Коронавирус помог доллару закрепить позиции в мировой финансовой системе

Интервенция ФРС на зарубежных долларовых рынках не только успокоили рынки, но и укрепили гегемонию доллара в глобальной финансовой системе

Когда на этой неделе члены Конгресса учинили Джею Пауэллу, председателю Федеральной резервной системы США, настоящий допрос с пристрастием, основное внимание было уделено помощи, которую центральный банк оказывает американским компаниям и потребителям во время пандемии. Сенаторы также должны были спросить — но так и не спросили — что делает ФРС в последнее время, чтобы помочь долларовым рынкам за пределами США.

Это большая оплошность. Когда будущие специалисты по истории финансов будут изучать кризис Covid-19, они придут к выводу, что интервенция ФРС на зарубежных долларовых рынках за счет своп-сделок с другими центральными банками стала одним из важнейших политических шагов. Действия ФРС не только успокоили рынки, но и укрепили гегемонию глобальной финансовой системы, основанной на долларах.

Чтобы понять все это, нужно заглянуть в историю. Концепция свопов центрального банка, в рамках которой два учреждения обмениваются валютами, не нова. Согласно Банку международных расчетов, такое сотрудничество поддерживалось в период с 1962 по 1998 год. Но в начале 21-го века свопы перестали использоваться, когда ФРС сосредоточилась на внутренних долларовых рынках и американской экономике.

ФРС спешит на помощь
Ситуация резко изменилась во время кризиса 2008 года. Историк Адам Туз отмечает, что политики внезапно осознали, что неамериканские финансовые компании, особенно в еврозоне, накопили огромную, несбалансированную долларовую задолженность. Они должны были выплатить доллары инвесторам, но не смогли получить достаточное количество валюты на частных рынках, что вызвало панику.

Европейский центральный банк не смог помочь, так как у него большого запаса американской валюты. Тогда ФРС создала своп-линии, которые позволили ЕЦБ и центральным банкам четырех других стран — Швейцарии, Великобритании, Японии и Канады — вливать доллары на местные рынки.

«ФРС фактически превратила другие центральные банки в свои филиалы, чтобы расширить зону влияния на международном уровне», — пишут экономисты Штеффан Мурау, Джо Рини и Армин Хаас.

После кризиса в обществе практически не было дискуссий по поводу, того следует ли ФРС сохранить эти «чрезвычайные» меры, а также по поводу такого важного вопроса, как ответственность ФРС перед зарубежными долларовыми рынками. Кризис Covid-19 неожиданно прояснил ситуацию.

В середине марта на зарубежных долларовых рынках вновь началась паника. ФРС приняла ответные меры и даже стала действовать решительнее. Во-первых, она восстановила своповые сделки с пятью первоначальными центральными банками. Затем добавила еще девять игроков, включая Мексику и Бразилию. И, наконец, она предложила новый механизм «обратного выкупа», позволяющий организациям, не входящим в клуб из 14 членов, обменивать активы, такие как казначейские облигации, на доллары.

Эта расширенная система безопасности предназначена не для всех. Развивающиеся страны, не имеющие крупных запасов казначейских облигаций, такие как Турция, остаются за бортом. При этом программой РЕПО мало кто пользуется из-за высокой стоимости. Однако, по последним подсчетам, 10 из 14 членов клуба получили $446 млрд долларов. Более того, аналитик Credit Suisse Золтан Позсар отметил, что эта программа смогла успокоить рынки. В середине марта заемщикам, которые взяли кредиты в евро и иене, пришлось дополнительно заплатить 200 и 250 б.п. соответственно, чтобы занять деньги в долларах; к концу апреля разрыв составил всего лишь 30 б. п. и 50 б. п.

Это хорошая новость для неамериканских финансовых игроков.

Система безопасности
С 2008 года дисбалансы на зарубежных долларовых рынках в основном сместились из еврозоны в Японию, поскольку японские вкладчики, банки и компании по страхованию жизни перешли на долларовые рынки в погоне за более высокой доходностью. В итоге сельскохозяйственный банк Norinchukin стал крупнейшим в мире держателем кредитных обязательств, обеспеченных долларами. Более мелкие банки, такие как Shizuoka, также предпочли этот рынок. Между тем, Золтан Позсар утверждает, что «потребности японских страховщиков жизни в долларах США на рынке валютных свопов превышают $1 трлн».

Перед пандемией эти дисбалансы начали вызывать беспокойство у некоторых японских регуляторов. Вмешательство ФРС успокоило страхи. По последним подсчетам, Банк Японии взял у ФРС $ 224 млрд, намного больше, чем у ЕЦБ — $143 млрд, и, по-видимому, передал деньги японским организациям, которые стремятся заполучить доллары. Проще говоря, была создана система безопасности.

Сохранится ли она после Covid-19? Почти наверняка: чиновники из ФРС и Министерства финансов полагают, что предотвращение сильных потрясений на зарубежных долларовых рынках позволит избежать шока на внутренних долларовых рынках и в важнейшем секторе казначейских облигаций.

Возможно, это еще одно проявление американского эгоизма или просто неизбежное следствие финансовой глобализации. В любом случае, главный момент заключается в следующем: хотя Штаты лишаются доминирующих позиций во многих областях, гегемония доллара только растет благодаря поддержке ФРС. Это может еще больше расширить использование доллара после кризиса Covid-19, даже если такие страны, как Китай, против.
Источник: http://www.ft.com/
http://www.profinance.ru/
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка обязательна Условия использования материалов

Поддержать нас:

- Поделитесь ссылкой http://elitetrader.ru/index.php?newsid=505453
- Оформите доступ к версии сайта без рекламы