Джеффри Френкель Новости | InoPressa

Таргетирование номинального ВВП: время пришло

17 декабря 2012  Источник / http://www.metropol-forex.ru/
Джеффри Френкель, профессор Школы Кеннеди Гарвардского университета. Являлся членом Консультативного экономического совета при президенте Клинтоне. Руководит программой по международным финансам и макроэкономике в Национальном бюро экономических исследовал
Настало время для крупнейших центробанков мира пересмотреть то, как они осуществляют денежно-кредитную политику. Федеральная резервная система США и Европейский центральный банк продолжают бороться с устойчивой экономической слабостью, несмотря на то, процентные ставки находятся на низком уровне уже не первый год. В Японии Синдзо Абэ, лидер оппозиционной Либерально-демократической партии и кандидат на пост премьер-министра, выступает за более экспансионистскую денежно-кредитную политику в преддверии выборов. А центральные банки, и в Великобритании, и в Китае ждет новое руководство, которое может повлечь за собой новое мышление.

В некоторых странах регуляторам денежно-кредитной политики следует рассмотреть переход в сторону таргетирования номинального ВВП - переход, который может быть реализован поэтапно таким образом, чтобы сохранить доверие по отношению к целевой инфляции. Действительно, для многих стран с развитой экономикой, ориентация на темпы роста номинального ВВП явно превосходит статус-кво.

Центральные банки задают ориентиры, или цели, с точки зрения ряда экономических переменных с тем, чтобы сообщать о своих намерениях общественности, обеспечить прозрачность, и сигнализировать ожиданиям. В частности, они фиксировали цену на золото (при золотом стандарте); задавали целевую денежную массу (в эпоху расцвета монетаризма в начале 1980-х), устанавливали целевой обменный курс (который помогал развивающимся рынкам преодолеть гиперинфляцию в 1980 году, и использовался членами Евросоюза в 1990-х годах). Все эти ориентиры в конечном итоге проваливались, будь то из-за нехватки золота, изменения в спросе на деньги, или десятилетия спекулятивных атак, подрывавших валюту.

Последние десять лет принято считать, что таргетирование инфляции - то есть, объявление целевого показателя роста потребительских цен - это наилучшая основа для денежно-кредитной политики. Но мировой финансовый кризис, который начался в 2008 году, выявил некоторые недостатки в таргетировании инфляции, аналогичные недостаткам таргетирования валютного курса, которые обнаружились во время валютных кризисов 1990-х годов.

Преимущество таргетирования номинального ВВП по сравнению с инфляцией – в надежности такого подхода, особенно в отношении потенциального кризиса предложения и потрясений, вызванных изменениями условий торговли. Например, с помощью таргетирования номинального ВВП, ЕЦБ мог бы избежать своей ошибки в июле 2008 года, когда, при входе экономики в рецессию, он, в ответ на всплеск мировых цен на нефть, повысил процентные ставки для борьбы с инфляцией потребительских цен. Кроме того, ФРС могла бы избежать ошибочной излишне мягкой денежно-кредитной политики в 2004-2006 года (при ежегодном росте номинального ВВП более 6%).

Идея ориентироваться на номинальный ВВП начала обсуждаться примерно с 1980-х годов, когда многие макроэкономисты рассматривали ее в как логическую альтернативу сложностям таргетирования денежной массы, особенно в отношении потрясений, связанных со скоростью обращения денег. Такие предложения теперь частично возрождены с целью обеспечить монетарное стимулирование и более высокие темпы роста в США, Японии и Европе при сохранении надежного номинального якоря. В экономике, балансирующий между восстановлением и спадом, целевой уровень роста номинального ВВП в 4-5 % в следующем году будет иметь эффект, эквивалентный целевому уровню инфляции 4%.

Регуляторы денежно-кредитной политики в ряде развитых стран сталкиваются с проблемой "нулевой нижней границы": краткосрочные номинальные процентные ставки нельзя опустить ниже, чем они уже есть. Некоторые экономисты недавно предложили в ответ на высокий уровень безработицы увеличить целевую годовую инфляцию с традиционных 2% до, скажем, 4%, тем самым снижая реальную (с учетом инфляции) процентную ставку. Они любят припоминать ФРС главу Бена Бернанке, давшего аналогичные рекомендации японским властям десять лет назад.

Но многие центральные банки сильно против целевой инфляции на уровне 4%, или даже 3%. У них нет желания отказывать от цели, которая четко закрепляла инфляционные ожидания на протяжении многих лет. Даже если рост инфляции явно временный, они беспокоятся, что это может нанести непоправимый ущерб доверию к долгосрочному целевому уровню.

Это также одна из причин, по которой центральные банки настороженно относятся к к таргетированию номинального ВВП. Они опасаются: цель по темпам роста номинального ВВП на уровне 5% или более в следующем году - будут интерпретировать как сдвиг целевого показателя инфляции выше заветных 2%, что, опять же, навсегда подорвет доверие к долгосрочному ориентиру.

Но от 2%-го порога отказываться совсем не обязательно. Практическое решение состоит в том, чтобы вводить таргетирование номинального ВВП поэтапно. Монетарные власти должны начать с того, чтобы "снести" показатели по росту реального экономического роста и инфляции на ближайшую перспективу, сохраняя при этом более долгосрочные прогнозы и целевой уровень инфляции на соответствующем уровне. При этом к долгосрочным прогнозам следует добавить предполагаемые показатели роста номинального ВВП. Это будет около 4-4,5% для США, что подразумевает долгосрочные темпы роста реального ВВП на уровне на 2-2,5% - так же, как сейчас. Для Японии, вероятно, это будут 3% роста номинального роста ВВП, предложенные недавно либерал-демократами, - в основном из-за отсутствия прироста населения. Едва ли такие действия можно будет назвать инфляционными.

Вскоре после этого, нужно добавить предполагаемые показатели по росту номинального ВВП на ближайшие три года: выше 4% для США, Великобритании и еврозоны (возможно, 5% в первый год, далее 5,5%, но с сохранением прежнего долгосрочного целевого уровня 4-4.5%). Это вызовет волну общественных спекуляций на тему того, как 5,5% вписываются между реальным ростом и инфляцией. Суть в том, что центральные банки этого контролировать не могут: денежно-кредитная политика определяет общее реального экономического роста и инфляции, а не относительную величину каждого из них.

Таргетирование номинального ВВП обеспечило бы следующую схему: при отсутствии ускорения реального роста, реальная процентная ставка снижается автоматически, что провоцирует спрос. Цели для роста номинального ВВП могут быть выбраны таким образом, что ставит уровень номинального ВВП на путь ускорения докризисного тренда. В долгосрочной перспективе, когда номинальный ВВП возвратится к ежегодным темпам 4-4.5%, реальный рост вернется к своим, скажем, 2-2.5%, при этом инфляция снизится до 1,5-2%.

Постепенный переход к таргетированию номинального ВВП обеспечивает возможность стимулирования, и при этом не требует от центральных банкиров отказываться от своей заветной целевой инфляции.

/Элитный Трейдер, ELITETRADER.RU/
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=164469. Об использовании информации.