Новости | Bloomberg

2013 и 1937: четыре пугающих сходства

30 ноября 2012  Источник / http://www.forexpf.ru/
Повторит ли 2013 год историю 1937-ого? Этим вопросом задались многие аналитики из-за падения рынка акций после американских выборов. Шестнадцатого ноября стало ясно, что упал не только фондовый рынок, но и промышленное производство, которое является ключевым показателем состояния экономики. В данном случае "1937" мы ассоциируем с падением рынка, которое также произошло после переизбрания президента от демократов - Франклина Рузвельта - в 1936 году. Оно произошло не в один день, а растянулось на весь первый полный год после выборов. Промышленное производство резко упало на 34,5%. Промышленный индекс Dow Jones уменьшился вполовину: от значения чуть ниже 200 на начало 1937 года до менее 100 в конце марта 1938 года. Сегодня сложно представить падение фондовых индексов вполовину или безработицу выше 15%, как было во времена Великой депрессии. Однако параллель настолько очевидна, что ее нельзя не заметить. Она связана с угрозой раздутого правительства и отражена в нескольких категориях.

-- Рекордный предвыборный бум. В былые времена государственные расходы составляли примерно 19% или 19.5% от внутреннего валового продукта. Этот коэффициент был настолько надежным, что экономисты считали его самим собой разумеющимся, американской нормой, отклонение от которой был противоестественным и временным. Согласно старому правилу в 19%, государственные расходы должны были снова упасть, как только худшая часть экономического кризиса 2008 осталась позади.

Но этого не случилось. Напротив, государственные расходы продолжили расти. Что еще более важно, даже в 2012 году, когда кризис уже давно прошел, правительство транжирило деньги, потратив сумму, равную 24.3% экономики, больше чем за год до этого (24.1%). В 1936 пробили аналогичный порог. Вплоть до 1936 года государственные расходы держались на более низких уровнях, по сравнению с совокупными расходами штатов и городов, исключая военное время. Рузвельт слегка расширил границы, и в 1936 году Вашингтон потратил больше чем города и штаты. Это был головокружительный сдвиг для страны, основанной на принципах федерализма и сильных штатах.

-- Холодный душ после. В этом году после выборов президент Барак Обама ясно дал понять, что формирование бюджета - его приоритетное направление: "Я готов полон решимости взять на себя обязательства, чтобы обеспечить тот тип сокращения дефицита бюджета, который позволит его стабилизировать, позволит его сократить, начнет сокращать наш долг. Я уверен, мы сможем этого добиться". Рузвельт также начал второй срок с заявления об умеренном сокращении дефицита. Президент, как написала журналистка Анна О'Хара МакКормик в 1937 был как "голландский домовладелец, который каждый месяц тщательно приводит в порядок свои счета и действительно негодует от того, что теперь он привязан к балансировке бюджета, а Конгресс не может остановить растраты".

-- Грозная атака на статус-кво. На своей первой пресс-конференции , состоявшейся 14 ноября, Обама приложил все усилия, чтобы объяснить, что его увеличение налогов падет только на богатых: "Меня беспокоит то, что в нашем случае богатые не платят больше или не платят столько, сколько должны". Рузвельт тоже свирепствовал, говоря "старой гвардии": "О своей первой администрации должен сказать следующее - в ней силы себялюбия и жажды власти увидели достойного соперника. О своей второй администрации должен сказать, что при встрече с ней эти силы спасовали."

--Последствия законопроектов первого срока. Обама подписал свой Акт о здравоохранении в 2010 году, отложив большую часть его реализации до 2013 года, после выборов. Теперь, когда последствия этого акта не за горами, рынки задаются вопросом, смогут ли они справиться с требуемыми изменениями. Рузвельт пошел дальше: Социальная защита, Акт Вагнера Wagner Act и новый закон о Федрезерве, закон о банковской деятельности 1935 года - все прошли перед выборами. Последний закон дал Федрезерву новый инструмент, возможность с легкостью вносить изменения в резервные требования банков. Во всех трех случаях законы вступали в полную силу после выборов. Только в 1937 году американцы должны были сделать вклад в систему социальной защиты, выводя таким образом средства из экономики, и только в 1937 году Джон Льюис, лидер лейбористов, приложил все усилия для увеличения зарплаты и числа забастовок, вынудив компании платить больше, чем они могли себе позволить. В 1936 и 1937 годах Федрезерв повысил резервные требования вдвое. В результате этих законов сократились доступные средства, выросла неопределенность, и упали деловые настроения. Очевидный вопрос: почему заявления Обамы или Рузвельта о сокращении сразу после выборов не утешают тех, кто выступает против расширения правительства.

Недоверчивые рынки

Ответ кроется в том, что рынки, наблюдающие за резкими движениями вперед-назад, не верят в то, что это отступление долговременно. Гиганты - это гиганты. Экспансионисты склоняются к расширению правительства, как это делал Рузвельт, особенно резко во Вторую мировую войну. Мандат значит больше чем болтовня о жестких мерах. Бенджамин Андерсон, главный экономист Национального банка "Чейз" в 1930-х, попытался осветить проблему президента крупного правительства, назвав одну из своих книг "Когда правительство изображает Бога". Его консультанты убеждали его изменить название, аргументируя это тем, что оно звучит обидно. Андерсон изменил его на банальное: “Экономика и общественное благосостояние”. Но выражение Андерсона по-прежнему актуально: Правительство, которое "изображает Бога" или, как минимум, "изображает центр власти", может распугать рынки и работодателей, независимо от эпохи.

/Элитный Трейдер, ELITETRADER.RU/
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=162730. Об использовании информации.