Российская платина и палладий – слишком важны для санкций

12 апреля 2022 goldenfront.ru | Платина Палладий Ронан Мэнли
| Слиток палладия от российского Красцветмета
Когда 7 марта Лондонская ассоциация рынка драгоценных металлов (LBMA) исключила 6 российских аффинажных предприятий из Лондонского списка надёжных поставщиков золота и серебра и тем самым заблокировала доступ на лондонский рынок любых новых золотых и серебряных слитков, произведенных этими аффинажными компаниями, без ответа остался вопрос, последует ли Лондонский рынок платины и палладия (LPPM) этому примеру, и исключит ли российские аффинажные компании из списка надёжных поставщиков палладия и платины.

Это не просто теоретический вопрос, поскольку двумя аффинажными предприятиями, исключенными LBMA из списков надёжных поставщиков золота и серебра, были ОАО «Красцветмет» (расположенный в Красноярске) и Приокский завод цветных металлов, а «Красцветмет» и «Приокский» также были аккредитованными аффинажными предприятиями в списке надёжных поставщиков LPPM для платины и палладия.

Для тех, кто читает блоги Bullion Star, эта головоломка LBMA - LPPM не была неожиданной, поскольку мы осветили ее 28 февраля, сказав, что:

“Следует также отметить, что LBMA так же управляет Лондонским рынком платины и палладия (LPPM), и две российских аффинажных компании включены как в текущий список надёжных поставщиков LPPM для платины, так и в список надёжных поставщиков LPPM для палладия, а именно “Красноярский завод цветных металлов имени Гулидова” и “Приокский завод цветных металлов” (они же «Красцветмет» и «Приокский»).

Что еще хуже, так как CMEGroup (оператор COMEX) более или менее клонирует списки надёжных поставщиков LBMA и включила 6 российских аффинажных предприятий в список «Одобренных брендов» COMEX, это вынудило COMEXпоследовать примеру LBMA 7 марта и исключить те же 6 российских аффинажных предприятий из списков «Одобренных брендов» по золоту и серебру, оставив Красцветмет и Приокский аффинажный завод в списке «Одобренных брендов» COMEX по платине и Красцветмет по палладию соответственно.

Непонятно как могла LBMA в Лондоне, как сказано в её заявлении в пресс-релизе 7 марта, приостановить деятельность 6 российских нефтеперерабатывающих компаний «с немедленным вступлением в силу» и «в свете санкций Великобритании/ЕС/США», в то время как ее родственная организация, LPPM в Лондоне, ничего не сделала в отношении Красцветмета и Приокского?

И как могла товарная биржа (COMEX) также 7 марта «немедленно» и «до дальнейших распоряжений», приостановить «утвержденный статус, гарантирующий поставки» для 6 российских аффинажных компаний для своих марок золота и серебра, оставив при этом «Красцветмет» и «Приокский» в списках одобренных брендов платины/палладия?

Ответ, конечно, заключается в деньгах и в том, что санкции - это политическое оружие, которое может игнорироваться на лицемерных закрытых встречах в City of London и Чикаго/Нью-Йорке, когда от этого сильно зависит конечный результат.

LBMA и LPPM - одинаковые люди, разные шляпы

Как отметил Питер Хобсон (Peter Hobson) из агентства Рейтер в статье от 8 марта под заголовком «Лондонский рынок разрешает российский палладий, заблокировав при этом золото»:

«Лондонский рынок платины и палладия (LPPM), отраслевая ассоциация заявила, что сохранит двух российских переработчиков, которых она аккредитует, в своем списке фирм «good delivery», чьё сырьё имеет право торговаться в Лондоне.

«По мнению трейдеров и аналитиков, исключение палладиевых аффинажных компаний из лондонской торговли усугубило бы опасения по поводу российских поставок что привело к рекордному росту цен».

8 марта LPPM также – с серьёзным лицом – добавила на свой сайт лицемерный пресс-релиз, в котором говорится:

ОБНОВЛЕННАЯ ИНФОРМАЦИЯ ПО ПЛАТИНЕ И ПАЛЛАДИЮ ОТ LPPM GOOD DELIVERY

В связи с ужасными событиями, происходящими в Украине, LPPMпересмотрел свой список надёжных поставщиков и санкции США, ЕС и Великобритании. По итогам этого обзора было принято решение не вносить никаких изменений в список надёжных поставщиков.

Однако мы будем продолжать следить за ситуацией и анализировать ее».

Другими словами, в связи с тем, что, по словам LPPM, «ужасные события» в Украине, LPPM решила ничего не делать, а все потому, что российские палладий и платина чересчур важны для санкций.

В тот же день агентство Рейтер опубликовало другую версию своей статьи от 8 марта – которая теперь доступна только на сайте NASDQ и называется «Российские аффинажные компании по-прежнему могут торговать, утверждает Лондонский рынок платины и палладия», в котором Питер Хобсон (Peter Hobson) написал, что:

«По итогам заседания Управляющего комитета LPPM…, не будет никаких изменений в нашем списке надёжных поставщиков,» сказал административный директор LPPM Джейн-Энн Уордли».

Таким образом, теперь мы знаем, что именно управляющий комитет LPPM принял решение о «невнесении изменений» в списки надёжных поставщиков LPPM, несмотря на то, что они назвали события в Украине ужасными.

Российская платина и палладий – слишком важны для санкций


Это большой клуб, и вас в нем нет!

А что или кто такой этот управляющий комитет LPPM?

На странице управляющего комитета на сайте LPPM мы видим, что в управляющий комитет LPPM входят лица, представляющие 9 крупных компаний, участвующих в мировом рынке платины и палладия, четыре из которых являются банковскими структурами. Этими 9 субъектами и их представителями являются:

Председатель – Джон Каллен (John Cullen), Johnson Matthey Plc (нефтеперерабатывающий завод в США/Великобритании)

Участники – Винсент Домиен (Vincent Domien), HSBC (банк)

Томас Кендалл (Thomas Kendall), ICBC Standard Bank (банк)

АнтонДаун (Anton Down), Royal Bank of Canada (банк)

Викас Чамария (Vikas Chamaria), T D Securities (банк)

Джон Меткалф (John Metcalf), BASF Metals Limited (трейдер - обратите внимание на BASF, поглотившую старую компанию Engelhard)

Энди Дэниел (Andy Daniel), Heraeus Metals Germany GmbH (немецкий нефтеперерабатывающий завод)

Джо Стефанс (Joe Stefans), MKSPampSA (швейцарский нефтеперерабатывающий завод)

Дэвид Джолли (David Jollie), Anglo Platinum Marketing Ltd (в составе Anglo American Platinum, горнодобывающая компания)

Примечание - Винсент Домиен (Vincent Domien), ныне работающий в HSBC, был директором Soc Gen в London Gold Market Fixing Limited (старый London Gold Fixing) до 30 августа 2019 года.

Семеро из этих участников управляющего комитета – действительные члены LPPM, а именно: HSBC, ICBC Standard, Toronto Dominion (TD), Johnson Matthey, Heraeus, MKSPAMP, и BASF Metals. Два других, Royal Bank of Canada и Anglo Platinum, - ассоциированные члены LPPM.

Так как в составе LPPM 14 действительных членов, остальные 7 действительных членов LPPM, не входящие в управляющий комитет – это 4 банка – GoldmanSachs, JPMorgan Chase, UBS и Standard Chartered Bank, а также 3 аффинажные компании драгоценных металлов - Metalor (Швейцария), Valcambi (Швейцария) и Tanaka Kikinzoku Kogyo (Япония).

Кроме того, к членам LPPM, «делающим рынок» (чьи торговые отделы осуществляют двусторонний рынок палладия и платины), относятся Goldman Sachs, HSBC, ICBC Standard Bank, JP Morgan Chase, Standard Chartered Bank, Toronto-Dominion Bank и UBS.

И это еще не все. Каждый рабочий день в Лондоне группа в составе Goldman Sachs, HSBC, ICBC Standard, Johnson Matthey, BASF Metals, а также Stone X, принимают участие в ежедневных аукционах LBMA по продаже платины и палладий, чтобы «установить» эталонные цены для ежедневной цены платины LBMA и цены палладия LBMA (данные по ценам, которые, кстати, интеллектуально принадлежат Precious Metals Prices Limited – это дочерняя компания LBMA).

И, наконец, аукционы LBMA по продаже платины и палладия, которые проводятся в интересах «рынка» LPPM (рынок, которым за кулисами управляет LBMA), ежедневно проводятся Лондонской биржей металлов (LME).

Как однажды сказал Джордж Карлин (George Carlin): «Это большой клуб, и вы не его член!».

Шокирующее решение LPPM российские аффинажные компании «Красцветмет» и «Приокский» в списках надёжных поставщиков палладия и платины происходит несмотря на тот факт, что в собственной «Программе ответственного сорсинга», которую курирует управляющий комитет LPPM, есть «Политика санкций», которая гласит:

“ПОЛИТИКА САНКЦИЙ

Неспособность соответствовать требуемым стандартам может иметь серьезные последствия для нефтеперерабатывающих компаний, входящих в список надёжных поставщиков LPPM. Санкции могут включать в себя приостановление деятельности при условии принятия решения или перевод в Прежний список с немедленным вступлением в силу».

Однако в данном случае, похоже, что управляющий комитет LPPM выбросил свою политику санкций в окно, надеясь, что никто этого не заметит.



On Yer Bike - Палладиевый кризис может заставить Бориса Джонсона (Boris Johnson) снова сесть на велосипед

Критичность поставок палладия из России

В то время как на долю Южной Африки приходится 75% мирового объема добычи платины, на долю России приходится чуть более 10% (Согласно прогнозам Всемирного совета по инвестициям в платину (WPIC), в 2022 году Россия обеспечит поставку 661 тыс. унций из 6119 тыс. унций в мире), именно на рынке палладия российские поставки имеют решающее значение, поскольку на Россию приходится 40% мирового предложения палладия. Увидеть самую последнюю презентацию WPIC (от марта 2022 года) можно здесь.

В России добыча палладия является побочным продуктом добычи никеля, причем почти весь российский палладий добывает крупнейшая ГМК «Норильский никель». Следующим крупнейшим производителем палладия является южноафриканско-американский концерн Sibanye-Stillwater.

Согласно самым последним данным компании Heraeus «Palladium Standard», отчету от сентября 2021 года (подготовленному SFA Oxford), Российское производство палладия в 2021 году прогнозировалось 2350 тыс. унций из общемирового объема 6770 тыс. унций (или 35% мировых поставок палладия).

Однако в 2021 году поставки палладия из России были ниже нормы из-за затопления рудника и аварии на обогатительной фабрике, что снизило предложение примерно на 365 тыс. унций. Таким образом, в обычный год предложение палладия из России составляет около 2800 тыс. унций, или около 40% от мирового годового предложения в 7000 тыс. унций. См. отчет Heraeus “Palladium Standard” здесь.

Что касается спроса, то палладий имеет решающее значение для мировой автомобильной промышленности (наряду с платиной), где оба металла используются в автокаталитических преобразователях, снижающих выбросы выхлопных газов – так как и палладий, и платина являются отличными катализаторами и в некоторой степени взаимозаменяемы. И палладий, и платина также широко применяются в промышленности, например, в компьютерных чипах и электронных устройствах.

Кроме того, оба металла имеют большой спрос в виде ювелирных изделий, а также платина и палладий являются инвестиционными драгоценными металлами, оба металла хранятся в биржевых инвестиционных фондах (ETF), обеспеченных физическими активами, и оба металла изготавливаются в виде инвестиционных платиновых и инвестиционных палладиевых слитков и монет.

Заключение

Таким образом, теперь вы видите, насколько важен российский палладий для торговой группы LPPM, а также для банков, трейдеров и аффинажных компаний LPPM.

Если прекратится поступление российского палладия на рынок, возникнут серьезные проблемы, особенно для мировой автомобильной промышленности и производства компьютерных чипов. То же самое, в меньшей степени, относится и к поставкам российской платины.

А поскольку LPPM вряд ли смогла бы ввести санкции против российской платины без санкций против палладия, поскольку это привлекло бы еще больше внимания к двойным стандартам и политическому характеру санкций, поэтому LPPM спрятала голову в песок и не ввела санкции ни против одной из сторон, надеясь, что все пройдет само собой.

Именно поэтому санкции США, Великобритании и ЕС избежали санкций против «последнего босса», гиганта «Норильский никель». Потому что «Норильский никель», крупнейший в мире производитель палладия и крупный производитель платины, является, как недавно выразился Wall Street Journal, «слишком большим, чтобы попасть под санкции».

Теперь вы понимаете, почему Комитет по управлению LPPM выбросил свою санкционную книгу из окна, когда столкнулся с необходимостью наложить санкции на российские палладиевые и платиновые аффинажные компании «Красцветмет» и «Приокский», несмотря на то, что LPPM назвал события в Украине «ужасными». Потому что в мире рынков палладия и платины, контролируемых банками слитков в City of London и COMEX, деньги говорят, а все остальное идет погулять.

И слитковые банки не могли допустить, чтобы цены на палладий и платину в Лондоне взлетели так же, как и цены на никель. Что если бы это перекинулось на серебро? Или золото?

И именно поэтому 24 марта, когда премьер-министр Великобритании Борис Джонсон (Boris Johnson), в преддверии встречи NATO-G7-EU в Брюсселе, говорил о «затягивании экономических тисков» Владимира Путина (Vladimir Putin), и «рассмотрении того, что мы можем сделать, чтобы остановить Путина от использования его золотых запасов», при этом, что неудивительно, не упомянув LPPM и двойные стандарты City of London, когда речь зашла о палладии и платине.

Потому что «затягивание экономических тисков» на российском палладии и платине приведет к остановке мировой автомобильной промышленности и может привести к тому, что Борису придется каждый день ездить на работу на велосипеде, а не на «Бентли» 2022 года выпуска.
http://goldenfront.ru/ (C) Источник

Копировать ссылку Приглашайте новых читателей ссылаясь на нас
При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter