Есть ли жизнь после евро

Риск распада еврозоны - одна из главных причин высокой волатильности на рынках Старого Света, да и всего мира. Среднее значение индекса VIX (который еще называют «индексом страха») с начала 2010 года достигло 21 пункта. Это на 60% выше, чем в предкризисные годы, когда индикатор в среднем находился у отметки в 13 пунктов. Почему рынки так нервно реагируют на новости, приходящие из проблемных стран Европы (Греции, Португалии, Испании, Италии) – далеко не самых крупных в мире?

В Европе создали монетарный союз, не устранив дисбаланса между экономиками запада и юга. Это одна из причин нынешних проблем континента.
Южная Европа – крупный должник Западной, поэтому дефолт на юге приведет к тяжелым последствиям на всем континенте.
От судьбы евро зависит триллионный рынок валютных деривативов – он будет парализован, многие европейские банки обанкротятся.
Возрожденные немецкая марка и франк сильно укрепятся; лира, драхма и другие валюты юга обвалятся, что сильно повредит торговле внутри ЕС и охладит экономику;
Несмотря на все проблемы, важно сохранить еврозону, и это возможно.

Риск распада еврозоны - одна из главных причин высокой волатильности на рынках Старого Света, да и всего мира. Среднее значение индекса VIX (который еще называют «индексом страха») с начала 2010 года достигло 21 пункта. Это на 60% выше, чем в предкризисные годы, когда индикатор в среднем находился у отметки в 13 пунктов. Почему рынки так нервно реагируют на новости, приходящие из проблемных стран Европы (Греции, Португалии, Испании, Италии) – далеко не самых крупных в мире?

Почву для нынешнего дисбаланса в экономике континента заложило создание монетарного союза, а следовательно и общего Центробанка. Внутри единого денежного пространства капитал из стран Западной Европы стал перетекать в государства Европы Южной из-за разницы в процентных ставках. Так, в 2000-2008 годах реальная ставка в Испании была ниже, чем в Германии в среднем на 145 базисных пунктов! Это привело сначала к сильному удорожанию некоторых активов в периферийных странах (например, недвижимости), а затем усилило обвал цен. В то же время экономики стран Европы оказались крепко связанными друг с другом. Поэтому последствия развала еврозоны будут тяжелыми для всех без исключения.

Простой, но яркий показатель – международная инвестиционная позиция. Это разница между активами стран, инвестированными за рубежом, и пришедшими в их экономику из-за рубежа. Сейчас этот показатель является положительным у западноевропейских государств и резко отрицательным – у ряда стран южной части континента. Например, у Германии международная инвестиционная позиция составляет 36% от ВВП, у Голландии – 42%, у Бельгии – 58%. И напротив: показатель Греции опустился до -80%, Испании до -93%, Португалии до -103% (есть подробное исследование 2stocks на этот счет). Другими словами, за годы существования единого денежного пространства Южная Европа превратилась очень крупного должника Западной. И дефолт по обязательствам южных стран автоматически обрушит активы не только в самих этих странах, но и за их пределами. Ведь Западной Европе придется списывать своим южным соседям колоссальный объем долгов.

Кроме того, не будем забывать о глобальном рынке деривативов, особенно валютных и процентных свопов. Этот рынок при распаде еврозоны пострадает очень сильно. Расчеты по многим контрактам будут просто невозможны, так как перестанет существовать валюта, к которой они привязаны. Западноевропейские банки понесут убытки, которые многих из них способны обанкротить. Обороты по валютным свопам исчисляются триллионами евро. В одних только США со свопами на евро ежемесячно заключаются сделки на $1,5 трлн (по последним данным Foreign Exchange Committee).

Что будет с теми национальными валютами, которые придут на смену евро? Они поведут себя по-разному. Чем сильнее экономика страны, тем выше вероятность укрепления ее денежной единицы по отношению к валютам соседей по континенту. Например, возрожденные немецкая марка и франк будут дорожать по отношению к итальянским лирам и греческим драхмам. Но от этого никто не выиграет.

Конечно, конкурентоспособность продукции периферийных стран Европы вырастет, а тех же немецких товаров – упадет. Проблема в том, что на юге континента промышленная инфраструктура развита гораздо слабее, чем на западе. Промышленность южных стран не сможет воспользоваться теми возможностями по наращиванию экспорта, которые предоставят ей дешевеющие национальные валюты. Объем торговли внутри ЕС существенно сократится, это плохо отразится на динамике ВВП всех стран содружества. Бегство капитала, коллапс банковской системы, инфляция в более слабых странах – почти неизбежные последствия отказа от евро.

Распад еврозоны откинет экономики стран континента примерно на 10-20 лет назад. Поэтому власти так стараются реструктурировать сегодняшнюю денежную систему континента вместо того, чтобы полностью от нее отказаться. Как минимум это более контролируемый процесс, и теоретически вполне реализуемый. Еврозона представляет собой проблемный, но, тем не менее, потенциально сильный экономический блок.

/Элитный Трейдер, ELITETRADER.RU/

http://metropol.ru/ (C) Источник

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter