Откуда на рынке нефти возьмется дефицит

15 декабря 2022 Bloomberg | Нефть
Несмотря на рост цен, расходы в 2022 году на 10% меньше, чем в 2019 году, при этом по-прежнему будет наблюдаться недостаток инвестиций на фоне перехода к низкоуглеродной энергетике

В этом году усилился разрыв между мировыми ценами на нефть и инвестициями в добычу, а это может привести к дефициту на рынке, когда спрос в итоге восстановится.

Хотя эталонные марки нефти подскочили до 10-летних максимумов, а производители получают рекордную прибыль, расходы на добычу нефти отстают от роста цен. По оценкам BloombergNEF, в этом году капитальные затраты в нефтяном секторе сократятся на 10% по сравнению с 2019 годом.

Судя по прогнозам ведущих агентств и директивам крупных нефтяных компаний в отношении капитальных затрат, расходы, скорее всего, продолжат сокращаться. На фоне ожидаемого восстановления спроса хронический недостаток инвестиций может привести к дефициту на рынке и росту цен на нефть, что усилит давление на экономики, уже пострадавшие от инфляции и проблем с энергетической безопасностью.

Высокие цены обеспечивают рекордную прибыль
В марте, после начала военного конфликта на Украине, эталонная нефть подскочила выше $120 за баррель. И хотя во втором полугодии цены снизились из-за замедления мировой экономики и потенциально слабого спроса со стороны Китая, Brent в первую неделю декабря по-прежнему стоила в среднем на 12% больше, чем год назад.

Нефтегазовые компании извлекают выгоду из высоких цен на нефть. По сравнению с началом прошлого года индексы S&P Global Oil Index и Dow Jones US Oil & Gas Index, которые отслеживают компании, занимающиеся добычей нефти и газа, по состоянию на 9 декабря выросли на 44% и 98% соответственно.

Нефтяная отрасль получила рекордную прибыль в этом году, особенно во втором квартале, когда цены достигли пика во время летних путешествий из-за повышенного сезонного спроса на моторное и авиационное топливо. ExxonMobil и Saudi Aramco, две крупнейшие мировые компании, зафиксировали рекордную чистую прибыль в размере $43 млрд и $126 млрд соответственно за первые три квартала 2022 года, что на 87% и 19% больше, чем их прибыль за весь 2021 год. Другие нефтяные компании, скорее всего, продемонстрируют аналогичные темпы роста прибыли в годовом исчислении.

Цены на нефть и инвестиции больше не связаны
Заоблачные цены на нефть не привели к увеличению капиталовложений в нефтяной сектор, в отличие от прошлых лет. Напротив, по оценкам BNEF, в 2022 году расходы составили всего $446 млрд, что примерно на $45 млрд меньше уровня 2019 года. Это первый случай, когда инвестиции в нефть полностью оторвались от рыночных цен, что свидетельствует о переходе отрасли от старых циклов бумов и спадов.

Исторически цены на нефть и инвестиции двигались в тандеме, поддерживая равновесие на рынке. Например, устойчивый спрос, геополитическая нестабильность и ослабление доллара удерживали цены на нефть выше $80 за баррель с 2010 по 2014 год. За тот же период капитальные затраты выросли с $567 млрд до $735 млрд, чему способствовало увеличение объемов разведки и добычи на американских сланцевых месторождениях. В последующие годы наблюдался избыток нефти, и к началу 2016 года цены упали ниже $40 за баррель. Добыча также замедлилась, а инвестиции сократились в годовом исчислении.

Но в 2022 году инвестиции в нефть не восстановились, несмотря на резкий рост цен. Нефть подорожала в 2022 году на 43%, а капитальные затраты выросли всего на 6%. Слабый годовой рост инвестиций, возможно, обусловлен лишь краткосрочным повышением внимания к энергетической безопасности. В последний раз, когда цены на нефть были близки к уровням 2022 года, инвестиции в нефть составили $736 млрд, что почти на две трети выше текущего уровня. Поскольку энергетическому переходу отводится главная роль, и мир постепенно отказывается от ископаемого топлива, недостаточные инвестиции в нефть могут сохраняться в ближайшие несколько лет.

Недостаточные инвестиции могут сохраняться в течение длительного времени
По мере перехода к низкоуглеродной энергетике, о чем свидетельствует план ЕС по обеспечению энергосбережения REPowerEU, а также Закон о снижении инфляции в США, перспективы инвестиций в нефть выглядят ограниченными. По прогнозам различных агентств, расходы в нефтяной отрасли, возможно, никогда снова не достигнут $665 млрд —показателя, который в среднем наблюдался каждый год в период 2010-14 гг.

Международное энергетическое агентство представило два сценария: самый оптимистичный сценарий, известный как сценарий заявленной политики (STEPS) предполагает ежегодные инвестиции в нефтяную отрасль на сумму $580 млрд до 2030 года, тогда как сценарий объявленных обязательств (APS), который учитывает существующие и планируемые политики и меры, предусматривает всего $470 млрд в год.

Другая международная организация Network for Greening the Financial System (NGFS) прогнозирует гораздо более высокие ежегодные инвестиции в размере $600 млрд до 2030 года в рамках сценария определяемых на национальном уровне вкладов (NDC), который ограничивает глобальное потепление до 2.6°С к 2100 году благодаря выполнению всех обещанных мер по всему миру. Но даже эти цифры меньше инвестиций, наблюдавшихся в эпоху сланцевой революции.

Если мир хочет соблюсти условия Парижского соглашения, ограничить повышение глобальной температуры в пределах 2°С и достичь углеродной нейтральности к середине столетия, необходимо ускорить сокращение использования ископаемого топлива. Согласно сценарию МЭА «Чистые нулевые выбросы к 2050 году» (NZE), средние инвестиции в добычу нефти к 2030 году составят всего $350 млрд в год, при условии, что спрос на нефть заменят альтернативные и возобновляемые источники энергии.

Капитальные затраты перенаправляются на низкоуглеродную энергетику
Крупные нефтяные компании замедляют темпы увеличения добычи и пересматривают стратегии. Волатильность цен на нефть, геополитическая напряженность и глобальный консенсус по поводу энергетического перехода спровоцировали разворот в сторону низкоуглеродных систем.

В последние два года, когда мировая экономика начала восстанавливаться после пандемии и цены на нефть резко выросли, капитальные затраты восьми крупнейших мировых производителей нефти — ExxonMobil, Chevron, TotalEnergies, Shell, BP, Equinor, Eni и Repsol — увеличивались медленнее, чем ожидалось. Анализ BNEF показал, что ожидаемые капитальные затраты этих компаний в 2022 году на 15% ниже уровня 2019 года, что еще больше усиливает разрыв между ценами на нефть и инвестициями.

Крупные нефтяные компании теперь на первое место ставят стоимость, а не объем, чтобы извлечь выгоду из высоких цен на нефть. В приоритете возвращение прибыли акционерам за счет дивидендов и обратного выкупа акций, при этом предпочтение отдается активам, которые позволяют максимально генерировать денежные потоки, а не увеличению инвестиций в разведку и добычу.

Кроме того, крупные европейские компании заявили о переходе к низкоуглеродным и возобновляемым источникам энергии, таким как солнечная и ветровая энергетика, используя их как неотъемлемую часть бизнеса, когда-то работавшего на ископаемом топливе. BNEF считает, что внимание шести крупнейших европейских производителей переключилось на сегменты чистой энергии, тогда как добыча нефти отошла на второй план. Скорее всего, другие компании и правительства последуют их примеру в обозримом будущем и продолжат перенаправлять капитальные затраты на альтернативные источники, способствующие энергетическому переходу.

Инвестиционная среда в США выглядит немного иначе в преддверии 2023 года, учитывая планы Chevron и Exxon увеличить капиталовложения на $2 млрд и $1 млрд соответственно, до $3 млрд. Это плановое увеличение связано с высокой прибылью в этом году и сохраняющимся давлением со стороны администрации Байдена, которая призывает нарастить добычу. Однако по сравнению с прошлыми периодами ожидаемое увеличение расходов остается довольно незначительным и будет намного ниже средних показателей до пандемии. При этом обе компании отметили увеличение инвестиций в низкоуглеродную энергетику на аналогичные суммы.

Восстановление мировой экономики подогревает спрос
Хотя недостаток инвестиций в нефть может сохраняться более длительное время, существует сильная неопределенность в плане потребления, особенно с учетом того, что большинство стран сняли ограничения, связанные с Covid, что открывает возможности для реализации отложенного спроса в сфере туризма, отдыха, торговли и бизнеса.

В краткосрочной перспективе внимание в основном будет приковано к тому, когда Китай ослабит ограничения на перемещения, что усиливает неопределенность в отношении мирового спроса на нефть. Эта азиатская держава традиционно является основным мировым драйвером потребления нефти, и последние политические события намекают на потенциальное восстановление экономики к середине 2023 года.

Еще один возможный фактор неопределенности может быть связан с состоянием мировой экономики в краткосрочной перспективе, при котором усиливающееся рецессионное давление может привести к вынужденному сокращению спроса, хотя многие страны попытаются не допустить этого, учитывая спад в этом году.

Ключом к составлению долгосрочных прогнозов будут темпы энергетического перехода. Различные сценарии предполагают, что к 2030 году спрос на нефть превысит или сравняется с показателем, существовавшим до пандемии, как минимум на уровне 96 млн баррелей в сутки, при условии ведения бизнеса в обычном режиме или ускоренного внедрения политики. Согласно сценариям ОПЕК и МЭА STEPS, спрос на нефть в 2030 году превысит 102 млн баррелей в сутки, что более чем на 5% больше, чем в 2019 году. Общее мнение сводится к тому, что потребление нефти увеличится к 2030 году.

Оптимизм в отношении спроса на нефть в следующем десятилетии связан с двумя аспектами. Что касается технологических факторов, то хотя инвестиции в низкоуглеродные альтернативы и электрификацию растут, в некоторых секторах добиться сокращения будет сложнее, например, в нефтехимии, авиации и судоходстве. Решения в сфере декарбонизации этих секторов только начинают разрабатываться и еще не достигли эффекта масштаба. Также потребуется время, прежде чем они станут коммерчески доступными. Скорее в ближайшие годы эти секторы по-прежнему будут зависеть от нефти.

Географические и социальные факторы также имеют большое значение и будут определять траекторию спроса на нефть в ближайшие пару лет. Несмотря на планы Европы и стран ОЭСР сократить потребление нефти, другие развивающиеся регионы, такие как Юго-Восточная Азия, Индия и Ближний Восток, будут способствовать увеличению чистого спроса. Население и экономика этих регионов продолжат расти, что подразумевает значительный сдвиг и расширение демографии среднего класса.

Недостаточные инвестиции сигнализируют о сокращении рынка и новых проблемах
Краткосрочный рынок нефти, пострадавший из-за санкций против российской нефти и неопределенности в отношении возобновления поставок в Китай, характеризуется волатильностью и дефицитным балансом. В долгосрочной перспективе, если инвестиции по-прежнему будут отставать от спроса на нефть и продолжат зависеть от цен, напряженность на нефтяном рынке сохранится, что может привести к негативным ценовым последствиям.

Хроническое недофинансирование поставок нефти может способствовать росту цен на нефть в течение следующих нескольких лет, что приведет к восстановлению летних показателей 2022 года, когда экономики по всему миру столкнулись с инфляционным давлением, проблемами на заправках и отменами рейсов из-за высоких цен на топливо.
http://www.bloomberg.com/ (C) Источник

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter