Саймон Никсон, Германия: смотрите и учитесь!

26 октября 2010 Новости | The Wall Street Journal
Где возьмет начало экономический рост? Этим вопросом задаются все западные государства, Лондон, Вашингтон, Токио, и в особенности некоторые периферийные страны еврозоны, с опаской ожидающие эффекта от мер строгой экономии Где возьмет начало экономический рост? Этим вопросом задаются все западные государства, Лондон, Вашингтон, Токио, и в особенности некоторые периферийные страны еврозоны, с опаской ожидающие эффекта от мер строгой экономии. Эту тему затронул и британский премьер Кэмерон, выступивший вчера в Конфедерации британской промышленности, осознавая, что ведущие отечественные деловые круги не меньше других обеспокоены потенциальными последствиями правительственных мер по сокращению расходов. Но за ответом лучше отправиться в одну европейскую страну, наслаждающуюся неистовым оживлением своей экономики. Да, это Германия.

В некотором смысле задавать такой вопрос неуместно. Согласно прогнозам МВФ, в следующем году рост мировой экономики превысит 4%. Это довольно высокая цифра, даже по "добумовым" меркам, даже если этот рост будет неравномерно распределен между развивающимися странами и западными государствами, до сих пор ведущими борьбу с последствиями финансового кризиса. С другой стороны, ответ на вопрос очевиден. Рост возьмет начало там, где и всегда: стадное чувство миллионов индивидуальных предпринимателей, инвесторов и потребителей посредством сочетания доверия и нюха на прибыль.

Правительства ломают голову над поиском способов создания условий для того, чтобы их экономики поучаствовали в этом процессе роста. С этой целью Кэмерон решил использовать обыденные и незамысловатые меры: стимулирование роста экспорта, модернизация инфраструктуры, инвестирование в науку и образование, стимулирование роста предложения спекулятивного капитала. Премьер был прав, указав на то, что наибольший вклад, который может сделать правительство - обеспечить стабильную и предсказуемую макроэкономическую обстановку, которой на данный момент правительство пытается достичь посредством жесткой политики урезания бюджета и расходов.

Но все эти ответы лежат на поверхности. А чтобы понять, что действительно требуется для создания условий экономического роста, взгляните на экономические показатели Германии за последние 20 лет. За десять лет до введения евро, Германия страдала от стремительной утраты конкурентоспособности, отчасти, по причине девальваций, осуществляемых многими торговыми партнерами страны перед введением единой валюты в обращение, отчасти в связи с внутренней инфляцией, спровоцированной бумом после объединения стран. Согласно результатам исследования Deutsche Bank, в этот период, в Германии был зафиксирован третий по величине рост действующего валютного курса. Как следствие, в первой половине текущего десятилетия экономический рост в стране был слабым, что спровоцировало волну критики в адрес немецкой экономической модели.

Позже, невзирая на то, что Германия уже стала членом валютного союза, где невозможна девальвация, государству удалось снизить свой эффективный валютный курс почти на 20% из расчета относительной единицы стоимости рабочей силы, что сделало Германию самой конкурентоспособной страной в еврозоне. Правительство либерализовало рынок труда при помощи целого ряда реформ, получивших название "Повестка дня - 2010". В ответ на это немецкие компании, работающие в гармонии со своими профсоюзами благодаря двухъярусной структуре руководства (которая дает представителям рабочего класса право голоса в совете директоров), сократили расходы. В результате Германия получила еще более конкурентоспособную и гибкую рабочую силу, что во время рецессии позволило немецким компаниям незамедлительно принять меры по урезанию затрат на рабочую силу: к концу 2008 года правительство сократило рабочие часы для 1,5 миллиона немецких рабочих, тем самым избежав необходимости в массовых увольнениях и позволив немецким фирмам устоять в условиях кризиса, а также подготовиться к восстановлению экономики.

Результаты наращивания конкурентоспособности превзошли все ожидания. Дефицит текущих операций в 1999 году к настоящему времени "перевоплотился" в огромный профицит, в основном, благодаря неистовому росту экспорта. На сегодняшний день экспорт достиг рекордных 48% от ВВП страны. Берлин является крупнейшим поставщиком высококачественных промышленных товаров в развивающиеся страны. Прогнозируемый в этом году рост ВВП на 3% является свидетельством стремительного роста развивающихся рынков. Обратная сторона возложенных на себя Германией мер строгой экономии во время последнего десятилетия заключается в том, что внутренний спрос так и остался слабым. Несмотря на это, низкая ставка безработицы в Германии - предмет зависти для многих стран мира.

Немецкий "ренессанс" содержит как четкий предупреждающий сигнал, так и посыл надежды для стран еврозоны, попавших в ловушку бума и сейчас отчаянно пытающихся обуздать раскручивающиеся по спирали дефициты бюджетов. Греция, Ирландия, Португалия и Испания позволили вырасти своим затратам на рабочую силу в расчете на единицу продукции, получив преимущество от низкой стоимости кредитования. А Германия показала нам, что вернуть утраченную конкурентоспособность возможно только путем принятия жестких структурных реформ. В качестве первого необходимого шага все 4 вышеперечисленных государства урезали заработную плату в госсекторе. В 2009 году конкурентоспособность Ирландии повысилась на 6% по отношению к остальным странам еврозоны, а средняя зарплата была понижена на 4% против +2% по всему региону. Но реформы, направленные на повышение гибкости рынка труда, необходимы.

Причиной для оптимизма является то, что немцы готовы снова начать расходовать, учитывая темпы восстановления. Германия может оказаться локомотивом, который избавит остальные страны еврозоны от опасности "высасывания" импорта из своих соседей. Экспорт Ирландии насчитывает около 80% от ВВП, таким образом, 5%-ный рост экспорта поможет экономике восстановиться на 4% и изменить динамику долга страны. При условии, что периферийные страны еврозоны пожелают принять сильнодействующий экономический препарат, сообщения о приближающемся "закате" еврозоны могут оказаться поспешными.

Тем временем, уроки немецкого восстановления проходят мимо еврозоны. Большую часть последнего десятилетия, когда их экономики столкнулись с бумом, политики США и Британии, экономисты и комментаторы смотрели на Германию свысока, утверждая, что немецкая экономика застряла в "дыре во времени". Даже сейчас, когда Центробанки обеих держав нацелились спустить с поводка второй раунд количественного смягчения в попытке девальвировать свои валюты и разбудить инфляцию, они не хотят признавать, что Германия может научить кого-то построить гибкую, конкурентоспособную и современную экономику. Это может оказаться ошибкой…

www.wsj.com

Источник / http://www.akmos.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=99165 обязательна
Условия использования материалов