Дедолларизация экономики или диверсификация производства — куда утекают доллары из банков Китая?

Как меняется структура валютных активов и пассивов китайских банков и каковы последствия первых шагов КНР по частичному отсоединению от глобальной долларовой системы
Китай начал отвязывать свою экономику от глобального долларового финансового рынка. Это не только осознанная политика Си Цзиньпина, но и естественная реакция на ситуацию в экономике США, новую политику ФРС и вводимые против Китая санкции в сфере технологий.

Как китайская экономика становилась большой долларовой зоной
До 2021 г. Китай с огромным энтузиазмом участвовал в глобальной торговле долларовыми активами, на чём китайские банки неплохо зарабатывали. Проводившаяся в США с 2009 г. политика нулевых процентных ставок позволяла им осуществлять заимствования в долларах под низкий процент и кредитование в других валютах под более высокие проценты.

В документе Банка международных расчётов (БМР) от 2015 г. подробно описывается, как эта торговля стимулировала выпуск долговых обязательств, номинированных в долларах. Нефинансовые компании из стран с развивающейся рыночной экономикой использовали выпуск облигаций в долларах США для принятия на себя финансовых рисков, которые имеют признаки процентного арбитража, в дополнение к любому использованию этих средств для реальных инвестиций. Фактически эти компании повышали доходность своих инвестиций по сравнению с естественным для национальной экономики уровнем.

Однако в самом Китае был большой сектор, в котором государственные инвестиции в итоге обходились так же дёшево, как и долларовые. Или по крайней мере не сопровождались такими же жёсткими требованиями по гарантиям возврата. В тех секторах китайской экономики, где не было государственных преференций, долларовые кредиты под низкий процент были для экспортно ориентированных компаний выгоднее, чем более дорогие заимствования в юанях. Это усугублялось тем, что Народный банк Китая поддерживал привязку юаня к доллару, пресекая возможную игру на укрепление китайской валюты (как в своё время США поступили с японской иеной, ввергнув Страну восходящего солнца в «потерянное десятилетие»).

В результате значительная часть экономики Китая функционировала как большая долларовая зона, а побочным эффектом этих процессов стало накопление китайской банковской системой крупных долларовых депозитов и кредитов.

Начало дедолларизации китайской экономики
Ужесточение монетарной политики ФРС ликвидировало базовые условия для такого положения вещей. Операции кэрри-трейд лишились прежней доходности. А происходившее параллельно этому снижение объёмов китайских долларовых активов отражает сокращение транснациональных инвестиционных потоков и свёртывание глобальной торговли долларовыми активами.

Но ещё более важным стал политический выбор Пекина, который начал снижать зависимость своей экономики от США. На китайские власти произвело большое впечатление решение Америки заморозить долларовые резервы России. Кроме того, своё влияние оказали действия властей США по ограничению инвестиционного сотрудничества с Китаем, вывод оттуда высокотехнологичных производств американских компаний и запрет на сотрудничество в некоторых сферах производства микропроцессоров и технологий искусственного интеллекта.

Санкции против России ускорили процессы дедолларизации в Китае
Дедолларизация заметно ускорилась после начала конфликта на Украине в феврале этого года. Как отмечает директор компании Hedge Analytics Ltd. Мейрик Чепмен в статье, опубликованной в Financial Times, «санкции, наложенные на Россию, возможно, заставили китайские монетарные власти в панике начать сокращение долларов, хранящихся в их системе. Сокращение долларовых кредитов с конца февраля по конец сентября составило 170 млрд долл., а долларовые депозиты уменьшились на 140 млрд долл., что в совокупности эквивалентно сокращению операций на 5 млрд долл. в неделю. Уменьшение было более или менее равным между местными долларовыми клиентами и иностранными клиентами».

При этом Мейрик Чепмен акцентирует внимание на двух моментах.

Сокращение внутренних долларовых депозитов в Китае означает, что китайские вкладчики либо «кредитуют заграницу», направляя деньги в банки, действующие за пределами Китая, либо перенаправляют депозиты в местную валюту в тех же банках. С точки зрения Чепмена, это равносильно дополнительной эмиссии юаней в то время, когда в США эмиссия замедляется, а теперь может и напрямую сокращаться. Он расценивает эту тенденцию для китайской валюты как медвежью.

Объём иностранных депозитов в млрд долларов и курс юаня к доллару

Дедолларизация экономики или диверсификация производства — куда утекают доллары из банков Китая?

Январь 2018 — сентябрь 2022. Источник: блог Мейрика Чепмена в Linkedin

Лишь небольшая часть балансов китайских банков номинирована в иностранной валюте — примерно 3%. Тем не менее депозиты и кредиты китайских банков, выданные иностранцам, в большинстве случаев раньше были номинированы в долларах. В последнее десятилетие китайская финансовая система выступала посредником в огромном объёме операций с долларовыми активами для других стран с развивающейся экономикой и получала за это комиссионные.

Долларовые активы иностранцев в китайской экономике сейчас сокращаются даже быстрее, чем внутренние долларовые депозиты. При этом депозиты и кредиты иностранных клиентов в 2022 г. остались неизменными, если они были выражены в юанях. В то же время местные депозиты и кредиты резко выросли. Это может быть следствием того, что иностранные клиенты были вынуждены продавать доллары. Но стабильность балансов в юанях говорит о том, что китайские власти, возможно, дали указание своей банковской системе ограничить иностранные риски с помощью некоторого лимита в юанях.

Однако возможна и другая трактовка происходящего. В 2018–2019 гг. тоже наблюдалось сокращение объёма долларовых депозитов в китайских банках и снижение курса юаня. Тогда это было следствием вводившихся Дональдом Трампом антикитайских санкций, которые включали дополнительные таможенные пошлины на многие десятки миллиардов долларов. Это уменьшало поступление валюты китайским экспортёрам, а значит, их возможности по размещению в банках долларовых депозитов. Снижение курса юаня позволяло китайским товарам сохранять конкурентоспособность, несмотря на вызванное пошлинами увеличение их стоимости для покупателей.

Сейчас, когда экономика США столкнулась с трудностями, а покупательная способность населения и множества компаний падает, снижение курса юаня помогает сохранять объёмы экспорта.

Все изменения в долларовом балансе с февраля 2022 г. приходятся на три категории активов: упали зарубежные кредиты и обратное репо, а портфельные инвестиции выросли. В совокупности эти категории более или менее точно отражают поведение общего объёма долларовых депозитов на стороне пассивов. Таким образом, если банкам действительно сказали держать меньше долларов, эти категории указывают на основной путь, по которому они приняли данное решение.

Источники и основные направления использования иностранной валюты, млрд долл.


Валютные активы и пассивы китайских банков, январь 2020 — сентябрь 2022. Источник: ft.com

Обратное репо — это кредит, обычно краткосрочный, который предоставляется под залог или покупку ценных бумаг с соглашением вернуть их в определённую будущую дату. В целом китайские банки сократили как иностранные, так и краткосрочные долларовые кредиты, продолжая накапливать портфельные инвестиции. В балансовом выражении китайские банки поменяли долг на капитал.

Сейчас нет возможности узнать, принадлежал ли капитал, накопленный банками ранее, иностранным заёмщикам, кредиты которых теперь были свёрнуты.

Между дедолларизацией экономики и диверсификацией производства
Мейрик Чепмен рассматривает эти операции с точки зрения финансового капитала. Уже давно, утверждает он, существовало подозрение, что китайские кредиты для развивающихся экономик предоставляются на невыгодных условиях. И по мере дальнейшего ухудшения глобальных экономических и монетарных условий следует ожидать увеличения портфельных инвестиций, в то время как зарубежные кредиты продолжают сокращаться. Чепмен считает, что китайские банки бегут от долларов, частично маскируя своё бегство накоплением активов развивающихся стран. По его мнению, обмен долгов на акции только начался.

С другой стороны, нарастание геополитической напряжённости и вводимые США антикитайские санкции заставляют власти КНР реагировать, изменяя интерфейс взаимодействия своей экономики с зарубежными странами.

Начав испытывать проблемы с доступом китайской продукции на американские рынки, в Поднебесной стали задумываться о создании шлюза между экономикой Китая и рынком США. В качестве такого шлюза были выбраны страны Юго-Восточной Азии (ЮВА).

При этом речь может идти о прямом перебазировании китайских производств в эти страны. Как это, например, делает тайваньская TSMC, строя свои заводы в США. Но в ряде случаев компании КНР, работающие на американский рынок, ищут в странах ЮВА местные компании, на площадях которых и разворачивают переносимые из Китая производства. Также здесь могут иметь место операции слияния/поглощения и инвестиции китайских корпораций в компании-реципиенты. В последнем случае удобно оформлять эти инвестиции сделкой репо.

При этом возможные американские санкции против конкретных производителей могут не затронуть компанию-реципиент (формально её акции временно принадлежат банку, а токсичная китайская компания — всего лишь поставщик технологий).

Следует учитывать, что в приоритете у властей КНР — развитие производственного сектора. Именно его должна обслуживать банковская система, а не наоборот. Значит, речь может идти об обеспечении диверсификации производственной базы с помощью банков, а не о дедолларизации китайской банковской системы.
https://journal.open-broker.ru/ (C)

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter