Алан Уитли, Итоги саммита: это много или мало?

25 октября 2010 Главное | Уоллстрит
Волнительные разговоры о валютных войнах уступили место неспокойному перемирию, но то, что было сидячей волной, еще может вылиться в прямые враждебные действия Волнительные разговоры о валютных войнах уступили место неспокойному перемирию, но то, что было сидячей волной, еще может вылиться в прямые враждебные действия.

Заявление, которое выпустили министры финансов Б20 в Южной Корее в выходной, никак не способствовало сближению радикально отличающихся расходящихся во взглядах основных противников - США и Китай.

Иногда международные саммиты сеют семена понимания, которые, с течением времени приносят политические плоды. Но чаще всего что мы видим, то и получаем.

И что мировые рынки видели в Кенджу - это расхождение двух стран, из-за которого происходит глобальный дисбаланс, вызывающий волатильность валютных рынков, и грозящий вылиться в протекционизм в стиле 1930-х, в то время, когда восстановление мировой экономики остается "хрупким и неустойчивым".

"Что касается валютного рынка, я бы хотел увидеть более серьезный прогресс", заявил министр финансов Канады Джим Флаэрти.

"Мы все же достигли некоторого направленного прогресса, - отметил он. - Большое давление было со стороны Китая и других стран. Я думаю, что имеет место некая нервозность в отношении хрупкости глобальной экономики".

Вашингтон пытался добиться того, чтобы страны с большими профицитами, особенно Китай, должны позволить своим валютам расти.

Результат? Призыв коммюнике к тому, чтобы валютные системы были более рыночными, к избеганию конкурентной девальвации и к сглаживанию дисбаланса.

Развивающиеся экономики столкнулись с критицизмом со стороны богатых стран за то, что им приходится включать печатные станки и наводнять рынки первых наличностью, что приводит к надуванию пузырей фондового рынка. Также они намеренно сдерживают рост свои валют, чтобы помочь экспортным отраслям, от которых они зависят.

Результат? Обещание в итоговом заявлении того, что страны, чьи валюты являются резервными - в основном это касается США - будут бдительны в отношении чрезмерной волатильности и беспорядочных движений на валютных рынках.

"Итог саммита Б20 явно демонстрирует прогресс в дебатах относительно восстановления глобального равновесия", заявил Томас Столпер, главный валютный стратег Goldman Sachs в Лондоне.

"В то же время это нельзя считать заявлением в стиле Плаза, которое бы продемонстрировало всеобъемлющее соглашение относительно роли валют в процессе восстановления равновесия", добавил он, делая отсыл к "договору Плаза" 1985, когда пять ведущих наций согласились понизить курс доллара.

Право голоса и ответственность

Крис Тернер, глава валютных стратегий в ING Commercial Banking в Лондоне, заявил, что Б20 превзошла рыночные ожидания, наметив целый ряд реформ: Вашингтон обещал не девальвировать доллар взамен на то, что развивающиеся экономики согласились позволить своим валютам вырасти.

Через эту призму неожиданное решение передать 6 процентов права голоса в МВФ развивающимся странам - это часть большой сделки.

"США считают, что если эти страны будут более серьезно представлены, это усилит их ответственность. Таким образом, развивающиеся страны просто не могут не позволить своим валютам торговаться свободнее", отметил Тернер.

Однако в участники саммита в Кенджу не почувствовали, что начинается новая эра глобальной кооперации.

Министр финансов Китая Се Сюйжень потребовал, чтобы богатые страны проводили ответственную политику, министр экономики Германии Брюдерле заявил, что политика количественного смягчения ФРС - это эквивалент манипулирования курсом доллара.

Инициатива министра финансов США Тимоти Гайтнера по ограничению соотношения баланса текущих операций и ВВП до 4% была принята холодно.

Россия, Индия, Япония, Германия, а также Китай - цель тактики Гайтнера - все отклонили это предложение.
Власти США объявили о том, что они довольны, что идея о введении ограничений для дисбаланса способствовала переключению внимания с узкой темы курса юаня.

Министр финансов Канады Флаэрти был не одинок, когда заявил, что "не очень оптимистичен" относительно вероятности достижения более детализированного соглашения 11-12 ноября в Сеуле.

"Другие страны отметили, что у некоторых наций есть свои особые обстоятельства, так что вводить для всех один и тот же целевой уровень может быть некорректно", заметил Джордж Осборн, министр финансов Британии.

Успех Б20?

И хотя были признаки прогресса в некоторых ключевых областях, финальное коммюнике продемонстрировало все признаки "слабого компромисса между конкурирующими сторонами", считает Гарет Берри, валютный стратег UBS в Сингапуре.

Если по итогам саммита в Кенджу мало что изменится, мы все чаще начнем задаваться вопросом о том, может ли такая разрозненная группа как Б20 стать сплоченным руководящим органом для мировой экономики.

Горячие сторонники утверждают, что группе удалось впервые "взять быка за рога" в вопросе валютного рынка.
"По-моему, сегодняшние результаты показывают, что Б20 может работать", заявил Олли Рен, Еврокомиссар по вопросам экономической и монетарной политики.

Скептики отмечают, что историческое соглашение о передаче части права голоса в МВФ развивающимся странам было достигнуто не на саммите Б20, а на встрече Б7 плюс страны БРИК - Бразилия, Россия, Индия и Китай.

И все же Анхель Гуррия, глава ОЭСР, приглашенный в Кенджу, уверен в том, что реформа МВФ и соглашение о новых глобальных правилах для банковского капитала были бы невозможны без Б20.

"Это соглашение является серьезным вотумом доверия Б20", заявил Гуррия о новом пакте, касающемся права голоса в МВФ.

Представители Б20, которые вместе составляют 80% мировой экономики, сделали большие шаги в сторону усиления коммуникации внутри группы, отметил он.

"Б20 обеспечивает хороший баланс между легитимностью и возможностью принимать решения, и именно совместные решения".

По материалам reuters.com

Источник /templates/new/dleimages/no_icon.gif http://www.akmos.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=99044 обязательна
Условия использования материалов