Роберт Скидельский, Самоограничение на грани самоуничтожения

23 октября 2010 Новости | InoPressa
Надежда на скорое восстановление мировой экономики тает на глазах. Совместная фискальная экспансия (на общую сумму 5 трлн. долларов) со стороны ряда ведущих мировых держав смогла остановить падение, но не дала толчок для устойчивого роста. Для пессимизма есть по меньшей мере две причины Надежда на скорое восстановление мировой экономики тает на глазах. Совместная фискальная экспансия (на общую сумму 5 трлн. долларов) со стороны ряда ведущих мировых держав смогла остановить падение, но не дала толчок для устойчивого роста. Для пессимизма есть по меньшей мере две причины. Первая - слишком поспешный отказ от "стимулирующих мер", согласованных Большой Двадцаткой на лондонском саммите в апреле 2009 года. Теперь большая часть ключевых стран с остервенением урезает расходы, чтобы сократить свои бюджетные дефициты. Вторая - отсутствие мер, направленных на устранение дисбаланса текущих счетов на мировом уровне. На самом деле, от сегодняшних разговоров о валютной войне, которая может закончиться войной торговой, веет могильным холодом 1930-х. Между тем, проблема дисбаланса текущих счетов тесно связана с неравномерностью распределения сбережений. В одной части света, с Китаем во главе, люди и страны зарабатывают больше, чем тратят, а в другой части света, в первую очередь, конечно же, в США, тратят больше, чем зарабатывают. При этом профицитные страны инвестируют в страны с дефицитами, что ведет к возникновению крупной проблемы на макроэкономическом уровне.

Это модель девятнадцатого века. Система иностранных инвестиций с центром в Лондоне, направляла сбережения богатых (или профицитных) стран в бедные (или дефицитные) страны. Несмотря на множество финансовых кризисов и дефолтов, система работала, а отношения должник-кредитор не выходили из моды, к радости для обеих сторон. Инвесторы из богатых стран получали более высокий доход на свои вложения, а должники из бедных стран получали деньги, необходимые для развития. Угрозы дефляции не существовало. Современная система очень похожа на свою предшественницу, но у нее есть одно существенное отличие: теперь поток сбережений идет из развивающихся стран, таких как Китай, в развитые страны, такие как США, то есть из стран с дефицитом капитала в страны с его избытком. Проблема неравномерности сбережений на мировом уровне является следствием таких извращенных взаимосвязей. Китай, в отличие от Великобритании девятнадцатого века, не считает свой профицит двигателем инвестиционной деятельности. В конце 1990-х страна начала накапливать валютные резервы, чтобы обезопасить себя на случай резкого оттока капитала. Кроме того, это побочный продукт стратегии намеренного занижения валютного курса для поддержания экспортного сектора. В итоге, в Китае и других странах Восточной Азии накопились огромные запасы векселей американского казначейства. Через финансовые операции эти государственные ценные бумаги подпитывали потребление на Западе, что закончилось формированием пузыря и его неизбежным разрывом в 2008 году. Дешевые деньги Запада стали по- кейнсиански верным ответом на приток сбережений с Востока. Но из-за отсутствия возможности для "реальных" инвестиций в странах, уже имеющих капитал в необходимом количестве, дешевые деньги оказались неверным решением проблемы избытка сбережений.

Рецессия лишь усугубила тенденцию, в рамках которой бедные страны кредитуют богатых. Быстрое восстановление Восточной Азии на фоне стагнации Запада раздуло дисбалансы до устрашающих размеров. И, как выразился предыдущий председатель Федеральной резервной системы Алан Гринспен, "американские инвестиции в основные средства упали гораздо ниже того уровня, на который, с учетом исторических данных, можно было бы рассчитывать в условиях стремительного роста корпоративной рентабельности". Иными словами, мы на полном ходу несемся прямо к краю следующей пропасти. Существует две ключевых концепции решения проблем, связанных с дисбалансом текущих счетов и сбережений-инвестиций. В соответствии с первой концепций необходимо снизить мотивацию Китая для накапливания резервов. В апреле 2009 года Чжу Сяочуань, председатель Народного банка Китая, предложил создать "супер-суверенную резервную валюту", которая позволит избавиться от естественных рисков, связанных с национальными валютами. Предполагалось, что такая валюта будет создана на основе специальных прав заимствований (SDR) монетарного валютного фонда.

Счет замещения в МВФ позволит странам конвертировать существующие у них резервы в SDR. Принцип, лежащий в основе этой концепции, весьма прост: коллективное обеспечение обойдется дешевле, чем самостоятельное, и, следовательно, позволит снизить угрозу дефляции. Китай потеряет интерес к накоплению резервов, что проявится в виде укрепления юаня и сокращения торгового профицита. Это весьма дальновидное предложение Китая так и осталось на стадии идеи. Вместо этого США лишь усилили давление на правительство страны, требуя ревальвации юаня. В конечном счете, началась словесная перебранка на высшем уровне, которая каждую минуту может перерасти в нечто более разрушительное. Штаты обвиняют Китай в искусственной поддержке недооцененности валюты, а Китай винит Штаны в слишком свободной монетарной политике, которая наводнила развивающиеся рынки долларами. Палата Представителей в США приняла законопроект, разрешающий введение пошлин на импорт из таких стран, как Китай, если будет достоверно установлено, что они манипулируют валютным курсом с целью получения конкурентного преимущества на мировых рынках. В свою очередь, обесценение доллара в ожидании новой стадии количественного ослабления заставило Центробанки Восточной Азии перейти к решительным действиям. Они начали покупать доллары и вводить ограничения на приток капитала, чтобы не допустить укрепления своих валют. Таким образом, Азия препятствует притоку капитала, а Штаты двигаются в сторону протекционизма.

Опыт 1930-х годов должен был нас хоть чему-нибудь научить. Прилив поднимает все лодки, а отлив разжигает гоббсовскую войну (Прим. Profinance.ru: "война всех против всех" - концепция английского философа материалиста, автора теории общественного договора Томаса Гоббса) всех против всех в худшем ее проявлении. Пришло время вернуться у проблеме преждевременного отказа от стимулов. Совокупный спрос в Европе и США находится в крайне угнетенном состоянии, поэтому правительства этих стран ищут решение внутренних проблем на внешних рынках. Но во всех странах одновременно не может быть торгового профицита. Одновременные попытки многих стран увеличить свой экспорт ведут к конкурентной девальвации валют и протекционизму. Кейнс очень мудро отметил: "Если страны научатся обеспечивать у себя полную занятость, ориентируясь на внутренние политики... странам не нужно будет навязывать свои товары друг другу и отказываться предложений соседей". Торговля между странами "больше не будет тем, чем она является сейчас - отчаянной попыткой стимулировать занятость у себя, увеличивая внешние продажи, и ограничивая покупки". Вместо этого она станет "желанным и непредвзятым, взаимовыгодным обменом товарами и услугами". Иными словами, современные конфликты вокруг валютных курсов и торговых дисбалансов - не более чем результат наших безуспешных попыток решить внутренние проблемы рынка труда.

Подготовлено Forexpf.ru по материалам Project Syndicate

Источник / http://www.forexpf.ru
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=98936 обязательна
Условия использования материалов