Пять финансовых трендов, уничтоженных 2022 годом

27 декабря 2022 The Economist
Растущие ставки посеяли хаос на рынках

Самые неприятные сюрпризы на финансовых рынках часто возникают, когда что-то само собой разумеющееся внезапно ставится под сомнение, например, рост цен на луковицы тюльпанов, функционирование банков или жизнь без карантинов. Инвесторам было нелегко в 2022 году. Но, учитывая, что многие тенденции изменили направление в течение года, то настоящим сюрпризом можно считать то, что ситуация не оказалась еще хуже. Ниже перечислены самые значительные изменения, произошедшие за последний год.

Конец эпохи дешевых денег
Оглядываясь на 2010-е годы, будущие историки финансов будут поражены, что люди действительно думали, что процентные ставки всегда будут практически нулевыми. Даже в 2021 году авторитетные инвестиционные дома публиковали статьи с такими заголовками — «Нулевой уровень: почему процентные ставки останутся низкими». Стоимость кредитов снижалась десятилетиям, и казалось, что сочетание глобального финансового кризиса 2007-09 годов и пандемии Covid-19 никогда не даст им вырасти.

В 2022 году устойчивая высокая инфляция изменила ситуацию. Федеральная резервная система США запустила самый быстрый цикл ужесточения с 1980-х годов, повысив целевой диапазон базовой процентной ставки более чем на четыре процентных пункта, до 4.25-4.5%. Другие центральные банки последовали примеру ФРС. Рынки ожидают, что ставки прекратят расти в 2023 году, достигнув максимума от 4.5% до 5% в Великобритании и Америке и от 3% до 3.5% в еврозоне. Но шансы на то, что они снова опустятся до нуля, невелики. Руководство ФРС, например, считает, что в конце 2023 года ставки превысят 5%, а затем в долгосрочной перспективе снизятся примерно до 2.5%. Эпоха свободных денег закончилась.

Закат бычьего рынка
Существует расхожая фраза, что бычьи рынки не умирают от старости, их убивают центральные банки. Так произошло и в 2022 году, хотя это ралли продлилось дольше остальных. После финансового кризиса 2009 года и до пика в конце 2021 года индекс ведущих американских акций S&P 500 взлетел на 600%. Перерывы в движении вверх — такие как внезапный обвал в начале пандемии — были драматичными, но недолговечными.

Однако нынешний крах оказался долговременным. В середине октября индекс S&P 500 упал на 1/4 до самого низкого уровня в этом году, и сейчас по-прежнему ниже на 20%. Индекс глобальных акций MSCI потерял 20%. Акции — не единственный пострадавший класс активов. Акции упали отчасти из-за роста процентных ставок, что повысило доходность облигаций и снизило привлекательность более рискованных активов по сравнению с ними. Тот же механизм обвалил облигации, приведя их доходность в соответствие со ставками. Индексы глобальных, американских и европейских облигаций, а также облигаций развивающихся рынков, составленные Bloomberg, упали на 16%, 12%, 18% и 15% соответственно. Независимо от того, будут ли цены падать дальше или нет, «бычий рынок по всем направлениям» близок к концу.

Отток капитала
В последние годы бычьего рынка капитал был не просто дешевым, казалось, он был повсюду. Программы количественного смягчения (QE) центральных банков, разработанные во время финансового кризиса для стабилизации рынков, вышли из-под контроля во время пандемии. Вместе центральные банки Америки, Великобритании, еврозоны и Японии выкачали более $11 трлн из вновь напечатанных денег, используя их для очистки «безопасных» активов, таких как государственные облигации, и снижения их доходности.

Это подтолкнуло инвесторов в более спекулятивные сегменты рынка в поисках прибыли. Эти активы, в свою очередь, стремительно росли. За десятилетие до 2007 года американские фирмы выпускали $100 млрд долларов самых рискованных высокодоходных (или «мусорных») долговых обязательств в год. В 2010-х гг. эта сумма составляла в среднем $270 млрд. В 2021 году она достигла $486 млрд.

В этом году сумма сократилась на три четверти. ФРС и Банк Англии свернули программы покупки облигаций; Европейский центральный банк намерен сделать то же самое. Ликвидность сокращается, и не только в высокорисковом сегменте долгового рынка. Первичное размещение акций (IPO) побило все рекорды в 2021 году, сумев привлечь по всему миру $655 млрд. Сейчас американские IPO ждет самый скудный год с 1990 г. Объем слияний и поглощений также сократился, хотя и не так резко. Избыток капитала сменился дефицитом.

Стоимость опережает рост
Бычье ралли стало удручающим периодом для инвесторов в стоимость, охотящихся за акциями, которые стоят дешево по сравнению с базовой прибылью или активами. Низкие процентные ставки и стимулируемый количественным смягчением аппетит к риску сделали такой осторожный подход непопулярным. Вместо этого в лидеры выбились акции «роста», обещающие огромную прибыль в будущем при высокой цене по сравнению с их (часто несуществующими) текущими доходами. С марта 2009 года по конец 2021 года индекс глобальных акций роста MSCI подскочил в 6.4 раза, что более чем в два раза превышает рост аналогичного индекса стоимости.

В этом году ситуация изменилась из-за роста процентных ставок. При ставке в 1%, чтобы иметь $100 через десять лет, нужно сегодня внести на банковский счет $91. При ставке в 5% нужно отложить всего $61. Конец эпохи дешевых денег сужает горизонты инвесторов, вынуждая отдавать предпочтение сиюминутной прибыли по сравнению с отдаленным будущим. Акции роста вышли из игры. Акции стоимости опять в моде.

Крах крипторынка (снова)
Те, кто считает, что криптовалюта подходит только для азартных игр и сомнительной деятельности, не могли надеяться на более яркий пример, чем обвал FTX. Криптобиржа, которой руководил 30-летний меценат и политический спонсор Сэм Бэнкман-Фрид, также считалась авторитетным игроком в отрасли. Однако в ноябре фирма обанкротилась, потеряв около $8 млрд клиентских средств. Американские власти теперь называют это «крупным многолетним мошенничеством». Бэнкман-Фрид был арестован, и ему предъявлено обвинение в совершении преступления. Если его признают виновным, он может провести остаток жизни в тюрьме.

Крах FTX ознаменовал разрыв очередного пузыря на рынке криптовалют. На пике в 2021 году рыночная капитализация всех криптовалют составила около $3 трлн по сравнению с почти $800 млрд в начале года. Потом она снова сократилась примерно до $800 млн. Как и во многих других случаях, эти события связаны с избытком дешевых денег и сформированного ими менталитета «вседозволенности».
http://www.economist.com/ (C) Источник

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter