— «Ростелеком» — один из важнейших партнеров государства в реализации нацпрограммы «Цифровая экономика» по самым разным направлениям, не только с точки зрения развития инфраструктуры. Смотрим, как портал «Госуслуги» может быть полезен в бизнес-процессах. Например, дистанционная продажа сим-карт. Сегодня нужно лично с паспортом приходить в салон связи. Думаем над тем, как выстроить решение с использованием Единой системы идентификации и авторизации (ЕСИА) и электронных подписей, для того чтобы человек мог купить карту без похода в офис. Участвуем в создании цифровой образовательной среды в сотрудничестве с Минпросвещения. Строим современную внутришкольную цифровую инфраструктуру, включая Wi-Fi и системы видеонаблюдения. Вместе с Mail.ru Group развиваем образовательную платформу «Сферум». Верим в то, что цифровизация медицины будет выходить за рамки госсектора, станет привлекательна для частных медицинских учреждений. Рассчитываем на развитие телемедицины и что все больше населения привыкнет пользоваться дистанционными медицинскими услугами и электронными рецептами.

Что было в предыдущей стратегии

Стратегия «Ростелекома» на 2018–2022 годы предполагала «переход к платформенной бизнес-модели» по примеру таких компаний, как Amazon, Apple, Google, Alibaba, Facebook и др. Компания планировала, базируясь на большом количестве клиентов, создать широкие партнерства. «Модель, по которой двигается не только наш сегмент, но и многие другие, — это формирование экосистем с попыткой, базируясь на якорных продуктах, предложить новые варианты взаимодействия, погрузиться в другие кошельки [направления бизнеса, отличные от традиционных для «Ростелекома»]», — говорил Осеевский, представляя предыдущую стратегию. В частности, компания планировала запустить экосистему вокруг IPTV, усилить присутствие на рынке ИТ-услуг, инвестировать в развитие искусственного интеллекта, биометрии, индустриального интернета и др. технологий. Выручка «Ростелекома» к 2022 году должна была вырасти до 375 млрд руб. (с 305,3 млрд руб. в 2017-м).

Об итогах предыдущей стратегии

— Слово «экосистема» уже несколько заезжено, у каждого эксперта есть собственное представление, что это такое. Партнерство — по-прежнему наша любимая форма развития и движения вперед. Проведя различные эксперименты, мы поняли, что не любой продукт комплементарен «Ростелекому». Самая простая история — это попытаться сделать такой большой маркетплейс, чтобы абоненты покупали у нас все подряд. Но это не работает так. Все-таки есть продукты, которые никак не встраиваются. Например, одним из наших партнеров является «ЛитРес», мы видим, что абоненты с удовольствием пользуются цифровыми и аудиокнигами, неплохо продаются страховые продукты. Но у нас были эксперименты, которые не пошли, — невозможно заниматься всем. Каждая компания по-своему формулирует стратегии, в том числе решает, хочет ли она управлять разносчиками пиццы или таксистами. Мы — не хотим. Хотим быть высокотехнологичной и инфраструктурной компанией. И это принципиальный подход. Еще один важный критерий — мы хотим инвестировать в те рынки, в которых видим не только потенциал капитализации, но и возможность выхода на положительный денежный поток. Скептически отношусь к компаниям, которые долго не могут начать получать прибыль. У меня, как бывшего банкира, это вызывает большие вопросы.

Чем занимается «Ростелеком»

Публичное акционерное общество междугородной и международной электрической связи «Ростелеком» зарегистрировано 23 сентября 1993 года (тогда — в форме ОАО). Оказывает услуги местной телефонии, широкополосного доступа в интернет, платного телевидения, услуги на базе собственной магистральной сети связи. Владеет центрами обработки данных (ЦОД), является оператором портала gosuslugi.ru, подрядчиком по программам устранения «цифрового неравенства», подключению к интернету медицинских учреждений и другим государственным проектам. Владеет 100% «Т2 РТК Холдинга» (бренд Tele2). Выручка «Ростелекома» в 2020 году — 546,9 млрд руб., чистая прибыль — 25,3 млрд руб. Государство в лице Росимущества владеет 35,91% УК «Ростелекома», «Телеком Инвестициям» Мордашова и Ковальчука принадлежит 19,72%, банку ВТБ — 7,93%, ВЭБ.РФ — 3,16%, «дочке» «Ростелекома» «Мобител» — 1,85%, остальное — free float. Капитализация на Московской бирже — 350,8 млрд руб.

О показателях Tele2

«Т2 РТК Холдинг» занимает четвертое место на рынке по числу абонентов, но в 2020 году размер его абонентской базы вплотную приблизился к ближайшему конкуренту — «ВымпелКому» (бренд «Билайн»). По словам Осеевского, в ближайший год, возможно в 2022 году, компания выйдет на третье место по количеству абонентов «с потенциалом дальнейшего движения вперед». Но задача стать крупнейшим сотовым оператором в России перед менеджментом не ставится.

— В новой стратегии мы не выделяем отдельно Tele2, отдельно «Ростелеком». Мы уже сегодня продаем конвергентные продукты (объединяющие услуги фиксированной и мобильной связи. — РБК). Совсем недавно проходила рекламная кампания об этом: мы предлагаем нашим клиентам широкополосный домашний интернет, мобильную связь, интерактивное ТВ и онлайн-видеосервис. Еще у нас есть «умный» дом, сервисы для геймеров и другие услуги. В ближайшие пять лет перестанем рассматривать клиентов как потребляющих какие-то отдельные сервисы, будем работать с ними уже как с потребителями всех наших продуктовых решений. Что касается мобильного бизнеса, то нас в первую очередь интересуют не места в рейтингах, а финансовые показатели. Tele2 растет на 15% год к году, и мы считаем, что у них есть потенциал дальнейшего развития. Из дискаунтера, которым была компания когда-то, она превратилась в одного из лидеров по уровню маржинальности, потребления интернет-трафика в стране.

О мобильной связи пятого поколения

В начале марта Российский союз промышленников и предпринимателей (РСПП) попросил главу правительства разрешить использовать зарубежное оборудование 5G хотя бы на отдельных полигонах, чтобы иметь возможность протестировать технологию, а также ускорить получение эффектов от ее внедрения. Пока в России для развития 5G определены частоты 4,8–4,99 ГГц и 24,25–24,65 ГГц, но одним из условий для их использования является строительство сетей на отечественном оборудовании, которого пока не существует.

По словам Осеевского, компания обсуждала с правительством предложение РСПП по использованию зарубежного оборудования в тестовых зонах в рамках разработки новой стратегии социально-экономического развития и надеется, что оно найдет отражение в документе.

— Предложение РСПП никоим образом не противоречит политике правительства о создании будущей инфраструктуры 5G на российской аппаратно-программной базе. Мы говорим лишь о том, что, пока эта база будет создаваться, телеком-операторы, а самое главное — индустриальные лидеры могли бы отработать прикладные решения и не терять время. Сети 5G, это уже сегодня видно, предназначены не столько для людей, сколько для бизнеса. Все крупнейшие российские компании, их собственники, входящие в бюро РСПП, высказались за необходимость организации такой работы. Ждем соответствующих решений правительства.

Об отключении интернета у части абонентов

11 марта закончился срок действия разрешения Госкомиссии по радиочастотам (ГКРЧ; основной орган, занимающийся распределением этого ресурса в России) на использование частот 3,4–3,6 ГГц для оказания услуг беспроводного фиксированного доступа в интернет по технологии WiMAX. «Ростелеком», «МегаФон» и ряд других компаний просили комиссию продлить разрешение, но решение до сих пор не принято. Вопрос должны были рассмотреть на заседании комиссии в конце марта, но его перенесли. Минцифры заявляло, что до этого момента операторам не придется выключать передатчики. При этом источники РБК говорили, что силовые ведомства не согласны на продление. Ранее они заблокировали тестирование в этом диапазоне сетей 5G, считая, что они будут создавать помехи для оборудования Минобороны и «Роскосмоса». Михаил Осеевский подтвердил, что компания не отключила абонентов от сети WiMAX в диапазоне 3,4–3,6 ГГц.

— Мы высказывали озабоченность регулятору, потому что технология WiMAX работает, она используется для подключения юрлиц в удаленных районах, и таких абонентов у «Ростелекома» тысячи. Мы не видим никаких проблем с тем, чтобы разрешение было продлено, и ожидаем, что госкомиссия такое решение примет. Сейчас это зона юридической неопределенности, но мы считаем, что отключать абонентов, не имея на то каких-то веских обстоятельств, абсолютно неправильно. Никаких аргументов для этого нет, сейчас работа в этом диапазоне никому не мешает — ни силовикам, ни «Роскосмосу».

О переходе на отечественные софт и оборудование

Согласно проекту Минцифры, в критической информационной инфраструктуре, к которой относятся сети связи и ИТ-системы госорганов, энергетических, финансовых, телекоммуникационных и других компаний, в том числе «Ростелекома», должен с 2023 года полностью применяться российский софт, а с 2024-го — отечественное оборудование. Компании, владеющие подобной инфраструктурой, критиковали предложение, отмечая, что сроки являются невыполнимыми, а переход потребует многомиллиардных затрат. В частности, по оценке РСПП, речь идет примерно о 1 трлн руб. для всех владельцев критической информационной инфраструктуры в стране.

— Технологический прогресс идет огромными темпами, и оборудование зачастую не столько физически амортизируется, сколько морально. В течение 3–5 лет все равно происходит такого рода замещение, поэтому мы не думаем о том, что это приведет к существенным дополнительным расходам. Мы в целом считаем абсолютно правильным использование российских решений — и аппаратных, и программных. Но они должны появиться, должны быть высокопроизводительными и надежными, а также укладываться в такие стоимостные параметры, которые позволят использующим их компаниям оставаться эффективными. Мы сами занимаемся созданием решений, которые позволяют нам отказаться от импортных, в первую очередь, не скрою, американских продуктов, потому что видим тут наибольшие риски. Появляются и серверы, и софт. Но в указанные в документе сроки осуществить переход будет сложно. По некоторым позициям нет полнофункционального российского оборудования. В первую очередь речь о высокопроизводительных серверах на отечественных процессорах. В стратегию социально-экономического развития правительства, которая разрабатывается, насколько мне известно, планируется включить пункт о создании нового класса отечественных процессоров на базе открытой архитектуры. Но невозможно запрыгнуть сразу очень высоко. Это очень сложные решения, которые требуют и квалификации людей, и проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, и развития производственной базы, и соответствующего ПО. Надеемся, что на горизонте нескольких лет эта задача будет реализована.

Об IPO «дочек»

В рамках сделки по продаже ВТБ доли в «Ростелеком — Центры обработки данных» стороны объявили, что планируют провести IPO (первичное размещение акций на бирже) этой компании в течение трех лет.

— Пока мы думаем о том, нужно ли выводить еще какие-то дочерние компании на биржу. Это имеет смысл для тех компаний, у которых потенциальная капитализация составляет несколько десятков миллиардов рублей. То есть еще надо поработать. Не исключаю, что следующей может стать наша компания в области информационной безопасности. Считаем, что эффект от вывода «дочек» на биржу будет позитивным. Такие компании могут торговаться с другими мультипликаторами, чем у «Ростелекома», гораздо более высокими. «Ростелеком» сейчас торгуется с мультипликатором 4,5 к OIBDA, «Ростелеком-ЦОД» пока оценивается на уровне 7,5–8, а у Amazon (среди активов — облачный провайдер. — РБК) это выше 20. Что будет на нашем рынке через несколько лет, посмотрим, но думаю, что этот gap (расхождение. — РБК) между мультипликаторами традиционных компаний и подобных «Ростелеком-ЦОД» всегда будет.

О совместном развитии биометрии со Сбербанком

В начале апреля «Ростелеком» и Сбербанк подписали меморандум о создании совместного предприятия «Центр технологий идентификации». Как говорили источники РБК, эта компания будет развивать Единую биометрическую систему (ЕБС), оператором которой до сих пор был один «Ростелеком».

Как пояснил глава «Ростелекома», смысл создания СП — в объединении усилий для ускорения внедрения биометрических технологий как в государственные сервисы, так и в целом на рынок. Он назвал объединение «органичным»: стороны сосредоточат в СП профильные экспертизы, ПО, инфраструктуру, наработки по информационной безопасности. Доли компаний в уставном капитале будут паритетными, также обсуждается возможность вхождения в него государства. Участие государства «станет гарантией, что Единая биометрическая система будет работать и развиваться в интересах всего рынка, кроме того, ЕБС получит статус государственной информационной системы». Осеевский назвал такую конструкцию уравновешенной. Задачи привлечь других партнеров в СП нет. При этом он подтвердил информацию собеседников РБК о том, что «Ростелекому» и Сбербанку было непросто договориться.

— А как вы представляете встречу двух «слонов»? Она всегда будет непростой. В любом бизнесе много нюансов. И Сбербанк, и «Ростелеком» огромные компании с гигантским опытом, мы исходили из того, что правильнее на берегу договориться, прежде чем прыгнуть в реку.

По словам Осеевского, сейчас в ЕБС около 200 тыс. биометрических слепков, тогда как база, которую собрал Сбербанк, содержит миллионы образцов.

— Я уверен, что в достаточно короткие сроки база ЕБС может выйти на уровень 30–40 млн слепков, что будет огромным шагом вперед — база увеличится на несколько порядков. Рассчитываем, что начало сбора биометрических данных в МФЦ будет также стимулировать рост базы. Большое количество зарегистрированных в системе граждан дает возможность всем, кто захочет использовать биометрические технологии, очень быстро интегрировать их в свой бизнес и начать получать отдачу. Наша задача — ускорить запуск массовых сервисов с использованием биометрической идентификации. Например, оплату по лицу проезда в транспорте или покупок товаров и услуг. Видим большие перспективы для образования, например для дистанционной сдачи экзаменов. В дальнейшем эти технологии можно будет использовать в дистанционном электронном голосовании, где вопрос идентификации очень важен. Есть потребность идентификации граждан в судопроизводстве. Причем не только в уголовных, но и в гражданских судах. Зачастую сегодня людям нужно ехать к мировому судье за 100, 200, 300 км.

Однако на ближайших выборах в Госдуму ЕБС использоваться еще не будет, оговорился Михаил Осеевский. СП рассчитывает в перспективе получать плату за каждое использование биометрического образца. Ее размер глава «Ростелекома» не назвал.

— У нас, конечно, есть модель, которая предполагает, что за каждое использование биометрического образца бизнес будет платить по определенному тарифу. Подчеркну: покупатель, частное лицо за это платить не будет. С созданием СП и ростом базы мы видим резервы для снижения текущего уровня тарифов. Мы стремимся перейти на разумные рыночные ставки, в том числе с учетом мирового опыта. Поскольку благосостояние СП будет зависеть от частоты обращений к системе, мы заинтересованы в том, чтобы биометрические технологии максимально быстро внедрялись во все сферы жизни страны — СП будет жить с оборота.

Об эффектах пандемии

— 2020 год, как ни странно, оказался очень успешным с точки зрения нашего бизнеса. Пандемия ускорила внедрение цифровых технологий в семьях, бизнесе, образовании и государстве в целом. Новые и существующие клиенты увеличили потребление наших сервисов. Но есть и оборотная сторона медали: заметно вырос трафик, это потребовало от нас расширения пропускной способности сетей, увеличения мощности дата-центров, то есть инвестиций. Главный вывод, который сделан по итогам прошлого года, заключается в том, что масштаб «Ростелекома» накладывает на него особенную ответственность. Это не пафосные слова. Сложно представить, как бы все мы прошли удаленку без нашей инфраструктуры. Наша компания обязана соответствовать требованиям людей, бизнеса, государства по надежности, качеству и уровню обслуживания.

Также пандемия, по словам Осеевского, ускорила внедрение технологий дистанционной работы. У компании на пике 45 тыс. человек работали из дома и сейчас — несколько десятков тысяч. Опросы сотрудников показали, что они по-разному отнеслись к удаленке: кто-то хочет каждый день ходить в офис, кто-то несколько дней в неделю, кто-то вообще не хочет возвращаться в офлайн. Поэтому «Ростелеком» будет использовать гибридный формат для тех профессий, специальностей и функционала, где это возможно. При этом отказываться от каких-то из имеющихся у компании офисных помещений она не готова.

— Если говорить про корпоративный центр, то мы сконцентрировались в нескольких локациях и исходим из того, что компания будет расти. У нас происходит цифровая трансформация. Появляется все больше программистов, пентестеров, ИТ-архитекторов и других цифровых специалистов. Поэтому мы верим, что недвижимость все равно потребуется.

О рисках третьей волны

— Мы думаем не о волнах, а о том, как нам обслужить наших клиентов, независимо от того, где они будут — дома или в офисе. За прошлый год стало понятно, что нужно быть готовым к любому формату, причем действовать очень быстро в зависимости от развития событий. Конечно, нас настораживает ситуация в других странах, в Европе в первую очередь. Не знаю, какие ограничения будут приняты, уже закрыли выезд в Турцию, другие страны сами по себе закрыты. Будем надеяться, что новой завозной волны не будет. Но, конечно, внутри страны летом люди будут больше ездить, загорать, гулять, никаких масок на них не будет, поэтому ситуация может несколько ухудшиться. Хотя вакцинация идет, у нас привиты все правление и практически весь топ-менеджмент, мы все с антителами. Всячески пропагандируем вакцинацию и считаем, что это хорошо.

Пять фактов о Михаиле Осеевском

30 ноября 1960 года родился в Ленинграде, в 1983 году окончил Ленинградский политехнический институт им. М.И. Калинина по специальности «инженерная электрофизика».
1993–1999 годы — был заместителем управляющего, а затем управляющим Санкт-Петербургской валютной биржи.
2003–2011 годы — вице-губернатор Санкт-Петербурга, в 2011–2012 годах — заместитель министра экономического развития России.
С июля 2012 года по март 2017-го являлся заместителем президента — председателя правления банка ВТБ.
В марте 2017 года возглавил «Ростелеком».
Источник: http://top.rbc.ru/
19:28 Управляющий партнер iTech Capital — РБК: «Новая жизнь Aviasales в IPO»
19:25 Кто заработает на Евро-2020: экипировщики, спонсоры УЕФА, букмекеры
19:23 Вложиться в недвижимость, не покупая квартиру: помогут акции девелоперов
19:22 ИИС или брокерский счет: что выбрать и с какой суммы начать инвестировать
19:20 «Не имей любимчиков». Советы инвесторам от главы «ВТБ Капитал Инвестиции»
19:18 Дольше всех в США дивиденды платит водопроводная компания. Уже 205 лет
19:15 Oracle, АФК «Система», Adobe: за какими отчетами следить на неделе
19:14 «Отбить вложения, пока ребенок ходит в школу». Как найти дешевые акции
19:11 BofA рекомендует увеличить долю энергетического сектора в портфелях
19:10 Первая«мемная» акция Европы рухнула в Дании на 30%
19:09 Novavax объявила о 90% эффективности вакцины. Акции выросли на 11%
19:08 Эксперты прогнозируют рост вложений в мировые ETF до $15 трлн
19:07 Акции стартапа Lordstown рухнули на 22% после смены руководства
Еще материалы
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=555238 обязательна Условия использования материалов