Экономика почти вернулась на докризисную траекторию


AGEA.TRADE

COVID-19: Рынки снова рухнут?

5$ Бездепозитный бонус 1$ Минимальный взнос 0% Комиссии за пополнение
В конце 1 полугодия экономика почти вернулась на докризисную траекторию. Во 2 квартале 2021 года ВВП вырос на 2,3% к 1 кварталу, заметно превысив допандемийный уровень и почти вернувшись на сложившуюся до кризиса траекторию экономического роста. Обороты в базовых секторах экономики выросли на 3-9% в реальном выражении. Так, потребление товаров и услуг, наконец, выровнялось - по обоим направлениям докризисные значения превышены на 6%. Строительство выросло на 6,2%. Промышленное производство после слабого 1 квартала вновь увеличилось на 3%, при этом решение ОПЕК+ предвещает рост российской нефтедобычи на 1% в месяц. Благодаря сильному повышению экономической активности безработица вплотную приблизилась к докризисным значениям. Улучшилась ситуация и с реальными располагаемыми доходами, но они все еще на 1% ниже допандемийных уровней. Таким образом, большинство индикаторов, характеризующих фазу экономического цикла, во 2 квартале заметно превысили докризисные значения, а оставшиеся – вплотную к ним приблизились.

В июне, несмотря на начало третьей волны, экономическая активность достигла пика, и восстановительный рост, на наш взгляд, в целом завершился. В дальнейшем будет сказываться истощение ресурсов для быстрого роста, некоторый перегрев во 2 квартале, а также - в небольшой степени - третья волна. Так, достигнутые уровни потребления могут оказаться неустойчивыми, в том числе из-за очень высокой склонности населения к потреблению и открывающегося авиасообщения с другими странами. В строительстве в 3 квартале также может наблюдаться снижение после абнормального пика в июне. Свежие данные по промышленности уже показали значимую коррекцию в июле. Прогнозы независимых экспертов и Банка России, хотя и повысились, также не предполагают продолжения роста в ближайших кварталах. Мы ожидаем, что позитивные факторы (рост добычи нефти при высоких ценах, рост бюджетных расходов и пр.) пока немного перевешивают риски, и в 2021 году рост ВВП составит 4,6%, а в 2022 году - около 2,5%.

Предварительные данные Росстата за 2 квартал 2021 года говорят об ускорении восстановительного роста российской экономики, хотя и несколько меньшем, чем мы ожидали исходя из оперативной статистики по динамике базовых секторов. За 2 квартал ВВП вырос на 2,3% (к предыдущему кварталу, после сезонной корректировки1 ), что стало четвертым кварталом роста подряд. Ранее, вслед за отскоком от дна в 3 квартале 2020 года (+5,5%), последовали два квартала сравнительно низких темпов восстановления (+0,8 и +1,5% в 4 и 1 кварталах соответственно), что в значительной степени было обусловлено второй волной эпидемии коронавируса, которая, впрочем, оказала несравнимо меньшее влияние на экономику, чем первая волна. ВВП во II квартале впервые превысил докризисные значения, в том числе 4 квартала 2019 года (последнего квартала, точно не подверженного влиянию пандемии) – на 1,7%, и почти достиг докризисной траектории роста, оцениваемой нами исходя из темпа в 2% прироста ВВП в год (рис. 1).

Поскольку подробные данные по ВВП пока не опубликованы, стоит рассмотреть динамику более оперативных индикаторов экономической активности. Оцениваемый нами на основе данных Росстата индекс базовых видов экономической деятельности, демонстрировавший с 2017 года очень близкую к ВВП динамику (рис. 1), вырос за квартал на 4% против 2,3% прироста ВВП. Сильный рост - от 3 до 9% - наблюдался во всех секторах (табл. 1), кроме сельского хозяйства, почти не зависящего от экономического цикла.

Рис. 1. Динамика ВВП и индекса базовых видов экономической деятельности в реальном выражении (100 = 2019 г., сезонность устранена)

Экономика почти вернулась на докризисную траекторию


Потребление населения, динамика которого с самого начала кризиса играла определяющую роль, в целом сохранило темпы и структуру прироста 1 квартала. Рост розничного товарооборота ускорился с 3,9 до 4,2%, платных услуг населению - замедлился с 9,6 до 8,7%, а уровни 4 квартала 2019 года. оказались превышены этими секторами на 6,3 и 6,2% соответственно. Последствия кризиса здесь были преодолены: спрос на услуги, наконец, вернулся к докризисному соотношению со спросом на товары и оба сектора достигли докризисной траектории роста (рис. 2).

Рис. 2. Динамика розничного товарооборота и платных услуг населению (100 = 2019 г., сезонность устранена), в %



Таблица 1. Квартальная динамика основных индикаторов экономической активности



Рост спроса на товары и услуги во 2 квартале 2021 года был во многом обусловлен ростом реальных располагаемых доходов населения на 2,7% и повышением склонности к потреблению с 82,5% в 1 квартале до 83,1%. Однако в дальнейшем мы ожидаем стабилизации уровня потребления, или, возможно, даже небольшой коррекции. Во-первых, склонность к потреблению достигла рекордных со 2 квартала 2014 года значений, что создает предпосылки для ее снижения в дальнейшем. Во-вторых, монетарная политика продолжает ужесточаться, что скажется как на уровне экономической активности, создающей доходы, так и на поведении населения. В-третьих, достигнутые во 2 квартале уровни ВВП могут оказаться неустойчивыми. В-четвертых, основная компонента доходов населения – оплата труда – замедлила рост с восстановительных 5,3% в 3 квартале 2020 года до 0,5 и 0,0% в 1 и 2 кварталах текущего года соответственно, что ставит под риск рост доходов в ближайшие кварталы (возможно, такая динамика обусловлена ослаблением мер поддержки и стремлением компаний перейти к более устойчивому финансовому состоянию)5 . В-пятых, открытие авиасообщения с другими странами будет сопровождаться переключением спроса на зарубежные рынки. В-шестых, третья волна эпидемии началась в середине июня, но основная ее тяжесть, с точки зрения влияния на экономическую активность и потребление, возможно, пришлась на июль.

Строительство после небольшой коррекции на рубеже 2020 и 2021 годов выросло во 2 квартале 2021 года сразу на 6,2%. Такой рост коррелирует с динамикой общей экономической активности и объемами производства строительной продукции, однако сконцентрированность приращения в одном месяце – июне (+8,9% к маю, после сезонной корректировки, рис. 3) – несколько настораживает: помимо объективно высокой волатильности строительных работ и ввода объектов в эксплуатацию могут проявляться и проблемы статистического характера. Так или иначе, вполне вероятно, что в 3 квартале, на фоне коррекции после пика в июне, мы увидим стабилизацию или снижение объемов строительства.

Рис. 3. Динамика строительства и индекса внутреннего частного спроса (100 = 2019 г., сезонность устранена)



Индекс внутреннего частного спроса, оцениваемый нами как взвешенный индекс розничного товарооборота, платных услуг населению и строительства, в первом полугодии 2021 г. показал заметное улучшение динамики (рис. 3) на фоне преодоления второй волны эпидемии: прирост в 1 и 2 кварталах составил 4,4 и 5,3% соответственно против -0,3% в 4 квартале 2020 года. В итоге значения докризисного 4 квартала 2019 года оказались превышены на 6,6%, хотя годом ранее - во 2 квартале 2020 года - наблюдалось, напротив, отклонение вниз на 15,2%. Более того, индекс внутреннего частного спроса в конце II квартала почти достиг исторического максимума конца 2014 г.

Промышленность, характеризующая одновременно состояние внутреннего и внешнего спроса на товары, их предложения и изменения запасов, во II квартале вернулась к высоким темпам восстановительного роста второго полугодия прошлого года - 3,2% против 0,1% в 1 квартале - и превысила докризисные уровни (рис. 4). Добывающие производства выросли на 5,7% против 0,6% в 1 квартале вследствие увеличения квоты России на добычу нефти в рамках договора с ОПЕК+ и при сохранении высоких темпов роста добычи газа (по 4,9% в 1 и 2 кварталах), выведших газодобычу на исторически рекордные уровни. Поскольку последняя договоренность в рамках ОПЕК+ предусматривает повышение квоты России с августа по 0,1 млн барр./сут. каждый месяц до достижения 11,5 млн. барр./сут. в мае 2022 года, то это будет напрямую обеспечивать 1% прироста индекса добывающих производств в 3 квартале и по 1,8% – в двух последующих кварталах (между тем, такой же вклад был и во 2 квартале). Добыча газа, выросшая в силу большого внутреннего - и, в меньшей мере, внешнего - спроса, напротив, может до конца года скорректироваться.

Обрабатывающие производства выросли во 2 квартале на 2,2% после снижения на 1,4% в 1 квартале на фоне высокой базы 4 квартала (рис. 4). Такая динамика в некотором плане согласуется с динамикой ВВП (2 квартал был заметно успешнее первого), однако альтернативная оценка динамики обрабатывающих производств, осуществляемая НИУ ВШЭ8 на основе данных Росстата о производстве основных видов промышленной продукции и характеризующаяся в целом меньшей волатильностью, показала снижение производства на 2,1% во 2 квартале после роста на 1,7% в 1 квартале (табл. 1) и наибольшее за все время негативное расхождение с индексом, рассчитанным по официальным данным, что может говорить не только о структурных изменениях в обрабатывающих отраслях, но и о неустойчивости роста последних во 2 квартале.

Рис. 4. Динамика промышленного производства (100 = 2019 г., сезонность устранена), в %


Примечание. График построен с учетом свежих данных Росстата по июль 2021 г.

Рис. 5. Динамика оптовой торговли и грузового транспорта (100 = 2019 г., сезонность устранена)



Рост спроса и производства во 2 квартале 2021 года сопровождался активизацией секторовпосредников. Грузооборот транспорта вырос на 5% против 1% в 1 квартале, оборот оптовой торговли – на 3,1% против 2,5% в 1 квартале. Оба сектора в конце полугодия обновили исторические максимумы (рис. 5).

Большинство индикаторов, характеризующих фазу экономического цикла, во 2 квартале 2021 года. заметно превысили докризисные значения, а оставшиеся – вплотную к ним приблизились. Если за предкризисный период взять 4 квартал 2019 года, а за условное "дно" кризиса - 2 квартал 2020 года. (0% восстановления), то во 2 квартале 2021 года прогресс в восстановлении ВВП составил 122% (против 93% в 1 квартале), а превышение докризисного уровня – 1,7 п.п. (табл. 2). Индекс базовых видов экономической деятельности восстановился еще сильнее – на 143%, причем за счет фронтального роста его составляющих. Не вышли на докризисные уровни только добыча полезных ископаемых (82%; влияние сделки с ОПЕК+), а также реальные располагаемые доходы (86%) и безработица (69%).

Таблица 2. Основные макроэкономические индикаторы во время острой фазы кризиса 2020 г. (II квартал) и по итогам 1-го полугодия 2021 г. (января-июля – по промышленности)



При этом в июне экономическая активность достигла пика. Индекс базовых видов экономической деятельности вырос за месяц на 2% (после коррекции на 0,1% в мае), впрочем, в основном за счет роста строительства и оптовой торговли (на 8,9 и 2,6% соответственно) – тех секторов, динамика которых наиболее волатильна и характеризуется сильными пересмотрами. Так или иначе, докризисные максимумы этого индекса экономической активности были превышены на несколько процентов, аналогичная картина и по индексу внутреннего частного спроса. При этом безработица, явно не поспевая – по сравнению с двумя предыдущими рецессиями – за восстановлением экономической активности, опустилась с пиковых 6,3% в июле 2020 года до 4,8%, вплотную приблизившись к наблюдавшимся на рубеже 2019 и 2020 годов 4,6% (рис. 6).

По итогам июня прогресс в восстановлении базовых видов экономической деятельности достиг 157%, при этом заметно улучшилась картина и по "отстающим" индикаторам. Добыча полезных ископаемых отыграла падение на 96%, безработица – рост на 80% (против 69% в 1 квартале в целом). С учетом этого и общего характера восстановления (рис. 6, табл. 2), можно констатировать, что в июне экономика почти вернулась на докризисную траекторию по основным индикаторам экономической активности, хотя это отчасти обеспечено стимулирующей фискальной политикой и в недавнем прошлом – мягкой монетарной политикой, ужесточение которой еще не успело оказать большого воздействия.



Впрочем, сильное повышение экономической активности по итогам 1 полугодия 2021 года содержит в себе указание и на то, что восстановительный рост по большому счету завершился. Косвенно это подтверждается, в частности, стремительным возвратом безработицы к докризисным значениям, особенно если учесть, что этот показатель, как известно, обычно запаздывает относительно экономического цикла. Свежие данные Росстата также указали на заметную коррекцию в промышленности в июле. Индекс промышленного производств упал на 1,2% к июню, до уровней марта. И если в добывающих производствах (-1,8%) сохраняется положительный тренд, то обрабатывающие производства (-1,4%) за 4 месяца снизились на 2,5% и, возможно, переходят к более низким, но при этом более устойчивым объемам выпуска.

Об исчерпании восстановительного роста косвенно говорит и то, что, хотя столь позитивные итоги первого полугодия стали неожиданностью для аналитиков и повлекли за собой повышение прогнозов роста экономики в текущем году, новые цифры таковы, что не предполагают заметного роста в ближайших кварталах. Банк России за несколько дней до выхода статистики за июнь улучшил ожидания по ВВП в 2021 году с 3-4,0% до 4-4,5%. Последний ежеквартальный опрос профессиональных прогнозистов, проведенный Институтом "Центр развития" НИУ ВШЭ несколько позже (в период с 27 июля по 9 августа 2021 года), показал повышение консенсус-прогноза с 3,1 до 4%. Для сравнения, если в 3 и 4 кварталах ВВП будет сохраняться на уровне II квартала, то, по нашим подсчетам, в 2021 году в целом он вырастет на 4,4%.

Мы же ожидаем роста ВВП в 2021 году около 4,6%, что соответствует его текущим приростам в 3 и 4 кварталах по 0,2% против 1,5 и 2,3% в первых двух кварталах: с одной стороны, взлет в первом полугодии был столь внушительным, что может оказаться неустойчивым (особенно если смотреть по отдельным компонентам), с другой – слишком многие факторы выступают за поддержание высокого уровня экономической активности. План ОПЕК+ по ежемесячному наращиванию нефтедобычи (на 1% в месяц для России) сочетается со стабилизацией нефтяных цен на уровнях около 70 долл./барр. Государство расположено к тому, чтобы наращивать расходы бюджета в текущем году. Денежно-кредитная политика ужесточилась, но является нейтральной и влияет с лагом. Восстановление мировой экономики продолжается: если в октябре прошлого года МВФ ожидал ее рост в 2021 году на 5,2%, то начиная с апреля – уже на 6% (причем прогноз по России был повышен с 3,0 до 4,4%). Третья волна эпидемии в России, начавшаяся и набравшая силу в июне и июле, слабо сказалась на показателях июня и, как мы ожидаем, в целом окажет на экономику значительно меньшее воздействие, чем вторая волна. На 2022 г. мы ожидаем около 2,5% роста ВВП.

BC.GAME

Мы сделали это! Самое крутая игровая крипто-платформа теперь лицензирована!



ЦентроКредит

Вы активный опытный трейдер и хотите сменить брокера? Присмотритесь к нашему банку

Для трейдеров финансовые инструменты — не способ сохранить накопления, а скорее инструмент заработка. Трейдеры обычно разбираются в техническом анализе и могут просчитывать риски, поэтому ждут от брокера не советов, а просто доступа к бирже и внебиржевому рынку за минимальную комиссию.
Источник: http://www.hse.ru/

Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=572626 обязательна Условия использования материалов

Мощная торговая платформа


AGEA предлагает драгоценные металлы, цифровые или криптовалюты, обычные валюты, товарные и индексные контракты, а также финансовые инструменты других классов активов через несколько торговых платформ