Санкции США поставили крест на новых проектах «Газпрома» в Азии

13 августа 2015 finanz.ru | ОАО "Газпром"
Новые американские санкции, адресованные потенциальным поставщикам технологий и оборудования для разработки запасов Южно-Киринского месторожения в Охотском море, не просто нанесли удар по одному из проектов «Газпрома». Они поставили крест на плане российского руководства выйти с новыми коммерческими объемами газа на многообещающий азиатский рынок.

Освоение Киринского блока в рамках проекта «Сахалин-3» было последней надеждой этого плана. Остальные начинания бесславно провалились или находятся на грани провала. Проект завода по сжижению и экспорту газа в районе Владивостока остался на бумаге, несмотря на принятое по указанию президента инвестиционое решение. Падающие цены на нефть и газ в Азии сделали его неконкурентоспособным: себестоимость сахалинского газа на входе на завод планировалась на уровне 10-11 долларов за миллион британских тепловых единиц, а нынешние цены импортного газа в Японии колеблются в районе 8 долларов.

Построенный под этот завод газопровод Сахалин-Хабаровск-Владивосток дышит на ладан без развития спроса, и из запланированных 14 газоперекачивающих станций трассе хватает всего одной, чтобы доставлять в Приморье чуть больше миллиарда кубометров в год, да и то при значительном субсидировании цены этого газа из федерального бюджета по специальному распоряжению президента (по 300 млн долларов в год).

Замысел экспорта в Китай якутского и иркутского газа по трассе «Сила Сибири» тоже оказался по существу невостребованным. Китайцы, которые прекрасно закрывают свои потребности в газе из других источников, не готовы платить за поставки по «Силе Сибири» хотя бы по себестоимости и наотрез отказались участвовать в финансировании этого мегапроекта. В отчаянии руководство страны было вынуждено обратиться в правительство с просьбой придумать что-нибудь, чтобы ссудить деньгами заведомо неокупаемый проект, но надежд на нужное финансирование практически нет.

У «Газпрома» осталась одна единственная возможность хоть как-то увеличить сое присутствие на азиатском газовом рынке (сейчас осуществленный международным консорциумом под руководством Shell проект «Сахалин-2» продает ежегодно 10 млн тонн сжиженного газа, и «Газпром» смог приобрести в нем контрольный пакет акций после беспрецедентного давления госчиновников на иностранных партнеров). Эта возможность - сооружение еще одной, третьей технологической линии на заводе «Сахалина-2» мощностью 5 млн тонн СПГ в год.

Сначала «Газпром» попытался получить газ для третьей линии у проекта «Сахалин-1», где под руководством ExxonMobil работает консорциум с участием «Роснефти», индийцев и японцев, но встретил отказ. Этот консорциум сам вынашивает планы строительства собственного заводика по производству СПГ.

В итоге главным и единственным источником газа для новых мощностей «Газпрома» по сжижению остался Киринский блок, а в нем - Южно-Киринское месторождение. Загнанный в угол российский монополист даже решил прислушаться к давнему предложению Shell о слиянии «Сахалина-2» с «Сахалином-3» и о распространении на совместный проект условий соглашения о разделе продукции, по которому успешно и прибыльно работает «Сахалин-2».

Именно в этот момент из-за океана пришла новость о включении Южно-Киринского в санкционный список. Американцы указали к тому же, что запросы на разрешение экспорта оборудования и технологий для этого проекта буду рассматриваться «с презумпцией отказа». Преследовать за обход санкций будут все компании, включая те, которые работают в иностранных государствах вне юрисдикции США.

Что это означает для азиатских планов «Газпрома»? Месторождение, где геологи компании рассчитывают доказать наличие почти триллиона кубометров газа, расположено на шельфе Сахалина при глубинах моря до 320 метров. Организация добычи газа со станционарных или плавучих платформ там невозможна из-за ледовой обстановки и сильных штормов, но приемлемой технологической схемой освоения могли бы стать подводные добычные комплексы. Вот только производят эти комплексы всего четыре компании - и все американские или норвежские. Смухлевать и собрать подводные модули где-нибудь в Китае не получится. Каждый комплекс проектируется и изготавливается индивидуально под конкретную скважину.

В «утешение» газпромовцам можно напомнить, что перспективы освоения Южно-Киринского и без санкций вызывали большие сомнения. В прошлом году разведочные скважины показали наличие в месторождении значительных запасов нефти - 464 млн тонн, хотя компания осмотрительно поставила на учет только 6 млн тонн. Дело в том, что такие запасы жидкого углеводородного сырья надо по всем правилам извлекать до добычи газа, чтобы не упало давление в нефтегазоносных пластах. А подводные добычные комплексы для нефти годятся не вполне, и речь могла зайти о дорогостоящих платформах, каких сейчас нигде не строят, не говоря уже о задержке с добычей на пять-шесть или больше лет.

В «Газпроме» попытались доказать, что нефть и газ Южно-Киринского находятся якобы в раздельных структурах и добычу газа можно начинать без оглядки на наличие нефти, однако к окончательному выводу пока не пришли. Есть надежда, что некоторую ясность в геологическое строение месторождения внесут две разведочные скважины этого года.

Сейчас, с введением новых санкций, геология в судьбе проекта отходит на второй план. Более того, освоить запасы Южно-Киринского не удастся даже в том случае, если его включат в состав внесанкционного «Сахалина-2». Запрет на поставку высокотехнологичного оборудования действует. Широко разрекламированные планы поворота экспортных потоков российского газа на восток проваливаются.
http://www.finanz.ru/ (C)

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter