«Мы хотели быть ледоколом, который ломает лед между регулятором и индустрией»: как ЦБ тестировал криптопроекты и что из этого вышло

Банк России в отчете за 2020 год сообщил, что в прошлом году протестировал три проекта по цифровой валюте. Это проекты платежного сервиса Joys, «Норникеля» и ассоциации РАКИБ, выяснил Forbes. Как проводилось тестирование и зачем бизнесу песочница регулятора?

О том, что Банк России начал тестировать в своей регулятивной песочнице проекты по цифровой валюте, говорится в отчете регулятора о его работе за 2020 год. ЦБ пилотировал платежный сервис с использованием цифровой валюты, сервис для инвестиций в цифровую валюту и сервис коллективного майнинга цифровых валют. Речь шла о проектах стартапа Joys, «Норильского никеля» и ассоциации РАКИБ. Их представители подтвердили это Forbes. Центробанк не ответил на запросы Forbes.

Регуляторная песочница ЦБ — это своеобразная площадка, механизм с особым правовым статусом. Он позволяет протестировать новые проекты, для которых еще нет законодательства. Если тестирование в песочнице пройдет успешно, ЦБ может разработать законодательство для запуска таких проектов. Чтобы проект попал в песочницу, он должен быть экономически эффективным, инновационным и легко масштабируемым.

Как проходило тестирование и что дало проектам?

«Мы пришли в здание на Неглинной и принесли кассу»
Один из проектов, который пилотировался в песочнице ЦБ, — платежный сервис на технологии блокчейн Joys, созданный в 2018 году. Тогда вокруг криптовалют был ажиотаж, вспоминает генеральный директор компании Андрей Михайлишин. «Мы тогда изучили, каких сервисов еще не существует для этой новой формы денег и решили запустить платежную систему, чтобы дать возможность расплачиваться за товары биткоинами, «эфиром» и остальными деньгами», — рассказал он Forbes.

Платформа Joys Platform OÜ и одноименная компания с финансовой лицензией зарегистрированы в Эстонии, где законодательно разрешены операции с криптовалютой. Там ее можно поменять на евро, а дальше менять эти деньги на любую другую валюту. Для подключения кассового оборудования к платформе используется открытый API, то есть открытый доступ. С помощью электронного кошелька можно расплатиться за любой товар в магазине — когда пользователь Joys покупает товар за криптовалюту, его деньги конвертируется в евро в Эстонии, потом евро приходят на счет пользователя в России и конвертируются в рубли, а затем отправляются на счет магазина. Все это происходит автоматически. Для пользователя это выглядит так, будто он оплачивает товар криптовалютой. Но формально он покупает за рубли. Joys работает по принципу банковских карт, привязанных к иностранной валюте.

Деньги на счет магазина поступают на следующий банковский день. Для ретейлеров есть комиссия в 1-1,5% от суммы операции. Пользователи Joys тоже платят комиссию, ее размер устанавливает биржа, на которой в рамках проекта Joys можно купить криптовалюту — это LATOKEN и P2PB2B.

Платежная система Joys не нарушает закон о «Цифровых финансовых активах», вступивший в силу 1 января 2021 года, утверждает Михайлишин. Он формально запрещает использование криптовалют в качестве платежного средства. Однако Joys работает по принципу банковских карт, привязанных к иностранной валюте.

В России для запуска такого проекта необходима банковская лицензия, поэтому Joys заключил партнерство с компанией «РИБ», у которой она была. Вместе они подали заявку в регуляторную песочницу ЦБ.

«Поскольку и ЦБ негативно относится к криптовалютам и криптоиндустрия очень негативно относится к ЦБ, мы хотели быть ледоколом, который ломает лед между регулятором и индустрией. Отчасти нам это удалось», — сказал Михайлишин.

Joys приняли в песочницу в конце октября 2019 года. Первая встреча в рамках пилотирования проходила в ноябре. «Мы вчетвером пришли в здание на Неглинной (где находится главное здание Банка России. — Forbes) со своим оборудованием: принесли кассу, чтобы показать в режиме реального времени, как работает наша платежная система», — рассказал Михайлишин.

На встрече были менеджеры ЦБ и представитель Минэкономразвития (Forbes направил запрос в министерство). «После презентации и длинной двухчасовой дискуссии он подошел к нам, пожал руки всем четверым спикерам и сказал: «Молодцы, ребята! Стране такие проекты и сервисы нужны», — вспоминает Михайлишин.

После очной встречи началось пилотирование: несколько месяцев работы. В это время разные департаменты ЦБ знакомились с решениями Joys и присылали домашние задания — как модернизировать систему, как подвести ее под российское законодательство. «Замечания ЦБ были толковые, особенно в части усиления безопасности в системе. Мы их учли», — отметил Михайлишин.

В феврале 2020 года пилотирование завершилось. Несмотря на неформальные положительные отзывы, как утверждает Михайлишин, комитет ЦБ по развитию финансового рынка признал нецелесообразным использование сервиса из-за высоких рисков нарушения закона об отмывании доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма, говорится в материалах ЦБ по итогам пилотирования, которые изучил Forbes.

Это не означает полный запрет, пояснил Михайлишин. Частично пилот носил и образовательную миссию. По словам Михайлишина, ЦБ было интересно узнать, как можно проанализировать источник происхождения криптовалют. Платежная система Joys проводит скоринговые операции с сервисом Crystal, который как раз позволяет узнать, не прошла ли криптовалюта через даркнет или через черные списки частных компаний или европейских регуляторов. После пилотирования проекта для криптовалют руководители Joys поняли, что их инфраструктура хорошо сочетается с Системой быстрых платежей (СБП). Так Joys стал агентом для подключения торгово-сервисных предприятий к СБП. Платформа идеально подходит и для развития цифрового рубля, над которым сейчас работает ЦБ, считает Михайлишин.

Интересная деталь: у РИБ, который был партнером сервиса, когда его пилотировали в ЦБ, в итоге Банк России отозвал лицензию 2 апреля 2021 года. После этого Joys временно приостановил работу платежного сервиса и сейчас готовится подписать договор с банком «Держава» и возобновить работу через месяц, сказал Михайлишин.

В банке считают это не партнерством, а сотрудничеством, сказал Forbes предправления банка «Держава» Алексей Скородумов. «Нам понравился ряд возможностей, которые предлагает своим пользователям система Joys. Например, возможность превратить криптовалюту во что-то полезное, к примеру, конвертировать в привычные деньги и оплатить ими товары или услуги в России. В обратную сторону — на вывод средств из России или на покупку криптовалюты — услуги предоставляться не будут, банк видит в этом риски для себя и своих клиентов», — уточнил он.

«Мы надеялись установить модель на оборудовании ЦБ, но регулятор отказал»
Сервис коллективного майнинга «Национальный майнинговый пул» (НМП) — еще один проект, который проходил тестирование в песочнице ЦБ. Это программное решение, которое позволяет майнерам объединиться в пул и получать легальную прибыль, которая бы облагалась налогом. Эту идею уже несколько лет пытается реализовать Ассоциация разработчиков и пользователей технологии блокчейн (РАКИБ).

Объединение в пул на специальной платформе помогло бы майнерам увеличить общую производительную компьютерную мощность. Кроме того, их было бы проще контролировать регуляторам. Для присоединения к проекту майнеру достаточно было бы оформиться как самозанятый или индивидуальный предприниматель и пройти регистрацию на платформе. Таким образом, платформа НМП позволяет деанонимизировать майнеров и собрать данные о них. Криптовалюту они могли продавать на зарубежных площадках, в России приходила бы валютная выручка, которая распределялась бы между майнерами пропорционально мощности их оборудования, сказал Forbes директор проекта Александр Григорьев. Они имели бы возможность заплатить налоги. Участники рынка заинтересованы в увеличении инвестиций, а это невозможно без легализации доходов, добавил он.

Сейчас рынок российских майнеров оценивается примерно в 7% от мирового: доход российских биткоин-майнеров в 2019 году составил почти $400 млн, говорится в презентации РАКИБ для Банка России, которую изучил Forbes.

Но большая часть этих средств выведена за пределы России. По количеству майнеров страна входит в тройку крупнейших в мире, утверждает Григорьев. Майнеры вынуждены искать нелегальные обменники или выводить криптовалюту через иностранные сервисы, поэтому налоги уходят в другие страны. Легализация доходов российских майнеров позволила бы привлечь дополнительные налоговые отчисления в 2 млрд рублей в год, говорится в презентации РАКИБ. Кроме того, снизился бы отток средств майнеров за рубеж, а это еще 25 млрд рублей в экономике России в год.

Во время пилотирования в течение нескольких месяцев команда менеджеров со стороны ЦБ задавала вопросы по каждому пункту в заявке. К примеру, они спрашивали, есть ли возможность нелегально зарегистрироваться и вывести намайненную валюту, можно ли взломать личный кабинет майнера. «На все вопросы мы подробно отвечали. По нашему мнению, мы нашли доводы, чтобы развеять возможные сомнения ЦБ еще на очном пилотировании», — считает Григорьев. Затем у Григорьева и команды проекта была очная встреча с командой Центробанка, на ней представители РАКИБ продемонстрировали функционирование модели майнингового пула, рассказал он.

«Мы надеялись установить модель на оборудовании ЦБ, но присутствовавшие сотрудники отказали и предложили показать проект на своем. Мы показывали всю процедуру от момента регистрации майнера в пуле, до получения дохода, продемонстрировали интерфейс платформы, показали как платформа получает информацию о доходности и как проходит платеж, как отчисляются налоги», — рассказывает он.

Но в конце концов РАКИБу отказали из-за несоответствии текущему законодательству, говорит Григорьев. Когда закон о цифровых активах вступил в силу, РАКИБ подал регулятору письмо о пересмотре решения. ЦБ вновь отказал ассоциации, отметив высокий риск отмывания преступных доходов. «С таким подходом можно было и не проводить пилотирование», — разочарован Григорьев.

Формально ассоциация может запустить проект и без одобрения ЦБ, уверен он. Иногда майнеры получают прибыль и объясняют ее получение продажей программного кода или вознаграждением за решение математических задач. Однако задача РАКИБа в этой ситуации — оформить «белую поляну», говорит Григорьев. Кроме того, российские банки вряд ли захотят работать с криптовалютой, говорит он. Ведь в этом случае они рискуют потерять лицензию из-за антиотмывочного закона (115-ФЗ).

«Новые возможности финансирования бизнеса»
Третий проект — платформа для инвестиций с использованием стейблкоинов (цифровая валюта, обеспеченная реальным активом) — пилотировал «Норильский никель». О том, что компания разрабатывает платформу по торговле токенами, обеспеченными металлами, совладелец компании Владимир Потанин рассказывал еще в 2019 году в интервью Bloomberg. «Люди все больше и больше склоняются к использованию децентрализованных сетей и платформ. Мы хотим быть активными участниками этого процесса», — говорил миллиардер.

В феврале 2020 года компания объявила, что проект по выпуску и обращению токенов на товары, в том числе металлы, которые производит «Норникель», прошел тестирование в регулятивной песочнице ЦБ. И получил одобрение регулятора. Сервис «Норникеля» позволяет инвестировать в обеспеченные токены (Asset-Backed Coin), говорилось в пресс-релизе компании. Проект должен дать организациям возможность выпускать токены, привязанные к стоимости какого-либо актива, например золота. Обеспечивать токен могут биржевые товары (золото, палладий, газ, нефть), права требования, финансовые инструменты, недвижимость и другие активы. Купить токены сможет широкий круг инвесторов.

«Выпуск на блокчейн-платформе гибридных токенов, сочетающих сразу несколько видов цифровых прав, — это очень гибкий инструмент, который откроет новые возможности финансирования бизнеса и расширит инвесторам доступ к перспективным финансовым инструментам», — приводились в пресс-релизе ЦБ слова директора департамента финансовых технологий Банка России Иван Зимин.

Инвестиции Потанина в подобные цифровые проекты составляют около $100 млн, писал РБК. «Норникель» стремится продавать 20% металла через криптоплатформу в ближайшие несколько лет.

В тот момент ЦБ одобрил проект с оговоркой, что он может быть реализован после вступления в силу закона о цифровых активах. 1 января 2021 года этот закон вступил в силу.

В декабре 2020 года палладиевый фонд Global Palladium Fund, учрежденный «Норникелем», выпустил первые токены для перевода в цифровой формат части контрактов с двумя компаниями — Traxys и Umicore, рассказал компания. Global Palladium Fund выпустил токены на цифровой платформе Atomyze, созданной при поддержке ряда международных инвесторов.

Пресс-служба «Норникеля» не ответила на дополнительные вопросы Forbes.
Источник: http://www.forbes.ru/
20:19 РУСАЛ - миллиард пересчитал
20:18 Медь - металл будущего, а Freeport McMoRan - король меди
20:17 Главы Exxon, Shell и Total допустили возвращение цен на нефть к $100
20:16 Какие европейские акции покупать: топ-10 от Goldman Sachs
20:15 Китайский конкурент Tesla решил привлечь на бирже Гонконга до $2 млрд
20:13 Кэти Вуд купила акции криптобиржи Coinbase. Воспользовалась обвалом
20:04 Цена нефти Brent превысила $76 впервые с октября 2018 года
19:20 MotorTrend: «Да, Tesla Model S Plaid может разгоняться от 0 до 60 миль в час за 2 секунды. Но есть
19:19 8 акций с дивидендной доходностью до 8%
19:18 ОПЕК+ может увеличить добычу нефти
19:17 Корреляция между акциями и облигациями вернулась в отрицательную территорию
19:16 Glencore: Китай не сможет долго сдерживать рост цен на сырье
19:15 Биткоин может упасть ниже 10 000 долларов, если этот технический сигнал верен
Еще материалы
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=560632 обязательна Условия использования материалов