Евгений Лунеев: «Большие рыбы едят мелочь»

7 апреля 2008 Аналитика | Периодика
Вице-президент по финансам группы ПИК Евгений Лунеев считает, что крупным компаниям кризис ликвидности идет во благо: они получили возможность поглотить менее удачных конкурентов. Беседовал Андрей Школин Вице-президент по финансам группы ПИК Евгений Лунеев считает, что крупным компаниям кризис ликвидности идет во благо: они получили возможность поглотить менее удачных конкурентов. Беседовал Андрей Школин

Евгений, как кризис ликвидности отразился на вашей компании?
– Стало чуть сложнее занимать деньги. Растет спрэд между ставкой кредитования и Libor, при том что последняя снижается. В результате стоимость финансирования повышается на 0,5–1%.
Ощутимо…
– По сути, возвращаемся к ситуации до IPO: за прошлый год мы «сбили» ставку на процент с лишним. Так, на конец 2007?го средняя ставка по долговому портфелю группы компаний ПИК составляла 9,3%. Сейчас она медленно ползет обратно к 10%.

Оцените поведение банков на текущий момент. Западные и российские организации сильно отличаются друг от ­друга?
– Вне зависимости от «национальности» банки демонстрируют более агрессивный подход и хотят больше доходности. Но при этом западные структуры готовы давать деньги. А у отечественных кредитных учреждений ресурсов немного. Раньше русский банк, если к нему приходил хороший клиент, тут же делал аллокацию, скажем, на $100 млн. А теперь он пытается ограничиться суммой в $20–30 млн.

Но ведь девелоперы сильно завязаны на заемное финансирование. За счет чего группа ПИК финансирует свои проекты в условиях кризиса ликвидности?
– Все так же работаем с банками. Кроме того, недавно прошла знаковая сделка: мы продали 25% проекта в Мытищах западному инвестору – Инвестиционному фонду правительства Сингапура GIC. Ничего подобного в недвижимости еще никто не делал. Конечно, раньше девелоперы привлекали финансирование под строительство коммерческой и офисной недвижимости. Но здесь иностранцы вложились в застройку в городе Мытищи миллиона квадратных метров жилья на 7 лет вперед. ПИК неплохо заработал на этой сделке и получил солидную подушку для финансирования будущих проектов.

Планируете повторять опыт сотрудничества с GIC?
-Конечно, но необязательно, что именно с ними. У нас есть несколько крупных площадок: в Перми, Омске, Подмосковье. Теперь ждем, когда проекты достигнут необходимой для продажи стадии развития. Думаю, это будут доли в 10–40%.

О чем вы хотели бы поговорить в Лондоне на круглом столе финансовых директоров 22 апреля?
– Могу более подробно рассказать о нашей сделке с GIC.

ПИК использует проектное финансирование?
– В России сейчас существует только «квазипроектное» финансирование. Сделки, при которых банки дают деньги непосредственно в проектные компании без гарантий владельца (как это происходит при классическом проектном финансировании), крайне редки. В основном в России банки кредитуют как раз материнскую структуру под залог проекта. Мы тоже работаем по этой схеме. Как только кредитные учреждения будут готовы к классическому проектному финансированию, с удовольствием будем пользоваться этим инструментом.

Какие вы видите возможности сотрудничества с западными инвесторами?
– Сейчас они сокращаются: закрываются лимиты на Россию. В то же время появляется все больше интересных инструментов. Западные банки уже не просто дают кредиты российским компаниям, а переупаковывают эти долги и продают хедж-фондам. Многие банки заявляют о том, что они готовы финансировать российские проекты при условии их допуска к участию в капитале. Наконец, с точки зрения IPO выдалась довольно спокойная весна. Понятно, что рынок плохой. Но, как только на рынок вернется позитив, на биржу выскочит много русских компаний. Прошлая весна была тяжелой: сначала ВТБ «пропылесосил», затем Сбербанк.

Как вы думаете, когда рынок успокоится?
– Оптимизма стало меньше, чем еще 3–4 месяца назад. Неприятным оказалось энное количество банкротств, в том числе Bear Stearns в Штатах. Все-таки часть крупных институтов находится в не очень хорошем состоянии. И рынки будет лихорадить еще довольно долго. В декабре мне казалось, что летом все будет хорошо. Теперь, думаю, до октября–ноября ждать ничего хорошего не приходится. Но в то же время я не ощущаю, чтобы ситуация сильно менялась. Также приходят люди, говорят: есть деньги, готовы вас финансировать, но под больший процент.

То есть инвесторы разного толка просто хотят заработать на сложившейся психологической обстановке?
-Пожалуй, да. Есть небольшой дефицит ликвидности, и банки пытаются сделать на этом деньги. Конечно, существует некое количество финансовых институтов, которые «заигрались» с различными инструментами и теперь находятся в тяжелом финансовом положении. Но при этом на рынке есть немало банков (в первую очередь европейских), практически не пострадавших от кризиса и готовых активно работать по размещению своих активов.

Какие планы сорвал группе ПИК кризис ликвидности?
– В начале весны мы планировали выпустить евробонды. Но, судя по всему, на таком рынке с этим придется повременить. Воспользуемся синдицированными кредитами. Уже ведем активные переговоры с банками, но никаких подробностей пока сообщить не могу. На публичном рынке не будем ничего делать в ближайшие 5 месяцев точно.

Насколько сильно страдает российский бизнес от кризисных явлений на Западе?
– Крупные компании не слишком сильно его чувствуют. Мало того, сохранение ситуации приведет к тому, что они получат возможность приобрести менее удачливых конкурентов. Для небольших фирм кризис может стать проблемой, особенно для агрессивных компаний с высоким уровнем «короткой задолженности. Большие рыбы едят мелочь.
Источник: /
http://www.finansmag.ru/
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка обязательна Условия использования материалов

Поддержать нас:

Поделитесь ссылкой http://elitetrader.ru/index.php?newsid=9143
Оформите доступ к версии сайта без рекламы