Плюсы и минусы «Северного потока-2» – что выберет Европа?

Для ЕС существует несколько ключевых моментов, которые являются предметом разногласий, связанных с запланированным строительством газопровода «Северный поток-2» (Nord Stream 2), – еще одного прямого газового инфраструктурного соединения между Германией и Россией.

Учитывая климат отношений между Россией и Западом, уровень которого находится чуть выше точки замерзания, соглашение между Газпромом и его западными контрагентами Shell, OMV, ENGIE, Uniper и Wintershall вызвало критику сближения с Россией для мобилизации совместных усилий.

Хотя сторонники проекта (в основном, западноевропейские страны и компании) настаивают на том, что это не более чем коммерческая сделка, их оппоненты (Центральная и Восточная Европа) убеждены, что сделка придаст Москве большее нежелательное влияние на регион.

В настоящее время почти 40% потребляемого в ЕС газа поступает из России, что делает Москву крупнейшим поставщиком, за которым следуют Норвегия и Алжир. Несмотря на то, что в последние годы было сделано много политических заявлений, а в России произошло несколько серьезных кризисов, экспорт сибирского газа в Европу увеличился впечатляюще – на 8% до рекордных 194 млрд куб. м. в 2017 году.

Важнейшими причинами этой динамики являются растущая экономика еврозоны и уменьшение производительности внутренних газовых месторождений. Хотя в настоящее время Европа обладает 208 млрд куб. м мощности СПГ, в 2016 году было использовано только 51 млрд куб. м. Большая часть мощностей простаивала из-за гораздо более дешевого трубопроводного газа, особенно российского.

Поэтому сторонники Nord Stream 2 утверждают, что его значение будет увеличиваться с годами вместе с продолжающимся увеличением спроса на импортируемый газ. Кроме того, несколько кризисов, произошедших между Россией и Украиной за последние десятилетия, серьезно подорвали энергетическую безопасность Европы. По словам сторонников «Северного потока-2», он улучшит позиции Европы, т.к. позволит избежать транзита через Украину, тем самым снизив соответствующие риски.

Однако противники проекта утверждают, что именно эти кризисы показали реальное намерение России, а также необходимость уменьшения зависимости от российского импорта. Оппоненты утверждают, что газ – это не товар, а инструмент или «оружие» Кремля. Увеличение экспорта предоставит России больше возможностей для давления на Европу в случае кризиса взаимоотношений. Кроме того, это лишит Украину примерно €3 млрд годового транзитного сбора, тем самым ослабив страну в финансовом отношении и ее позиции по заключению новых контрактов с Москвой.

В то время как некоторые страны Восточной и Центральной Европы добились больших успехов в сокращении зависимости от российского газа, финансовая поддержка Shell, OMV, ENGIE, Uniper и Wintershall для Nord Stream 2 важна с точки зрения ресурсов и улучшения репутации. Это также подтверждает аргумент (в первую очередь исходящий от Германии), что это коммерческий, а не политический проект.

Когда дело доходит до «Северного потока-2», Центральная и Восточная Европа получают поддержку Европейской комиссии. Она пытается подорвать проект, но до сих пор ей это не удалось. Ее собственный юридический департамент отклонил требования комиссии о распространении существующего законодательства в области энергетики на проект Nord Stream 2.

Кроме того, разделяющее законодательство, в соответствии с которым ограничивается одновременное мажоритарное владение газотранспортной инфраструктурой и производственными мощностями, не соблюдается, поскольку трубопровод проходит через Балтийское море, которое находится за пределами юрисдикции ЕС.

И хотя Германия уже предоставила разрешение на строительство трубопровода на своих берегах, другие прибрежные государства Балтийского моря еще не сделали этого. Однако, даже если эта проблема не будет решена, Газпром может попросту изменить направление маршрута.

Хотя противники Nord Stream 2 в чем-то правы, полагая, что проект ослабит позицию Украины и что, скорее всего, больше газа будет импортировано из России, общий эффект для ЕС, скорее, положительный, чем отрицательный.

Данная инфраструктура не дает эффекта диверсификации, поскольку источник энергии один и тот же. Однако увеличение вариантов импорта укрепляет общее положение Европы, особенно на фоне недавнего взрыва на газовом узле Baumgarten в Австрии. Благодаря своему стратегическому расположению в Центральной Европе, этот хаб оказывает значительное влияние на цены «голубого топлива» на европейском континенте. Взрыв вызвал серьезные сбои газовых потоков с востока на запад, что повлияло на цены СПГ в Азии.

Огромный объем простаивающих регазификационных мощностей показывает, что в кризисные периоды Европа может при необходимости импортировать газ из различных источников. Это имело место в Великобритании, где был получен первый коммерческий груз СПГ российского проекта «Ямал».

Несмотря на то, что проект подвергся санкциям, Новатэк вместе с Total и китайскими инвесторами завершил его своевременно и в рамках бюджета. Это свидетельствует о том, что нынешний рынок газа действительно является глобальным, и в некоторых случаях подобные политические цели и экономические основы сталкиваются.

Позиция Европы по отношению к поставщикам энергоресурсов будет значительно улучшаться по мере еще большего ослабления внутренних рыночных ограничений, создания межсетевых соединений и по-настоящему единого энергетического рынка.

Несмотря на то, что «Северный поток-2» находится в мажоритарной собственности Газпрома, вся инфраструктура в рамках единого рынка придерживается законодательства ЕС, тем самым разделяя юрисдикцию. Благодаря этому Европа могла бы получать энергию по самой низкой цене, сохраняя при этом гарантию в виде простаивающих регазификационных мощностей СПГ.
Источник http://oilprice.com/ https://bcs-express.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=386327 обязательна
Условия использования материалов