Кириллов Владимир Понарин Кирилл Туманова Екатерина Элиттрейдер | Товары | Главное | Oil

Рынок нефти: бойтесь неофитов, ратующих за простые решения

13 мая 2017  Источник http://elitetrader.ru/
Стояние нефтяных цен в 3-х долларовом диапазоне 54-57 долл/баррель Brent продолжалось три зимних месяца и первую неделю марта 2017 года. В течение второй недели марта они упали, вернувшись в диапазон 46 – 52 долл/баррель Brent, в котором находились конец лета и всю осень 2016 года вплоть до подписания 30 ноября пакта ОПЕК+ о сокращении добычи нефти. В конце марта этого года вдруг начался резкий рост нефтяных цен. 12 апреля они, протестировав снизу верхнюю границу зимнего диапазона, отскочили, 5 мая, протестировав сверху нижнюю границу осеннего диапазона, тоже отскочили и вновь, как практически весь март, начали тестировать уровни в районе 50 долл/баррель Brent, но уже снизу.

Технический анализ дневного графика нефтяных цен показывает (рис 1), что в сетке уровней расширения Фибоначчи II типа (на рис 1 - голубые горизонтальные линии), уровень сетки 161.8(46.338) выступает как сильнейший уровень поддержки, а уровень 250.0(56.825) – как сильнейший уровень сопротивления. Расширение Фибоначчи II типа построено на последний участок нисходящего ценового тренда для нефти Brent с lowest low 27,1 долл/баррель – уровень сетки 0.0(27.1) и глубиной участка 11,89 долл/баррель. Уровни сетки 188.2(49.477) и 200.0(50.88), лежащие вблизи середины этого нового 10-ти долларового диапазона, ведут себя при тестировании ценой сверху как уровни поддержки, а при тестировании снизу - как уровни сопротивления.

Таким образом, в начале мая 2017 года цены на нефть вернулись к значениям, наблюдавшимся осенью 2016 года, до подписания пакта ОПЕК+, когда автомобильный сезон в США уже закончился, а отопительный – еще не начался. И это сейчас, при 100%-ом выполнении плана сокращений добычи нефти, предусмотренного этим пактом, и сезонном росте спроса на нефть в связи с началом автомобильного сезона в США!
Теперь уже можно говорить о том, насколько прав был патриарх нефтяного рынка Али аль-Наими, выступая против политики сокращений, которая, будучи все-таки проведенной в жизнь новым руководством отрасли, ничего не дала, кроме потерь бюджетов. Но, самое главное, - о том, что простейший для понимания конкурентный рыночный механизм взаимодействия спроса и предложения на рынке нефти не действует.

Ранее мы говорили о других механизмах ценообразования и, соответственно, других факторах, определяющих биржевые значения цен на нефть. Речь, прежде всего, шла о влиянии инвесторов на рынок нефти. Дело в том, что в инвестиционных портфелях нефтяные фьючерсы используются как инструмент, хеджирующий риски инфляции. Победа Дональда Трампа 8 ноября 2016 года с его проинфляционной предвыборной экономической программой привела к резкому росту инфляционных ожиданий в США (см. рис 1) и, соответственно, резкому росту спроса на инструменты, хеджирующие инфляционные риски. К 1 марта 2017 года цена на нефть выросла к уровню середины ноября 2016 года на 20%, ровно, как и инфляционные ожидания. Однако уже к середине марта стало ясно, что скорой реформы медицинского страхования, лежащей в основе экономической программы Трампа, не получится, и инфляционные ожидания, а с ними и нефтяные цены, пошли на спад. В начале мая этого года обе они уже были на уровне 29 ноября прошлого года – дня, предшествующего дате подписания пакта ОПЕК+.
Второй фактор, влияющий на биржевые значения нефтяных цен, который также определяется поведением инвесторов, - валюта цены контракта. Это становится очевидным, как только динамика нефтяных цен очищается от влияния инфляционных ожиданий. На рис 2,3 показаны зависимости цен на нефть WTI и Brent от величины инфляционных ожиданий. При этом в качестве рыночного индикатора инфляционных ожиданий использовался спред между доходностью обычных 10 летних казначейских облигаций США (10UST) и 10 летних казначейских облигаций США, защищенных от инфляции (10TIPS). Сам процесс очищения заключается в вычитании из значения цены на нефть (индекса цены на нефть) решения уравнения линейной регрессии (одного из представленных на рис 2,3) для соответствующего значения спреда доходности. Очищенные таким образом от влияния инфляционных ожиданий индексы нефтяных цен, представлены на рис 4,5 пунктирной малиновой линией. Оказалось, что точки обеих линий в определенные периоды времени идут параллельно растущим в эти же периоды времени курсам самых разных валют к доллару США. Тот факт, что они идут, не просто параллельно, а буквально вдоль растущих валютных курсов обусловлен привязкой очищенных ценовых индексов к курсу японской йены/доллар США в точке за 22 декабря 2015 года. В тот день цены на нефть WTI и Brent ближайшего, февральского для обеих марок нефти месяца поставки сравнялись. Возможно, этому способствовала отмена в пятницу 18 декабря 40-летнего запрета на экспорт нефти из США. Но скорее всего, нефть марки WTI просто отскочила вверх из-за перехода во вторник 22 декабря на февральский контракт. Японская йена в тот день росла быстрее остальных валют из-за недавних, буквально следующих друг за другом решений двух центральных банков. 16 декабря ФРС США впервые за 9 лет повысила базовую процентную ставку. На опасениях падения американских фондовых индексов вследствие этого инвесторы к 22 декабря уже как 5-й день подряд уходили в валюты-убежища. Из последних быстрее всех росла как раз японская йена, чему, скорее всего, способствовали решения Банка Японии от 18 декабря.

Такой выбор валюты цены контракта обусловлен стремлением инвесторов получить максимальную прибыль, в том числе на росте валютного курса. Дело в том, что окончательный расчет по фьючерсному контракту производится в день экспирации контракта как минимум раз в месяц, а в период от продажи контракта до дня его экспирации валюта, используемая на бирже для расчетов, чаще всего - доллар США, может обесцениться. Отсюда следует, что при заданной расчетной валюте только валюта цены контракта может быть всегда растущей (как минимум – не падающей), а потому в разные периоды времени - разной (корзиной валют).

Из рисунков 4,5 можно сделать вывод, что в последние годы идет смена валют цены нефтяного контракта: вместо дорогих валют развитых стран в роли валюты цены контракта выступают относительно дешевые валюты развивающихся стран. Если 3 года назад основной валютой цены нефтяного контракта был британский фунт стерлингов – самая дорогая из основных валют, то сейчас валютой цены контракта чаще всего является либо аргентинский, либо мексиканский песо – валюты, более дешевые, чем доллар США. Удешевление валюты цены контракта и объясняет общее снижение уровня нефтяных цен в последние 3 года.

Аргентинский и мексиканский песо не входят в число основных валют, но обладая высокой ликвидностью, входят в группу высокодоходных мировых валют, которые широко используются в сделках carry trade на валютном рынке forex. Стратегия carry trade позволяет получать доход не только на росте курса валютной пары, но и на разнице процентных ставок валют, входящих в эту пару, в виде свопа – платежа за перенос открытой позиции на следующие сутки. Доходность, как впрочем, и риски, такой стратегии резко возрастают при использовании на рынке forex кредитного плеча и при длительном удержании открытой позиции. Главное, чтобы за время удержания курс такой пары не снизился до поступления от брокера margin call с предложением внести в залог дополнительные средства. Последнее под силу только крупным инвесторам.

Именно крупные инвесторы, проводя стратегию carry trade на рынке нефти, где высокодоходная валюта выступает в качестве валюты цены контракта, а низкодоходная валюта – в качестве расчетной, и устанавливают общий уровень нефтяных цен. Удерживая большие объемы открытых позиций по нефти длительное время, как это по данным Комиссии по товарным фьючерсам (CFTC) было 3 года назад и есть сейчас, эти инвесторы могут получать большие и постоянно растущие доходы даже на низком и малоподвижном рынке.

Особая ситуация возникла на рынке нефти в конце марта – первой половине апреля 2017 года, когда цены на нефть вдруг подскочили до максимума последних месяцев, а в качестве валюты цены контракта на рынке нефти неожиданно выступил австралийский доллар (см. рис 1,4,5). Скорее всего, она была вызвана обострением кризиса вокруг ядерной программы КНДР в преддверии таких дат в ее жизни, как 15 апреля – 105 лет со дня рождения Ким Ир Сена и 25 апреля – 85-я годовщина создания армии. Обычно в последние годы такие круглые даты в КНДР отмечают проведением испытаний ракетно-ядерного оружия. Все началось с угроз госсекретаря США, 17 марта заявившего об окончании стратегического терпения Вашингтона, и 7 апреля, сразу после ракетного удара американских военных кораблей по сирийскому аэродрому, с которого 4 апреля было применено химическое оружие, давшего понять о возможности военных действий и в отношении КНДР. А уже 9 апреля США направили в сторону КНДР ударную авианосную группу. На этом фоне началось бегство инвесторов из сделок carry trade в валюту-убежище, в роли которой на этот раз выступила не японская йена, а австралийский доллар – валюта страны, недосягаемой для ответного удара. После того, как в КНДР 15 апреля испытаний ракетно-ядерного оружия не случилось, а 25 апреля все ограничилось артиллерийскими стрельбами, инвесторы успокоились и вернулись к операциям carry trade на рынке нефти, в результате чего цена нефтяных фьючерсов устремилась вниз.

Очевидно, что рынок нефтяных фьючерсов давно перестал быть физическим рынком, а превратился в один из сегментов финансового рынка. Именно поэтому для роста цен на нефть необходимо искать баланс, но не объемов спроса и предложения физического товара, а денежно-кредитных политик центральных банков развитых и развивающихся стран.

Рынок нефти: бойтесь неофитов, ратующих за простые решения

рис 1


рис 2


рис 3


рис 4


рис 5
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=340844. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.