Project Syndicate | Периодика

Парадоксы Трампономики и почему ничего хорошего ждать не приходится

1 сентября 2017  Источник http://www.project-syndicate.org/ http://www.forexpf.ru/
Дональд Трамп провел на посту президента США уже более полугода, и теперь мы можем с большей долей уверенности оценивать перспективы экономики и экономической политики США при новой администрации. И здесь мы отмечаем множество парадоксов, которыми в принципе изобилует президентство Трампа. Главную загадку представляет собой несостыковка между показателями финансового рынка и реальной экономики. В то время как фондовые рынки продолжают обновлять исторические максимумы, средние темпы экономического роста США не превышали в 1-м полугодии 2017 г. отметки 2%, замедлившись по сравнению с показателями, регистрировавшимися при Бараке Обаме, причем до конца года никакого ощутимого улучшения не предвидится. Инвесторы в акции продолжают цепляться за надежду на то, что Трампу удастся провести в Конгрессе реформы, направленные на стимулирование роста экономики и корпоративных прибылей. Кроме того, слабые показатели роста зарплат предполагают, что инфляция пока не способна достичь целевого уровня ФРС, а это означает, что регулятору придется осуществлять нормализацию уровня процентной ставки медленнее, чем ожидалось ранее.

Более низкий уровень долгосрочных ставок и слабый доллар – благоприятные факторы для фондового рынка США, равно как и поддерживающая интересы деловых кругов программа Трампа, и это играет на руку акциям, даже в условиях угасания интереса к так называемым «рефляционным торгам на теме Трампа». Более того, теперь стало меньше поводов для беспокойства в отношении реализации обещанных масштабных мер фискального стимулирования, которые потенциально могли бы спровоцировать рост доллара и подтолкнуть ФРС на путь агрессивного повышения ставок. Учитывая текущую политическую неэффективность администрации Трампа, можно смело предполагать, что если какое-то стимулирование и будет воплощено в жизнь, его объемы будут гораздо меньше ожидаемых изначально. При этом текущая беспомощность Белого дома в сфере экономической политики, вероятно, будет сохраняться. Попытки провести через Конгресс реформу здравоохранения и отменить Obamacare провалились - в том числе и из-за позиции части умеренных республиканцев, отказавшихся голосовать за законопроект, лишающий медицинской страховки порядка 20 млн американцев.

Теперь администрация Трампа переключилась на лоббирование налоговой реформы, и это обещает стать столь же (если не более) трудным занятием. Следует учесть, что озвученные ранее налоговые инициативы предполагали сокращение налогов за счет средств, полученных благодаря отмене Obamacare и введению новых таможенных пошлин (идея, которая на данный момент тоже оказалась заброшенной). В итоге у республиканцев осталось крайне тесное пространство для маневров. Согласно действующему в США закону об урегулировании бюджетных противоречий, любые меры по снижению налогов должны являться нейтральными для бюджетных доходов государства по итогам 10 лет, а это означает, что республиканцам придется либо снижать налоговые ставки на гораздо меньшие, чем предполагалось изначально, величины, либо довольствоваться временными и ограниченными мерами, которые ничем не будут компенсироваться.

Для того чтобы в выигрыше оказались рядовые работающие американцы и экономика получила стимул к росту, в рамках налоговой реформы необходимо увеличение налоговой нагрузки для богатых и снижение ставок налогообложения для рабочих и представителей среднего класса. Однако Трамп хочет сделать нечто прямо противоположное: различные варианты его программы предполагают, что от 80 до 90% всех планируемых льгот получат 10%, представляющие самых обеспеченных граждан страны. Более того, как утверждают Трамп и его сторонники, американские корпорации не накапливают триллионы долларов наличными и отказываются от капитальных инвестиций из-за слишком высокой налоговой ставки. Однако подобное нежелание компаний инвестировать обусловлено скорее медленными темпами роста зарплат, оказывающими давление на показатели потребления и экономики в целом.

Отвлечемся от налоговой реформы и вспомним о другом, ныне благополучно забытом, проекте Трампа по стимулированию краткосрочных перспектив роста экономики посредством инвестиций в инфраструктуру страны в размере $1 трлн. Вместо прямых государственных вливаний озвученной суммы, теперь администрация заговорила о каких-то скромных налоговых стимулах для частного сектора, которые позволили бы инициировать ряд различных проектов. К сожалению, для реализации полного цикла крупных инфраструктурных проектов одних только налоговых льгот окажется недостаточно, а проекты, уже прошедшие стадию предварительной подготовки, крайне немногочисленны. Что касается торговли, здесь есть как хорошие, так и плохие новости. Хорошая новость состоит в том, что администрация отказалась от своей радикальной политики протекционизма, включающей обвинения других государств в манипулировании своими валютными курсами и лоббирование идеи введения повсеместных таможенных пошлин.

Плохая же новость заключается в приверженности Трампа своему лозунгу «покупать американское, нанимать американцев», и подобные его протекционистские выпады больше способны нанести экономике вред, чем сохранить рабочие места. США уже вышли из Транстихоокеанского партнерства и переговоров с ЕС по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству. Трамп пересматривает условия Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА), и он может попытаться устроить ревизию и других соглашений о свободной торговле, например – с Южной Кореей. Он по-прежнему может начать торговую войну с Китаем, введя импортные тарифы на сталь и другие товары из Поднебесной, причем эта угроза приобрела особенную актуальность в свете текущего нежелания Китая сотрудничать с США по вопросу растущей северокорейской ядерной угрозы.

Кроме того, Трамп может оказать давление на потенциал роста национальной экономики, ограничив иммиграционные потоки. После запрета на въезд в США граждан шести мусульманских стран, администрация рассматривает введение ограничений на въезд для высококвалифицированных специалистов, а также активизирует процессы депортации официально незарегистрированных мигрантов. Все это, вкупе с нашумевшей идеей стены на границе с Мексикой, сократит будущий объем предложения рабочей силы и, соответственно, негативно отразится на экономике, особенно в условиях продолжающегося старения населения США и сокращения показателя внутренних трудовых ресурсов. И, наконец, дерегулирование экономики, к которому стремится Трамп, не сможет стимулировать ее рост и со временем может даже ослабить ее. Результатом чрезмерного ослабления финансового регулирования может стать появление новых пузырей в сегментах активов и кредитования, или даже новый финансовый кризис и рецессия.

Тем временем решение Трампа о выходе из Парижского климатического соглашения вкупе с отменой ряда норм природоохранного законодательства приведет к ухудшению состояния окружающей среды и замедлению темпов развития таких экологически чистых отраслей, как солнечная энергетика. В это же время снижение стандартов в сфере охраны труда продолжит оказывать давление на темпы роста зарплат и общего потребления. Таким образом, нет ничего удивительного в том, что показатели фактического и потенциального роста экономики застряли в районе отметки 2%. Да, инфляция находится на низких уровнях, а корпоративные прибыли и фондовые рынки стремительно растут. Однако пропасть между Уолл-стрит и Мейн-стрит расширяется. Необоснованно высокие рыночные котировки, подогреваемые ликвидностью и иррациональным спекулятивным оптимизмом, не отражают фундаментальных экономических реалий. Коррекция на рынке неизбежна. Единственный вопрос: кого Трамп выберет в качестве козла отпущения, когда это произойдет.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=356693. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.