«Российская биржевая торговля нефтепродуктами – фикция», – участники рынка

10 февраля 2011 Пресса | Новости
Биржевая торговля нефтепродуктами в России является притворной и служит оправданием для завышения цен. Один из участников торгов на условиях анонимности рассказал как на самом деле проходят торги Биржевая торговля нефтепродуктами в России является притворной и служит оправданием для завышения цен. Один из участников торгов на условиях анонимности рассказал как на самом деле проходят торги.

Сегодня российские нефтяники заключать контракты на биржах не обязаны. Но, следуя настоятельным «рекомендациям» правительства, которое пытается сделать ценообразование в секторе более прозрачным, на площадки всё же выходят. В России их две: Межрегиональная биржа нефтегазового комплекса и Санкт-Петербургская международная товарно-сырьевая биржа. Однако торги там можно назвать условными — по факту на бумаге они есть, но заключить сделку без предварительной договорённости невозможно. Об этом BusinessFM рассказал один из участников рынка. Он откровенно говорил о вещах, которые не принято публично заявлять, поэтому попросил его не представлять и изменить голос:

«Компании потихоньку скатились именно на проведение адресных сделок. Когда компания вертикально-интегрированная хочет продать объем кому-то конкретному, сделка заключается вне биржи по телефону, а так же по телефону эта сделка, уже заключенная, заводится на биржу. Т.е. выставляется этот объем на биржу, готовятся заявки со стороны продавца и со стороны покупателя, и на счет раз, два, три и нажатия кнопки – заключается сделка. Она в рынке, она даже рыночная. Ее никто не записывает в адресную сделку, но сделка совершается за долю секунды, и никто из участников рынка не может ни то что поучаствовать, она пролетает незаметно, ее видно только по биржевому отчету, что такая сделка. А купить этот объем не получается».

Зато цены для антимонопольщиков демонстрируются рыночные. Для этого придумана специальная схема:

«На бирже реализован такой механизм сведения заявок, что сводится заявка минимальная цена продавца и максимальная цена покупателя, но исполнение сделки идет по минимальной цене предложения. Таким образом, нефтяная компания может сказать конкретной структуре: «выстави там хоть миллион долларов за тонну, все равно я тебе продам по 15 тысяч рублей за тонну, сделку выиграешь ты». Биржа на поводу у нефтяных компаний изобретает такие формы проведения торгов, которые не вписываются в здравый смысл».

Но иллюзий в отношении прозрачности торгов нефтепродуктами нет даже у ФАС. К продажам на бирже антимонопольщики относятся скептически:

«Нефтяным компаниям и подавляющему большинству нефтяных компаний не очень выгодно в открытый рынок продавать нефтепродукты. Не выгодно, потому что в среднем звене нефтяных компаний принято продавать нефтепродукты дешевле, чем они стоят на самом деле. Затем, чтобы разницу потом получить чемоданом».

Чтобы механизм торгов заработал в открытую необходимо, чтобы на законодательном уровне государство обязало все компании продавать от 15 до 20 процентов от реализации нефтепродуктов на внутреннем рынке. Но это должно происходить параллельно с ужесточением правил торгов на обеих сырьевых биржах. Тогда доля реальных рыночных сделок вырастет, а ценообразование, которое будет формировать на уже организованном товарном рынке, приблизится к реальности

Источник / http://www.oilexp.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=110598 обязательна
Условия использования материалов