Инвестиции в РФ: динамика позитивная, но "вялая"

AGEA.TRADE

Может ли золото вернуться в качестве резервной валюты?

5$ Бездепозитный бонус 1$ Минимальный взнос 0% Комиссии за пополнение
По данным Росстата, в первом квартале 2021 г. зафиксирован прирост инвестиций как к первому кварталу 2020 г. (2%), так и к соответствующему периоду 2019 г. (4,8%). Это может свидетельствовать как о реальном окончании рецессии, так и о выделении в экономике ряда "передовых" секторов (стратегически важных в период пандемии) при торможении инвестиционного процесса в других ВЭД. Также можно говорить хотя и о позитивной, но весьма "вялой" общеэкономической конъюнктуре, а именно о росте инвестиций и ВВП примерно на 2% в год (как и до рецессии). При этом признаков ускорения инвестиционной динамики в соответствии с планами правительства (5,4% среднегодового роста инвестиций) пока не наблюдается, хотя объективные предпосылки к этому есть.

Быстрое преодоление кризиса при возврате к докризисной замедленной динамике

Индикаторы инвестиций, на наш взгляд, сейчас не менее важны, чем показатели ВВП, так как они говорят о скорости модернизации экономики; при этом их сегодняшний уровень (со снятой сезонностью) – на 2,4% ниже абсолютного докризисного максимума объема инвестиций, достигнутого еще в первом квартале 2013 г., то есть показателя более чем восьмилетней давности.

Говоря о динамике (но не об уровне) двух ключевых экономических индикаторов – инвестиций и ВВП, – можно отметить, что, с одной стороны, мы пока видим гораздо более высокую скорость выхода из кризиса, чем в ходе предшествующих двух рецессий, при этом нынешняя траектория восстановления напоминает очень сжатую букву V, а инвестиции растут уже в течение 9 месяцев, включая первый квартал 2021 г. С другой стороны, в первом квартале 2021 г. прирост ВВП после двух кварталов роста, по оценкам экспертов НИУ ВШЭ, наоборот, опустился в отрицательную зону, составив -0,30%% (рис. 1), что находится в диссонансе с более оптимистичными оценками Росстата, которые говорят о падении всего на -0,01%. Расхождение может, в частности, объясняться различием используемых методов учета календарного фактора и устранения сезонности.

Рис. 1. Динамика ВВП и инвестиций в основной капитал в реальном выражении в I кв. 2007 – I кв. 2021 гг., I кв. 2007 г. = 100% (левая ось), и прирост к предыдущему кварталу, п.п. (правая ось), сезонность устранена

Инвестиции в РФ: динамика позитивная, но "вялая"


Таким образом, на фоне повышательного тренда на многих сырьевых товарных рынках можно говорить хотя и о позитивной в целом, но весьма "вялой" экономической конъюнктуре в российской экономике. Ускорения инвестиционной динамики в соответствии с планами правительства пока не наблюдается, то есть события развиваются инерционно. Говоря это, мы имеем в виду, что достижение целей национального развития России в качестве одного из ключевых ориентиров экономической политики на период до 2030 г. предусматривает увеличение объема инвестиций в основной капитал на 70% по сравнению с 2020 г., то есть прирост в сопоставимых ценах на 5,4% в год. А этот ориентир в 2,5 раза превышает и текущие темпы роста, и среднегодовой прирост в размере 1,9% за 2011–2019 гг.

При этом ВВП, если учесть динамику первого квартала, растет неустойчиво, а июньский всплеск заболеваемости в России коронавирусом на фоне очень быстрого снятия большинства ограничений (которые к тому же слабо выполнялись населением), и медленных темпов вакцинации, к сожалению, может вызвать новую краткосрочную волну снижения и инвестиционной, и в целом экономической активности.

Инвестиции в сектора и COVID-19

На фоне падения инвестиций в целом за 2020 г. на -1,4% в последнем квартале прошлого года они выросли на +1,2% год к году, а в первом квартале 2021 г. рост составил уже +2,0% (как по полному кругу компаний, так и по крупным и средним предприятиям) на фоне продолжения падения ВВП темпами -0,7% год к году. Прирост же к первому кварталу 2019 г. составил 4,8% (табл. 1). Может показаться, что в целом объем инвестиций заметно превышает "доковидный", однако, это, если удлинить ретроспективный временной горизонт, не так: "золотой период" инвестиционной активности в российской экономике приходится на более ранний период 2000–2013 гг. со среднегодовым приростом в 9,1% и максимумом по объему в начале 2013 г. Кроме того, для понимания ситуации следует рассмотреть и структуру инвестиций в 2020 г., поскольку хорошо известно, что кризис, индуцированный пандемией, дал большие возможности одним отраслям, существенно ослабив при этом другие.

При использовании данных со снятой сезонностью в динамике инвестиций наблюдается аналогичная картина (2% годового роста при +0,5% к предыдущему кварталу в начале текущего года). Анализ этих данных показывает, что по итогам первого квартала 2021 г. инвестиции были на 0,7% ниже докризисного локального максимума последних лет, достигнутого в третьем квартале 2019 г. При этом ВВП был на 2% ниже абсолютного максимума, достигнутого в четвертом квартале 2019 г., что, помимо прочего, говорит о том, что торможение инвестиционной активности в российской экономике началось еще за несколько месяцев до пандемии и падения ВВП, и в связи с этим (но не только поэтому) прогнозировать сроки полного восстановления докризисных объемов инвестиций и ВВП пока весьма сложно (табл. 1; табл. П1 и рис. П1 и П2 в Приложении).

Добывающая промышленность переживает не лучшие времена: снижение инвестиций в первом квартале 2021 г составило здесь 6,3% к первому кварталу 2020 г. и 6,7% к аналогичному периоду 2019 г. (табл. 1). Играет роль не только непростое положение нефтегазовой отрасли, столкнувшейся с вынужденным ограничением добычи нефти (снижение в январе-апреле 2021 г. на 10% год к году), но и падение объемов производства сжиженного газа (почти на 5%). В результате, несмотря на рост в этом году добычи природного газа на 11%, инвестиции в нефтегазовый сектор снизились относительно первых кварталов 2020 и 2019 гг. на 13,5 и 3% соответственно (см. таблицу П1 в Приложении). При этом следует отметить положительные тенденции в добыче металлических руд, связанные с ростом цен на золото, а также с благоприятной текущей ситуацией на рынке алюминия, меди и других металлов. Это привело к росту инвестиций в рудный сектор на 36 и 52% соответственно.

Таблица 1. Инвестиции в основной капитал в I квартале 2021 г. в разрезе основных (укрупненных) видов экономической деятельности (без учета неформальной деятельности и малого бизнеса, за исключением первой строки)


Источник: Росстат, расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ

В обрабатывающей промышленности, напротив, наблюдаем наращивание инвестиций (+3,3% к первому кварталу 2020 г. и +7% к первому кварталу 2019 г.). Лидером по приросту инвестиций среди ее крупных секторов является автомобильная промышленность, увеличившая их относительно 2020 г. на 110%(!). Однако прирост к первому кварталу 2019 г. невелик (около 8%), что говорит о том, что для автопрома предковидный период был в плане инвестиций провальным; то же можно сказать о двух других лидерах по годовым темпам прироста инвестиций в текущем году – производстве одежды и мебели (табл. П1). Серьезный прирост инвестиций относительно первого квартала 2019 г. за счет быстрой динамики в 2020 г. отмечен также в производстве лекарств, резиновых и пластмассовых и прочих готовых изделий, продуктов питания (табл. П1 и рис. 2). Это отрасли-бенефициары тенденций последнего года.

В нефтепереработке и деревообработке ситуация обратная: для них 2020 г. – при падении инвестиций год к году более чем на 5% – оказался неудачным. Однако относительно 2019 г. инвестиции в этих двух секторах в первом квартале 2021 г. выросли на 35 и 15% соответственно.

Что касается сферы услуг, самый высокий прирост инвестиций в первом квартале 2021 г. к первому кварталу 2019 г. зафиксирован в здравоохранении (+113,8%), что легко объяснимо борьбой с пандемией (табл. 1). Однако значительная часть этого прироста образовалась еще в 2019 г., когда инвестиции в данный сектор выросли почти на 54%, а в 2020 г. они увеличились еще на 40% год к году.

Высокие приросты относительно первого квартала 2019 г. зафиксированы также в научной деятельности, образовании, индустрии культуры, спорта и досуга (на уровне 50–70%), однако здесь прирост к первому кварталу 2019 г. примерно в 3–4 раза превышает таковой к аналогичному периоду 2020 г., поскольку пандемия резко замедлила темпы инвестиций, хотя и сохранила их на уровне заметно выше средних по экономике. Однозначное снижение инвестирования (за оба периода) зафиксировано в сильно пострадавшей от пандемии сфере гостеприимства, а также в деятельности по операциям с недвижимостью.

В целом, по сравнению с 2019 г., большинство отраслей промышленности либо нарастили и производство, и инвестиции, либо продолжали наращивать производство при снижении инвестиций, с задействованием имеющихся незагруженных производственных мощностей (рис. 2). При этом нефтедобыча и в целом добыча полезных ископаемых характеризовались спадом и производства, и инвестиций. Падение цен на нефть и последовавшее соглашение ОПЕК+ о сокращении добычи нефти существенно уменьшило инвестиционную привлекательность отрасли, и ситуация здесь, несмотря на естественный оптимизм заявлений руководителей многих нефтяных компаний, остается неопределенной. При этом добыча прочих полезных ископаемых, а также металлургия и полиграфия, характеризовались приростом инвестиций при спаде производства – здесь имели место своего рода "инвестиции в будущее".

Рис. 2. Прирост производства (январь-апрель 2021 г. к январю-апрелю 2019 г.) и инвестиций (I кв. 2021 г. к I кв. 2019 г.) в подотраслях добывающей и обрабатывающей промышленности, в %


Источник: Росстат, расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ

Финансирование инвестиционной активности

Важнейшими внутренними источниками инвестиций в России традиционно являются собственные средства (прежде всего прибыль), долгосрочные кредиты банков и выпуск долгосрочных облигаций, а также бюджеты всех уровней. Значение IPO акций, при всей их привлекательности, пока невелико – правами собственности на свои активы компании пока делятся неохотно. В первом квартале 2021 г. на собственные средства предприятий пришлось 63,7% всех источников, на кредиты банков и заемные средства других организаций – 15,1%, на бюджеты и внебюджетные фонды – 11,4%, на прочие источники – 9,8%. При этом особенно заметно по сравнению с первым кварталом 2020 г. увеличилась доля бюджетных средств и внебюджетных фондов – на 1,8 п.п.

Кризисные явления 2020 г., связанные с остановкой ряда производств и снижением цен на нефть, обусловили уменьшение балансовой прибыли экономики почти на 20% год к году. Однако в первом квартале 2021 г. ее прирост в годовом выражении составил уже +131% (рис. 3 и табл. 2). На фоне дискуссий о необходимости изъятия сверхдоходов, возникших в силу скачка экспортных цен у ряда сырьевых секторов (в частности у металлургов), можно отметить, что по экономике в целом ситуация с прибылью выглядит весьма сбалансированно. В условиях роста балансовой прибыли в первом квартале текущего года в 2,3 раза год к году относительно первого квартала 2019 г. прибыль снизилась на -6%, а вот относительно среднегодового уровня за 5 лет (2016–2020 гг.) заметный прирост действительно есть, но весьма умеренный (+37%).

Объем накопленной кредитной массы в нефинансовом секторе экономики в первом квартале 2021 г. вырос на 11,2% относительно того же периода прошлого года, или на 2874 млрд руб. относительно предыдущего квартала. Последнюю сумму наряду с объемом полученной в первом квартале прибыли тоже можно рассматривать как потенциальный источник инвестиций (рис. 3 и табл. 2). При этом объем накопленной массы выпущенных нефинансовыми предприятиями российской экономики долгосрочных облигаций составил в первом квартале 2021 г. 8579 млрд руб. (или 14% от кредитной массы), а прирост этой массы обязательств относительно предыдущего квартала впервые с начала 2013 г. стал отрицательным.

Рис. 3. Номинальные ежеквартальные объемы инвестиций в основной капитал и их финансовых источников (балансовой прибыли, прироста суммы выданных кредитов нефинансовому сектору и долгосрочных облигационных займов нефинансовых компаний), экономика России в целом, трлн руб.


Источник: расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ на основе данных Росстата и Банка России

Таблица 2. Объемы инвестиций в основной капитал по экономике в целом, внутренние источники их финансирования и показатели склонности к инвестированию в 2019–2021 гг., в текущих ценах, млрд руб. (если не указано иное)


Источник: расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ по данным Росстата и Банка России

В целом прирост своего рода условного показателя "кэш-флоу" (то есть суммы балансовой прибыли экономики, прироста кредитной массы и прироста облигационной массы за год) в российской экономике в первом квартале 2021 г. составил почти 30% год к году, а соотношение инвестиций в основной капитал и кэш-флоу составило около 50,4% против 61,0 и 61,6% в первые кварталы 2019 и 2020 гг. соответственно (табл. 2 и рис. 3). Это соотношение можно рассматривать как один из оперативных индикаторов, характеризующих склонность к инвестированию в российской экономике, а его динамика в абсолютном выражении и в сглаженном виде представлена на рис. 4. Из него видно, что хотя в последний год показатель склонности к инвестированию снижался со 121 до 104%, однако в целом он имеет волнообразный характер и были периоды когда объемы инвестиций превышали их условные источники примерно в полтора раза, как во второй половине 2016 – начале 2017 гг.

Рис. 4. Склонность к инвестированию: соотношение номинальных квартальных объемов инвестиций в основной капитал и их финансовых источников (объема балансовой прибыли по экономике в целом, прироста к предыдущему кварталу накопленного объема выданных кредитов нефинансовому сектору экономики и долгосрочных облигационных займов нефинансовых компаний), в %


Источник: расчеты Института "Центр развития" НИУ ВШЭ на основе данных Росстата и Банка России

В заключение можно отметить, что в трех последних версиях среднесрочного прогноза Минэкономразвития (включая вариант от апреля 2021 г.) на фоне ускорения роста инвестиций до 5% и более предусматривается увеличение роста ВВП в ближайшие годы в полтора раза по сравнению с консенсус-прогнозами Института "Центр развития" НИУ ВШЭ и Банка России, то есть до 3% и более. Таким образом, независимые эксперты в среднем более сдержанно по сравнению с официальными оценками оценивают перспективы роста российской экономики. Почему так происходит на фоне многих положительных характеристик российской экономики и ее инвестиционной привлекательности? К последним, в частности, можно отнести:

- емкий рынок (включая страны ЕАЭС);

- высокое качество рабочей силы;

- высокоразвитый национальный сектор ИКТ (Яндекс, формирующиеся экосистемы СБЕР, Тинькофф, МТС и др., интернет-торговля);

- заделы в ряде высокотехнологичных секторов (атомная промышленность, химическая промышленность, ЛПК, ВПК);

- ускоряющийся рост фондового рынка и IPO, а также рынка облигаций (в том числе на основе высокоразвитых ИКТ);

- наличие предпосылок для развития обрабатывающей промышленности в рамках мировой тенденции к ре- или бэкшорингу.

Возможно, эксперты считают, что быстрому запуску нового инвестиционного цикла за счет первичного импульса (своего рода "толчка") со стороны государственных инфраструктурных проектов (на что в прогнозах МЭР делается упор как на фактор ускорения роста ВВП) препятствует шоковая неопределенность экономической ситуации и серьезное падение в ходе пандемии загрузки производственных мощностей. В силу высокой зависимости роста инвестиций от уровня загрузки мощностей (которая, по данным опросов Росстата, за год пандемии упала на 5–10% в зависимости от сектора) основная причинно-следственная связь пока преимущественно может идти не от инвестиций к росту выпуска, а наоборот. Это означает, что простимулировать массированный приток инвестиций в экономику России сможет ускорение экономического роста за счет наличия уже существующих незагруженных мощностей, что в краткосрочном плане можно сделать за счет улучшения ожиданий бизнеса и роста оптимизма, задействования фактора низкого уровня товарно-материальных запасов (включить мультипликатор запасов), а также путем поддержания внутреннего спроса как второго по значимости (после неопределенности) фактора, сдерживающего в текущем плане экономический рост и инвестиционную активность, судя по опросам Росстата. Несомненно, рост также поддержит совершенствование "правил игры", развитие инфраструктуры и изменение структуры экономики (на что также указывается в официальных прогнозах), но это, однако, требует больше времени для претворения в жизнь по сравнению с отмеченными выше мерами текущего плана.

Мощная торговая платформа


AGEA предлагает драгоценные металлы, цифровые или криптовалюты, обычные валюты, товарные и индексные контракты, а также финансовые инструменты других классов активов через несколько торговых платформ

Источник: http://www.hse.ru/
19:54 Динамика показателей крипторынка в июле
19:52 Guardian: неподконтрольность биткоина напугала власти Нигерии
19:51 Итоги июля: фондовый рынок силен, но риски сохраняются
19:49 Биткоину не удалось закрепиться выше $40 тыс. Что думают аналитики?
19:49 Золото и рыночный страх
19:48 Криптовалюты осторожно ползут вверх
19:47 Майкл Сэйлор сравнил биткоин с собственностью, с которой не расстаются
19:45 Аналитик Ларк Дэвис рассказал о перспективных монетах
19:44 Начало августа - худшее время для инвестиций в США
19:43 Как не потерять деньги на бирже
19:42 Очередная распродажа?
19:41 Прошедшие дни выдались исключительно волатильными для цен на кофе
19:40 Софтверная компания Paycom Software стремится к максимумам?
Еще материалы
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=563220 обязательна Условия использования материалов