Jeff Spross Пресса | Финансист

Почему богатые не осознают, что они богаты?

11 февраля 2016   Источник /

Как могут люди, зарабатывающие 250 тыс. долларов в год, считать себя представителями среднего класса? Половина всех американцев зарабатывают 53 657 долларов в год или меньше. Те, кто зарабатывает 157 479 долларов или больше, составляют первые 10%, а те, кто зарабатывает 206 568 долларов или больше, составляют ведущие 5%.

Люди, чей заработок варьируется между 50 тыс. и 100 тыс. долларов, говорят, что им необходимо иметь 260 тыс. долларов в год, чтобы почувствовать себя богатыми. Люди, зарабатывающие свыше 100 тыс. долларов, говорят о сумме в полмиллиона долларов. Только 28% инвесторов с активами на сумму от 1 до 5 миллионов долларов считают себя "состоятельными". Люди из первых 10%, первых 5%, или выше регулярно говорят, что они испытывают стресс из-за денег. Главные демократы, в том числе Хиллари Клинтон и Барак Обама, определяют "средний класс" как людей с доходом 250 тыс. долларов в год, вместе с обещанием не повышать налоги для всех с доходами ниже этого уровня.

Что происходит?

Первый ключ к решению этого вопроса может быть найден в отчете Brookings за 2014 год. По крайней мере, одна треть американцев живет от зарплаты до зарплаты, а две трети этой одной трети достигают экономического уровня, который я и Brookings сочли бы уровнем состоятельных или, по крайней мере, обеспеченных людей. Это люди, располагающие активами, но часто эти активы находятся в формах, которые очень трудно перевести в наличные: жилье, пенсионные счета и тому подобное.

Это связано с тем, как высокая стоимость жизни в больших городах "съедает" заработную плату. Это наем жилья или выплаты по закладной, погашение автокредитов и техническое обслуживание, страховка, стоимость образования детей и платежи по студенческим займам для получения ученой степени, которая обеспечивает доступ к должностям с высоким уровнем заработной платы. Сейчас оба родителя должны работать, чтобы зарабатывать столько же, сколько один родитель зарабатывал десятилетия назад, так что в настоящее время услуги няни стали необходимостью. Даже еда является проблемой: одним из наиболее поразительных аспектов современной американской экономики является тот факт, что чем больше вы зарабатываете, тем дольше вы склонны работать – часто намного больше 40 часов в неделю. Поэтому у людей нет времени готовить еду, и они регулярно питаются вне дома, в городах, где еда на вынос более дорогая, чем где-либо еще. Сложите все это вместе, и вы увидите, как даже шестизначная зарплата может быстро улетучиться, оставляя даже богатых "стесненными в денежном отношении".

Это абсолютно не означает, что верхушка общества заслуживает той же самой расстановки приоритетов, что и люди, живущие от зарплаты до зарплаты, и которые не могут позволить себе жить в красивом центре города, питаться в ресторанах и платить за частные школы. Я думаю, что справедливым будет подвергнуть насмешкам эти нужды, которые нам пытаются представить как первоочередные проблемы человечества, и посоветовать верхушке решить их, заплатить более высокие налоги и двигаться вперед.

Но я не уверен, что это самая полезная форма ответа.

Недавно Пол Кругман написал полезную статью об экономике городов и о том, как они стали центрами неравенства и высоких доходов. О людях, которые приезжают в города, чтобы зарабатывать больше. Но так как мы не можем увеличить предложение земли, а земля становится все более ценной, так как все больше и больше людей хотят жить на ней, это подталкивает цены на жилье к заоблачным высотам. Вскоре за этим последует стоимость других базовых жизненных благ, таких как еда, транспорт и развлечения. Добавьте суровость современного рабочего дня и желание сократить время поездок на работу и обратно, и вы получите некий безостановочный "эффект храповика": более высокие доходы ведут к более высоким расходам.

На самой вершине неравенство становится поистине головокружительным: люди из группы 1% зарабатывают больше, чем из группы 5%. Люди, составляющие 0,1% самых богатых, зарабатывают больше, чем люди из ведущей группы 1%. И так далее. Это создает статусные тревоги и потребность "быть не хуже других". Но все это имеет и очень конкретные экономические результаты: определяет, где доступны и недоступны рабочие места, обеспечивающие приличный уровень жизни, повышает расходы и ценовые ориентиры. Средняя семья тратит намного больше на ипотеку здравоохранение, машину и уход за детьми, чем в 1970-х.

Каждый хотел бы зарабатывать больше. Но в современной американской экономике поступки такого рода напоминают "сделку с дьяволом": хорошая зарплата в обмен на право присоединиться к непрекращающейся бешеной погоне за богатством.

Ситуацию можно было бы смягчить, если бы представители высшего общества продемонстрировали больше самодисциплины и меньше беспокойства о том, как их машина, их дом или стиль жизни выглядят по сравнению с соседскими. Но требование такого рода аскетизма несильно отличается от мнения, что решение проблемы бедности заключается в более сильных семьях и лучшей трудовой этике. "Левые" правы, когда говорят, что мы не должны требовать больше добродетелей от бедных. Люди, конечно, уязвимые существа. Вместо этого мы должны менять экономические институты и структуры, в которых они живут. Требование к богатым быть более добродетельными не так отвратительно с моральной точки зрения, поскольку оно подталкивает вверх, а не тянет вниз. И все-таки в качестве основы для политических действий такое требование не выглядит менее глупым.

Так как же изменить экономические системы, в которых живет высший класс?

Если крайнее неравенство в высших слоях является проблемой, то начало повышения налогов только для ведущих 0,1% или 0,01% - уже не такая плохая идея. Смысл налогов состоит в том, чтобы направить поток денег и ресурсов не только на создание новых рабочих мест и повышение заработной платы, но и на рост доходов. Налоги на доход богатых в середине прошлого века были настолько высоки, что они эффективно создавали максимальный доход. Мы должны вернуть эту систему. Поставьте экономику с головы на ноги, и это превратит повышение налогов по мере движения вниз по доходной лестнице более политически приемлемым.

Мы также должны сделать такие потребности как здравоохранение, дошкольное воспитание, образование и общественный транспорт бесплатными и легко доступными для каждого американца, богатого или бедного, либо за счет программ финансовой поддержки, либо побуждая правительство оказывать эти услуги напрямую. Мы можем помочь снизить стоимость жилья, делая все возможное для отмены законов о зонировании. Но само по себе это не является решением проблемы, поэтому мы должны строить намного больше муниципального жилья для повышения предложения.

Наконец, поскольку все эти первоначальные расходы будут оплачены не только налогами на самую верхушку общества, то нам необходимо вести всестороннюю политическую борьбу в пользу более высокого бюджетного финансирования. Мы можем себе это позволить, и, в конце концов, экономика нуждается в этом.

Более справедливая и беспристрастная экономика – это еще не все. Конечно, она не принесет высшему классу больше денег, чем сейчас. Но она может предложить им менее беспокойный стиль жизни, когда меньшая заработная плата идет на покупку действительно определенных вещей, которые способствуют действительно счастливой жизни.
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
При копировании ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=281807