Самюэль Бриттан Новости | Financial Times

В чужой монастырь да со своим уставом

13 апреля 2013  Источник / http://www.forexpf.ru/
Германия рушит стереотипы, и правильно делает
Этот девиз всем известен. Германия должна пойти на стимулирующие меры. Штатам нужно активнее сокращать свой дефицит бюджета. Китаю необходимо наращивать внутренний спрос и больше импортировать. Развивающимся странам типа Индии следовало бы благосклоннее относиться к иностранному капиталу. А британскому правительству - умерить свою болезненную страсть к фискальной консолидации. Возьмите любой экономический отчет, и найдете там эти и подобные рекомендации. Почитайте международные коммюнике и заявления от августейших органов, и там они тоже встретятся. Но вот незадача - никто не собирается ими воспользоваться. Хуже того, советы, способные вылиться в дефляцию или сокращение экономики, навязываются странам, оказавшимся в сложной ситуации - например, ослабленным членам Еврозоны, павшим жертвой так называемой Тройки, куда входит Еврокомиссия, Европейский центральный банк и МВФ. Но они не могут принудить могущественные страны с профицитами следовать своим рекомендациям. Таким образом, весь мир катится к дефляции как раз в тот момент, когда она ему меньше всего нужна.

Единственная крупная страна, играющая более или менее по правилам международного консенсуса, это Япония. На прошлой неделе она удивила и одновременно обрадовала рынки, объявив об усилении своей программы монетарного стимулирования. Но международный консенсус тут вовсе не при чем. Скорее, просто новое правительство решило взять резкий старт и положить конец многолетней дефляции. Японские власти отрицают тот факт, что девальвация иены является их политической целью, настаивая на том, что это лишь побочный эффект предпринимаемых мер и спонтанная реакция рынка. Кроме того, профицит текущего счета в Китае практически испарился из-за неблагоприятной ситуации на главных экспортных рынках страны, а не под давлением мировой общественности. Еще один пример неэффективности консенсуса - это Германия. Многие годы от нее пытаются добиться увеличения внутреннего спроса. Не хочу подписываться под жесткой пре-кейнсианской ортодоксальностью, охватившей немецкую политику, которая, фактически, обокрала Германию, лишив ее изрядной доли преимуществ кампании, начатой Кейнсом в 1920-х; она должна была снять со страны часть репатриационного бремени, возложенного на страну Версальским договором. Шаги, предпринятые для формирования сбалансированного бюджета и конституционных требований, говорят о том, что лидеры Германии переняли экономический Бурбонизм у своих соседей, французов. Вероятно, когда пройдут выборы, политики несколько ослабят свою хватку, но не ждите от них слишком многого.

Кроме того, отказавшись от общепринятых суждений, Германия поступила не так уж плохо. Инфляция в стране чуть ниже 2%. В последнем квартале 2012 года немецкая экономика зафиксировала отрицательный рост, но, без сомнения, этот показатель станет досадным исключением на общем фоне. Конечно, ставка безработицы в области 6%, и, конечно, могла бы быть и пониже, однако, на фоне показателей в США и Великобритании, не говоря уже о соседях по Еврозоне, и здесь у немцев дела обстоят не так уж плохо. Только Голландия может соперничать с Германией по уровню безработицы. Но что действительно выделяет страну, так это профицит текущего счета, который, по оценкам, составляет 7% от ВВП. (Того факта, что нам известен этот показатель, уже достаточно, чтобы понять, насколько далека Европа от настоящего экономического союза. Кто знает платежный баланс Суссекса или Оклахомы?) Если каким-то чудом вернется в обращение немецкая марка, ее курс, несомненно, пойдет вверх. Некоторые даже предлагали Германии "временно" выйти из Еврозоны и вернуться по более высокому курсу. Ярчайший пример экономики без политики. Если бы страна последовала этому примеру, возвращаться уже было бы некуда. Меня это не сильно тревожит, но энтузиасты единой валюты будут опечалены.

В общем, я хочу сказать, что лучше всего, принимать немецкую политику такой, какая она есть, и не пытаться учить страну, как ей поступать. Позиция Германии в этом отношении проявилась во всей красе на злосчастной Боннской конференции в 1968 году, когда Рой Дженкинс, министр финансов финансов Великобритании, высокомерно призвал к ревальвации немецкой марки, чтобы поддержать реализованную недавно англичанами девальвацию фунта. Его не услышали. Всегда спокойный и уравновешенный Дженкинс впервые на моей памяти потерял самообладание, хлопнул дверцей своей машины, заявив, что "ему больше нечего добавить". В конечном счете, немцы все-таки провели ревальвацию, когда сочли для себя это приемлемым. Да, правительства должны вести себя "эгоистично", чтобы защитить интересы своих граждан. Правда делать это можно по-разному. В 1930-х годах был выбран неправильный путь потворства торговым ограничениям, искусственного создания рабочих мест и так далее.

Еще один ключевой аспект известен нам как "валютные войны", или "конкурентная девальвация". Если главное оружие в этой войне - монетарная политика, масштабных разрушений можно избежать. По сути, если действия в этом направлении стерилизовать, можно добиться столь нужной сейчас монетарной экспансии на международном уровне. Мораль такова - за исключением международных заседаний на высоком уровне, национальные политики должны воспринимать поведение других правительств, как действие внешних факторов. Иными словами, нужно принимать мир таким, какой он есть.

/Элитный Трейдер, ELITETRADER.RU/
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=176939. Об использовании информации.