Гиперинфляция доллара США. Уже скоро? Как и почему

Сегодня говорим о гиперинфляции.

У нас на сайте Goldenfront.ru набралось уже более 130 материалов в теге гиперинфляция, которая была и остается, так сказать, золотой мечтой для золотых сберегателей. С одной стороны, гиперинфляция несет разорение и крах бизнесам, домохозяйствам и целым государствам, а с другой стороны предоставляет уникальные возможности для бережливых и дальновидных.

Но для начала несколько золотых и одна инфляционная новость. Инфляция по всему миру продолжает бушевать, и американская инфляционная статистика за май также не разочаровала. 8.6%, что стало рекордом с декабря 1981 года. Напомню, что в апреле этот показатель чуть снизился до 8.3% по сравнению с мартовскими 8.5%, но теперь мы получили новые рекорды.

Гиперинфляция доллара США. Уже скоро? Как и почему


То есть чудовищное давление на финансовые и товарные рынки не ослабевает, и оно в конце концов эту систему и похоронит. Американские акции в понедельник пережили мощную распродажу и важнейший в мире фондовый индекс S&P 500 опустился уже на более чем на 20% с январского максимума, то есть вошел в медвежий рынок. И все это в традиционно спокойном июне. Что же нас ждет в августе…

В сфере монетизации золота также есть новости из Белоруссии. Буквально в конце апреля Нацбанк Беларуси заявил о прекращении операций купли-продажи мерных слитков из драгметаллов с 1 июля 2022 г – см. на Goldenfront.ru здесь. А уже в 10 июня было заявлено о начале производства таких слитков для населения страны по среднеазиатской модели То есть очевидно, что власти просто не знают, что им делать с таким диковинным инструментом.

Также странно прозвучало планируемое засекречевание размера золотовалютных резервов России

* * *

Начнем с определений. Профессор Стив Ханке (Steve Hanke) в статье под названием «Гиперинфляция: много разговоров, мало понимания» - см. на Goldenfront.ru здесь объясняет нам, что такое гиперинфляция.

После классической статьи о гиперинфляции профессора Филлипа Кагана (Phillip Cagan), экономисты приняли следующий критерий: чтобы считаться гиперинфляцией, темп инфляции должен составлять не менее 50% в месяц. Я принял этот критерий.
Кроме того, я уточнил, что темп 50% должен сохраняться не менее 30 дней подряд.
Венесуэла 3 декабря 2016 г. стала 57-м эпизодом гиперинфляции в истории.
Я, как обычно, во-первых, укажу на несколько классических материалов по проблеме, которые собраны на нашем сайте Goldenfront.ru. И, во-вторых, отмечу несколько важных и интересных моментов, указывающих, если не на прямую гиперинфляцию, но уж точно на продолжение высокой инфляции валют развитых стран в ближайшем будущем.

* * *

Тем, кто хочет изучить проблему гиперинфляции и ее истории более глубоко рекомендуем следующие материалы:

1. «Джон Ло: триста лет спустя» Алесдера Маклауда (Alisdair Macleod)

2. «На дворе снова 1790 год» Уго Салинаса Прайса (Hugo Salinas Price)

3. «Гиперинфляция вокруг света» Майка Хьюитта (Mike Hewitt)

4. «Гиперинфляция в Германии, 1914-1923» Ханса Ф. Сенхольца (Hans F. Sennholz)

5. «Гиперинфляция в Зимбабве: картинки, графики и хронология»

* * *

Для меня первой ласточкой в текущем цикле дискуссии о вероятности гиперинфляции доллара США, начавшемся в прошлом году, (первый цикл пришелся на конец нулевых – начало 10-х гг) послужил анализ Стива Сэвилла (Steve Saville) под названием«Растущий риск гиперинфляции» от 2-го ноября прошлого года. Сэвилл с упоением громил гиперинфляционистов 10-12 лет назад, но теперь ситуация кардинально.

Он обращает внимание на беспрецедентный рост скорости восстановления индекса промышленного производства в США.

После рецессии 2007-09 гг. индексу промышленного производства понадобилось около двух лет, чтобы возместить половину потерь, тогда как в 2020-м – три месяца. Другими словами, на то, на что в 2007-11 гг. понадобилось три с половиной года, в 2020-м ушло 5 месяцев.

Налицо рост скорости обращения денег в экономике вкупе с гигантскими объемами стимула. Отсюда зловещий вывод:

Впервые с тех пор, как мы начали публиковать эти отчеты два десятилетия назад, мы не можем написать, что вероятность гиперинфляции в США в ближайшие два года близка к нулю. Вероятность не высока, но существенна.

* * *

Каков базовый механизм развития гиперинфляции? Отличное объяснение этого процесса есть в статье того же Сэвилла под названием«Как на самом деле происходит гиперинфляция»

Все известные нам примеры гиперинфляции представляли собой поэтапные процессы, вызванные к жизни и поддерживавшиеся увеличением предложения денег. Если предложение денег быстро растет в течение нескольких лет, некоторые люди приходят к выводу, что инфляция никогда не кончится. Они действуют сегодня, руководствуясь ожиданиями завтрашнего роста цен под влиянием увеличения объема предложения денег. Проходит время и все больше людей приходит к выводу, что инфляция будет бесконечной и начинают покупать товары в страхе неизбежного подорожания. В конце концов, этот замкнутый круг ведет тому, что цены растут значительно быстрее предложения денег.


И что еще очень важно:

Мы хотим донести до вас, что гиперинфляция не случается как гром среди ясного неба, когда ее никто не ожидает. В действительности для ее начала требуется непрерывный и быстрый рост объема предложения денег и она эволюционирует в течение нескольких лет по мере постепенного осознания ситуации населением. Гиперинфляция есть часть ПРОЦЕССА и совершенно определенно является продолжением инфляции, но большинство инфляционных эпизодов к гиперинфляции не приводят, потому что власти прекращают монетарную экспансию, когда еще есть такая возможность.


На постепенность инфляционного и, как следствие, гиперинфляционного процесса и о том, что большая часть ущерба благосостоянию граждан наносится еще до начала самой гиперинфляции указывает Джим Рикардс (Jim Rickards) в статье под названием «Гиперинфляция может произойти куда быстрее, чем вы думаете»

В январе 1919 года обменный курс немецких рейхсмарок к доллару США составлял 8.2 к 1. К январю 1922 года, три года спустя, обменный курс составлял 207.82 к 1. Рейхсмарка потеряла 96% своей стоимости за три года. По стандартному определению это не гиперинфляция, потому что длилась более 36 месяцев и ее темпы не превысили 50% ни в одном месяце.

В ноябре 1923 года, обменный курс составлял 4.2 трлн рейхсмарок за один доллар. Историки обычно сосредотачиваются на 1923 году, когда валюта была обесценена на 58 млрд процентов. Но крайняя гиперинфляция 1923 года была лишь вопросом ускоренного уничтожения оставшихся 4% благосостояния. Реальный ущерб был нанесен в период с 1919 по 1922 год, до гиперинфляции, когда были потеряны первые 96%.


Отличным примером того, как власти вовремя остановили инфляцию, которая грозила перерасти в гиперинфляцию является ситуация в США конца 1970-х гг, как показывает Рикардс:

Инфляция доллара США за пять лет с 1977 по 1981 гг составила 50%. Мы двигались к гиперинфляции, то есть были близки к ситуации, в которой Германия оказалась в 1920 году.

Большая часть благосостояния в сбережениях и инструментах с фиксированным доходом уже была потеряна. Гиперинфляцию в Америке удалось предотвратить совместными усилиями Пола Волкера (Paul Volcker) и Рональда Рейгана (Ronald Reagan), но они едва успели избежать столкновения.


Он также обращает наше внимание на то, что не все страдают от гиперинфляции одинаково:

Есть точно определенные группы победителей и проигравших. Выигрывают те, у кого есть золото, иностранная валюта, земля и другие материальные активы. Проигрывают те, кто зависят от фиксированных доходов, таких как сбережения, пенсии, страховые полисы и аннуитеты.


* * *

И теперь плавно перейти к нашему времени и назовем несколько факторов, которые делают его похожим на период начала Веймарской гиперинфляции.

Профессор Туомас Малинен (Tuomas Malinen), который кстати говоря точно прогнозировал кризис 2020 года называет некоторые из них в статье «Гиперинфляция на горизонте?»

Во-первых, это финансирование бюджетных дефицитов через печатание денег. В США денежный агрегат М2 за 2020 год вырос на потрясающие воображение 26%.

Во-вторых, сочетание быстрого роста количества денег в обращении и падения производственных мощностей, какой бы ни была причина, составляет предпосылку для разрушительной инфляции. В нашем случае причина в коронавирусных ограничениях. В Веймарской Германии – послевоенными трудностями.

В-третьих, после начала полноценной гиперинфляции индекс стоимости рабочей силы совершал зрелищные скачки (с ноября 1918 г. по март 1920 г. он поднялся на 700%, а с середины 1921 г. до середины 1922 г. – на 500%). Уровень инфляции на самом деле превышал темпы монетизации. Например, Бердекин (Burdekin) и Беркетт (Burkett) (1992) показали, что ключевым фактором гиперинфляции был последовавший рост запрашиваемых зарплат и спроса на частный кредит. В сущности, это означает, что целевой уровень реальной зарплаты работников играет важную роль, и когда требования о повышении зарплат достигают крайних уровней, их очень сложно обуздать.

И как известно дефицит рабочей силы в США достиг крайних уровней, что подпитывает инфляционную спираль.

* * *

И в заключении приведем процитируем отрывок из книги Йенс Парссон (Jens Parsson) о событиях тех лет под названием «Смерть от денег: уроки великой немецкой и американской инфляции», которую американская инвестиционная легенда Майкл Бьюрри (Michael Burry), который заработал состояние в период краха американского жилищного рынка 2007-2009 гг, благодаря своим точным прогнозам ситуации на рынке ипотечных деривативов, процитировал в своем твиттере

«Жизнь инфляции в стадии созревания была парадоксом, у которого были свои собственные безошибочные характеристики. Одна из них - огромное богатство, по крайней мере, у тех, кому бум благоприятствовал ... Многие огромные состояния возникли в одночасье ... Города были полны бесцельной и распутной молодежью».

«Рядом с богатством зияли очаги бедности. Все больше людей оставались за пределами легких денег, заглядывая в окна без возможности попасть внутрь. Уровень преступности резко вырос».

«Свидетельства того времени говорят о прогрессирующей деморализации, охватившей простых людей, усугубляемой их усталостью с головокружительной скоростью, без видимой цели, и их страхом от наблюдения за тем, как их собственные шаткие позиции теряются, в то время как другие нагло и бесшабашно богатеют».

«Сама по себе спекуляция, ничего не прибавлявшая к богатству Германии, стала одним из важнейших направлений деятельности. Лихорадка быстрых заработков заразила почти все классы ... Каждый, начиная с лифтера, играл на рынке».

«Оборот ценных бумаг на Берлинской бирже стал настолько высоким, что финансовая индустрия не успевала оформлять документы ... и биржа была вынуждена закрываться несколько дней в неделю, чтобы отрабатывать отставание».

«К ноябрю 1923 года всех марок, существовавших в мире летом 1922 года, не хватило бы для покупки одной газеты или билета на трамвай. Это была впечатляющая часть краха, но большая часть реальных потерь в денежном благосостоянии произошла гораздо раньше».

«Все эти годы структура постепенно выстраивалась перед ударом. Цикл инфляции в Германии длился не год, а девять лет, - восемь лет созревания и всего один год краха».

Скажите, не напоминает ли вам это наши дни?

* * *

Закончим блестящей цитатой миллиардера финансиста Пола Сингера (Paul Singer) – см. материал полностью на Goldenfront.ru здесь: «Никто в Америке в действительности не видел, или большинство людей не могут даже помыслить о том, как на самом деле может выглядеть полная потеря доверия».
http://goldenfront.ru/ (C)

Нашли ошибку: выделите и [Ctrl+Enter]
Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией Условия использования
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=611780 обязательна