Бюджетная вина: что изменение денежно-кредитной политики предвещает инвесторам


Отраслевой эксперт Майкл Баллангер описывает, как он защищает свой портфель на фоне меняющихся политических и финансовых ситуаций.

Стоит признаться: личный уровень ненасильственной терпимости многих подходит к концу, когда их заставляют слушать невыборных «авторитетов», стоящих перед телекамерами и читающих свои «подготовленные записи» с телесуфлеров без малейшего понимания того, о чем они говорят.

Еще хуже то, что избранные «представители граждан» любой страны, штата или провинции, стоящие на том же самом месте, приказывают населению «оставаться дома», предупреждая, что полиции было приказано наложить арест на тех, кто нарушит приказ, который так и не был узаконен.

Я живу в стране, граждане которой известны во всем мире своей вежливостью. Канадцы, как правило, довольно спокойные, редко высказывают жалобы или даже раздражение из-за повседневных неудобств, таких как длинные очереди в пивном магазине или ношение глупых масок, предназначенных для предотвращения распространения вирусов. Но даже они сейчас сходят с ума.

Наступление глобальной пандемии в первом квартале 2020 года ознаменовало своего рода переломный момент в махинациях банко-политического картеля, контролирующего западное общество. С тех пор как в Канаде, так и в США произошел незначительный сдвиг в акцентах политических инициатив, но он также ощущается в Австралии и Новой Зеландии и в меньшей степени в Европе.

В течение последних трех десятилетий банко-политический картель следовал старой экономической политике «постепенного стимулирования», которая гласила, что если вы позаботитесь о богатых посредством снижения налогов и кредитов, их избыток денежных средств будет «стимулировать» низшие классы по мере создания рабочих мест, а богатство будет перераспределяться естественным и органичным образом среди населения, что позволит каждому получить законный шанс реализовать «Американскую мечту». Проблема заключается в результате такой политики, которая привела к тому, что весь производственный сектор экономики США был полностью уничтожен глобализацией, и вынудила семьи перейти к образу жизни DINK (двойной доход без детей), в основном в сфере услуг, которая требовала высшего образования и не принимала выпускников только средних школ, которые раньше десятилетиями работали в автомобильных и текстильных секторах.

Итак, после краха доткомов в 2001 году центральные банки и политики предприняли маниакальную феерию с надуванием пузырей, в попытке вернуть себе пьянящие дни процветания 1990-х и сбалансированных бюджетов. Прежде чем успели произнести «количественное смягчение», в мире случился спроектированный Уолл-стрит «Великий финансовый кризис», который привел к «Великой финансовой помощи» (со стороны налогоплательщиков банков). Это, в свою очередь, привело к рекордным бюджетным дефицитам, в то время как 1% самых богатых наемных работников в США (и за рубежом) имеют самый большой процент финансовых активов и недвижимости в истории.

Все это время Джон Доу ждет свой «стимулирующий чек», отказавшись от поиска работы, потому что McDonald's установила роботизированные машины для переворачивания бургеров во имя «повышения производительности».

Бюджетная вина: что изменение денежно-кредитной политики предвещает инвесторам


Однако, пока элита умоляет граждан поставить вакцину, и по мере того, как глобальная экономика (за исключением Канады) открывается и возвращается к нормальному состоянию, я вижу признаки того, что поначалу было незаметным, но в последнее время ставшее явным изменением тона и структуры политических инициатив.

В то время как в период 2009-2021 годов доминировало обеспечение выживания и процветания элитного класса с помощью денежно-кредитной политики, эта новая парадигма, пришедшая с массовыми расстрелами и растущими социальными беспорядками, представляет собой передачу факела от центральных банков, которые контролируют «цену» денег политикам, которые контролируют фискальную политику и, следовательно, «распределение» денег.

От Гринспена до Пауэлла, включая всех промежуточных марионеток, шла пятидесятилетняя кампания по сохранению богатства в руках «тех, кому оно принадлежит» (богатых). Но теперь, когда граждане больше не позволяют вытирать об себя ноги, бремя гражданского порядка было передано правительственным органам, чья работа обеспечить, чтобы разгневанная толпа успокоилась за счет финансовой щедрости, которая может быть предоставлена только государством.

Для меня как инвестора это означает, что действия ФРС больше не будут связаны с текущим уровнем инфляции, а скорее со средним уровнем инфляции. Это означает, что они останутся «адаптивными», даже если темпы инфляции достигнут 5–6%, потому что они «средние», а не «текущие».

Мне также кажется, что стимулирующие пакеты администрации Байдена (которые включают в себя инфраструктуру) нацелены на заработные платы, потому что лучший способ сократить эти массовые расстрелы и ускорить публичные демонстрации — это вложить деньги в виде рабочих мест в решение проблемы.

Поскольку средний управляющий портфелем преуспел за три десятилетия управляемой ФРС дезинфляции, когда 40% -ная позиция в долгосрочнвх облигациях представляла собой страховой полис для вложений в акции, эта новая парадигма устранила это страхование, поскольку налогово-бюджетная политика, нацеленная на ускорение роста заработной платы, фактически гарантирует что «средний уровень инфляции» превысит уровень, при котором портфели начнут рушиться. Распадется не только портфель акций, подумайте о держателях государственных облигаций с высокой долей заемных средств, где скачок доходности на 50 базисных пунктов приводит к испарению капитала. Затем рассмотрите стоимость процентов для правительства, которая возникает при повышении доходности, хотя это будет малозначительно только потому, что ФРС в любом случае будет владеть всем государственным долгом.

Для меня это означает, что я должен создать портфель, который сможет успешно ориентироваться в финансовом ландшафте, больше не способствующем дезинфляции, но активно и агрессивно способствующем инфляции заработной платы за счет инфляции цен. Когда карнавальные зеваки, возглавляющие ФРС США, говорят вам, комментируя недавнее повышение потребительских цен, что «мы считаем, влияние на инфляцию не будет ни особенно большим, ни постоянным», они с самого начала противоречат себе, потому что цена, растущая на потребительском уровне, — это и есть «инфляция». Что меня поражает, так это бездушие, с которым Джером Пауэлл отвергает «поддержание стабильности цен», одну из двух основных задач ФРС и причину самого ее существования.

В портфеле Майкла Баллангера содержится в основном золото и серебро, а в последнее время — медь и уран, в основном из-за необходимости приспособиться к этому гигантскому сдвигу в политике, но и из желания получать прибыль, поскольку целые поколения управляющих портфелем и консультантов по вопросам благосостояния призывают воспользоваться активно продвигаемой налогово-бюджетной и денежно-кредитной политикой, которая способствует темпам инфляции, невиданных более сорока лет. Это предполагает будущую повышенную волатильность, но также и повышенную неопределенность. Несомненно то, что хранить свое богатство в облигациях, как государственных, так и корпоративных, — заведомо гиблое дело.

Поскольку факел банко-политической политики передается «из слабых рук», важно знать, «кому» он передается. Вспомните бессмертные слова покойного президента США Рональда Рейгана: «По мере расширения правительства свобода сужается». Умный был человек.
Источник: https://www.zolotoy-zapas.ru/

Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=555286 обязательна Условия использования материалов