Хороших сценариев нет: почему мировой фондовый рынок близок к новому кризису

Разговоры о кризисе начинаются, как правило, когда он уже в разгаре. До этого обсуждать угрозу в инвестиционном сообществе не принято. Международный финансовый консультант, автор книги «Когда плохо — это хорошо» Исаак Беккер предлагает нарушить устоявшуюся традицию и поговорить уже сегодня о том, что нас может ждать в ближайшей перспективе

История фондового рынка показывает, что время от времени его навещает очередной кризис, который, как настоящий чистильщик, выметает с рынка весь накопившийся там мусор и приводит оценку активов в соответствие с их реальной стоимостью, что создает условия для дальнейшего здорового роста. Чем дальше оттягивается по тем или иным причинам подобная «генеральная уборка», тем жестче и дольше она проходит.

К сожалению, мы не можем предсказать, когда будет очередной кризис. Вместе с тем он уже назрел и находится где-то совсем близко. Большинство профессиональных инвесторов не сомневаются в этом. Более или менее ясна и его причина: это многолетняя политика количественного смягчения, которую проводят центральные банки США и Европы со времен кризиса 2008-2009 годов. Лекарство в больших количествах рано или поздно становится ядом.

Идеальный вариант
Для современного инвестора лучшим вариантом следующего кризиса был бы сценарий марта 2020 года, когда из-за угрозы глобальной пандемии рынок стремительно просел. Падение индекса S&P 500 со своего пика 10 февраля до 16 марта составило почти 32%, а затем буквально за несколько месяцев рынок восстановился и до конца года продолжал уверенно идти вверх. Под усиленные призывы брокеров «инвестируют все» миллионы людей во всем мире вложились в ценные бумаги и, как правило, не пожалели об этом. Думаю, что такой кризис, такую молниеносную войну ждут и сейчас, и к ней большинство игроков уже хорошо подготовлено.

К сожалению, все эти люди могут быть разочарованы, так как причиной грядущей катастрофы будет, вероятнее всего, лопнувший пузырь (bubble) на фондовом рынке, а это совсем другая история. Конечно, не хочется уподобляться генералам, которые каждый раз готовятся к прошлой войне. Марк Твен говорил, что история не повторяется, а рифмуется. Какая будет рифма в этот раз? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понять, что общего между разными кризисами, которые при этом все начинаются с лопнувшего пузыря. По существу, этот единственная ниточка, за которую в данной ситуации можно зацепиться.

Я бы выделил три ключевые характеристики, которые присущи данному классу кризисов на фондовом рынке:

большая глубина падения;
наличие «медвежьих» ралли;
длительное восстановление.

Так далеко и так близко
Начнем с краха 1929 года, который до сих пор наводит ужас на всех инвесторов и во многом является модельным сценарием. Падение в тот раз продолжалась несколько лет и завершилось только в 1932 году. За это время индекс Доу Джонса потерял почти 90%. Однако это не все: на пути вниз было и большое «медвежье» ралли в 1930 году, которое многие восприняли как окончание кризиса, что оказалось роковой ошибкой для большинства инвесторов. Кстати, в числе «лузеров» был и основоположник стоимостного инвестирования Бенджамин Грэм, который потерял в тот раз 70% своего капитала.

Казалось бы, что общего между этим крахом и кризисом в Японии, который принято датировать 1991 годом, хотя пик фондового рынка был достигнут в конце 1989 года. Однако и здесь мы видим сходство в глубине и длительность падения. Только в марте 2009 года Nikkei 225 достиг своего 27-летнего минимума, что в итоге вылилось в падение индекса на 81,2% от его пиковых значений в начале кризиса. За эти годы рынок не раз подавал сигналы о восстановлении, но каждый раз все заканчивалось еще большим падением. Японский кризис во многом был связан с тем, что сейчас называют политикой «количественного смягчения». Дешевые и доступные деньги стали одной из ключевых причин превращения японского чуда в эпоху биржевого застоя.

Очень похоже
Интересен и более близкий к нам доткомовский пузырь 2000 года. Падение, начавшееся в марте 2000-го, длилось почти два с половиной года, сопровождаясь многочисленными «медвежьими» ралли, которые еще больше опустошали карманы частного инвестора. Только в октябре 2002 года Nasdaq достиг дна, обвалившись на 78% со своей вершины 10 марта 2000 года.

Многие аналитики отмечают сходство того периода с происходящем на рынке сейчас. В обоих случаях мы видим стремительный рост акций технологических компаний. Так, с 1995 по 2000 год индекс Nasdaq вырос на 400%, а значение его P/E достигло 200. Десятки крупных компаний в 1999 году — накануне кризиса, «прыгнули» на 900-1000%. Добавлю одну, на мой взгляд, важную деталь: тогда процентная ставка была 5,85%, а сейчас она равна практически нулю. Это, к сожалению, не добавляет оптимизма в оценке перспектив нынешнего рынка.

Последний из серии
Хотя кризис 2008 года не принято связывать напрямую с рыночными пузырями, его первопричиной был перегрев рынка ипотечного кредитования. За время кризиса индекс S&P 500 упал почти на 50%, но продолжалось это не так долго, как во время сдувания классического пузыря. Однако восстановление рынка затянулось на целых пять лет. И этот параметр является третьим существенным фактором исследуемых нами кризисов.

Как правило, в случае «bubble-кризисов» мы сталкиваемся с очень длительным периодом возвращения фондового рынка на докризисный уровень. Так, после краха 1929 года значение индекса Доу Джонса вернулось на свою исходную позицию только в начале 1950-х. Японский Nikkei 225 до сих пор не достиг своего максимума 1989 года. Индексу Nasdaq потребовалось более 10 лет, чтобы вернуться к уровню начала 2000 года. Эти факты крайне важны и требует к себе очень внимательного отношения со стороны частных инвесторов.

Готовимся к плохому
Главный итог нашего небольшого исследования заключается в том, что хороших сценариев нет. Что следует предпринять? Прежде всего необходимо позаботиться о защите своего личного капитала, если вы не можете позволить себе существенное и/или длительное падение стоимости своих вложений.

Например, если вам 50+, а основная часть личного (семейного) пенсионного фонда инвестирована на фондовом рынке, скажем, преимущественно в технологическом секторе, то стоит хорошенько задуматься. А вот если вам 35-40 лет и вы копите на красивую старость, но «сидите», скажем, в индексе S&P 500, то особенно дергаться не стоит. Наоборот, если рынки припадут, то у вас появится хороший шанс продолжить свои накопления на «низах». Просто это нужно понимать, не паниковать и быть готовым.

Каждому инвестору (и не только начинающему) не помешало как можно быстрее пройти курс «молодого бойца» о том, как себя вести до и во время кризиса. Многие люди могут потерять свои деньги лишь потому, что они профессионально и психологически не подготовлены к резкому развороту рынка. И это не удивительно — последний кризис на глобальном рынке был почти 14 лет тому назад. Можно смело предположить, что большинство инвесторов, которые моложе 45 лет, знают об этом только из книжек и интернета. А это совсем другой опыт!
Источник: http://www.forbes.ru/
17:50 Криптовалюты подбросили стоимость доменных имен на сотни процентов
17:48 X5 Group: онлайн-конференция с компанией
17:45 «Все становятся богатыми (и веселятся), кроме меня»
17:38 Galaxy Digital стал провайдером ликвидности в биткоин-фьючерсах для Goldman Sachs
17:35 Золото как валюта
17:34 Регуляторы не хотят обращать внимание на риски CBDC
17:33 Промышленное применение платины
17:30 Доллар тянет криптовалюты и другие рисковые активы вниз
17:28 Ученые создали кристалл в 1,6 раза прочнее и жестче алмаза
17:04 Голая правда: как владелец эротического сервиса OnlyFans стал миллиардером благодаря пандемии
06:30 Дивиденды «Магнита» в 2021 году
06:12 «Я люблю, когда звонят телефонные мошенники!»
06:10 Джек Ма (Ма Юнь) Биография основателя Alibaba Group, самого богатого человека в Китае
Еще материалы
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=561964 обязательна Условия использования материалов