Внешнеэкономический контекст Гражданской войны 1861–1865 гг. в США

Против южан сыграли интересы английских банкиров и расчёты Британского адмиралтейства


AGEA.TRADE

Может ли золото вернуться в качестве резервной валюты?

5$ Бездепозитный бонус 1$ Минимальный взнос 0% Комиссии за пополнение
У начавшейся 160 лет назад в США Гражданской войны были свои социальные и политические причины, свои экономические корни, но внешнеэкономический контекст тоже наложил свой отпечаток на развитие событий.

Каких циклических кризисов США удалось избежать

Кризис 1857 г. был не первым в экономике США. Европейский кризис 1807–1815 гг. был растянут и приглушён бушевавшей тогда в Европе чередой наполеоновских войн. США в это время переживали последствия эмбарго Джефферсона (отсоединившего США от европейского рынка) и перестраивали свою экономику.

Кризис 1825 г. вполне можно считать мировым. Начался он в Великобритании, но, поскольку «мастерская мира» закупала сырьё в разных странах и экспортировала капитал (в виде займов или в виде участия в торговых и производственных кампаниях), этот кризис затронул и другие страны. Экспорт США снизился на 22%, цены на хлопок упали в два раза, в 1826 г. бездействовало не менее трети хлопковых веретён. Экспорт Франции снизился на 15%, совокупная мощность вновь установленных паровых машин снизилась с 1187 л. с. в 1826 г. до 595 л. с. в 1828 г. Российский экспорт снизился в денежном выражении на 22%, в том числе экспорт лесоматериалов на 33%, шерсти на 70%.

Вовремя принятый протекционистский тариф 1824 г. частично защитил американскую промышленность от демпинга товаров из Англии. А череда революций в испанских колониях в Латинской Америке открыла новые рынки. Англия, пользуясь недавно завершившимся техническим перевооружением, постаралась закрепить эти рынки за собой за счёт качества товаров и низкой цены. Но и американцам удалось урвать свою долю, пользуясь преимуществом более короткого плеча доставки, а там, где этого не хватало, — используя доктрину Монро для обеспечения себе привилегированного положения.

Мировой кризис 1837 г. ударил и по экономике США. В мае 1837 г. нью-йоркские банки приостановили платежи в валюте. Паралич банков и последовавшая за этим дефляция вызвали кризис в промышленности. К сентябрю 1837 г. каждые девять из десяти предприятий Новой Англии оказались разорены или приостановили свою деятельность. Рост безработицы и падение спроса привели к распространению кризиса и на сельскохозяйственные районы. По федеральному закону о банкротстве было списано 450 млн долл. долгов, что затронуло более миллиона кредиторов. Отказались платить по своим обязательствам и некоторые штаты.

Кризис облегчил либералам приход к власти и принятие протекционистских тарифов 1842 г. Это позволило защитить внутренний рынок и купировать кризис. А большое количество новых рабочих рук (иммигрантов, приехавших из Европы) и наличие свободных земель дали возможность экономике быстро восстановиться и набрать высокие темпы роста. К концу 1840-х продукция основных отраслей промышленности выросла в три—четыре раза по сравнению с 1837 г.

Следующий европейский кризис 1848–1849 гг. в США почти не заметили. Успешная война с Мексикой дала импульс развитию промышленности. А неурожаи 1845–1847 гг. в Европе способствовали подъёму сельского хозяйства: за эти годы экспорт зерновых из США увеличился в семь раз.

Революционные потрясения в Европе способствовали перетоку капитала в США. К 1854 г. иностранцам официально принадлежало 20% американских ценных бумаг. Ещё каким-то количеством они владели через находившихся у них в должниках американских партнёров. Открытие золотых приисков в Калифорнии тоже положительно сказалось на экономической конъюнктуре.

Крымская война (и привлечение для военных перевозок большого количества судов) (1853–1856 гг.) подарила множество заказов американской судостроительной промышленности и сопутствующим отраслям. Английский флот предъявил дополнительный спрос на дерево, канаты, дёготь — всё необходимое для деревянного парусного кораблестроения, что раньше Англия получала из России. Спрос на хлопок (и в качестве сырья для текстильной промышленности, и в качестве сырья для производства пороха) тоже увеличился.

Окончание войны и последовавшие за этим масштабные финансовые спекуляции подтолкнули европейские экономики к кризису. А сокращение внешних заказов больно ударило по растущей промышленности Севера и Среднего Запада США. При этом экономика Юга за счёт продолжающегося роста цен на хлопок почти не пострадала.

В этой ситуации стремление северян найти выход из экономического кризиса за счёт Юга воспринималось как попытка ограбления. Южане считали, что 80% поступлений федерального бюджета обеспечено южными штатами. К тому же значительная часть благополучия северных штатов создаётся благодаря обслуживанию хлопковой торговли и посредничеству в доставке южанам необходимого им импорта.

Для северян же корнем зла были низкие тарифы, делающие этот импорт конкурентоспособным. А растущее богатство южной земельной «аристократии» воспринималось как вызов на фоне роста населения северных штатов и развития там промышленности.

Геополитические расклады

В советской и в российской исторической литературе принято считать, что Великобритания симпатизировала Югу США, но из осторожности так и не решилась открыто встать на его сторону. Отчасти это объяснялось продолжавшейся в тот период «холодной войной» между Британией и Россией, в силу чего противной стороне приписывалось враждебное отношение к российским внешнеполитическим партнёрам. А у России к тому времени уже складывались деловые отношения с Севером (в России тоже начиналось строительство железных дорог; создаваемые предприятия нуждались в машинах и механизмах, которые было лучше получать из Соединённых Штатов, чем обращаться ко вчерашним противникам в Крымской войне). Но на самом деле всё было не так однозначно. В Англии были сторонники южан и текстильные фабриканты, заинтересованные в южном хлопке. Но были и другие влиятельные силы с иными интересами.

Английские банки и английские инвесторы, вложившиеся в предприятия американского Севера, не желали мириться с крахом своих инвестиций. Но, чтобы промышленность Севера избежала банкротства, ей нужен был доступ к рынку Юга и возможность распоряжаться его ресурсами.

Были и другие заинтересованные стороны. Крымская война показала возросшую роль артиллерии и значительное увеличение расхода пороха. Это заставило Британское адмиралтейство задуматься об источниках сырья для его производства.

Хлопок раньше ввозился в Англию из Индии. Теперь же англичане не желали зависеть в этом вопросе от посторонней державы. Чтобы вывести на рынок продукцию новых поставщиков, нужно было создать на этом рынке нишу для их продукции. Но рынок был занят американским хлопком, и, чтобы его потеснить, нужен был или отчаянный демпинг, или временное устранение конкурента с рынка.

Во время Гражданской войны в США экспорт хлопка из страны почти прекратился из-за блокады союзниками портов южан, а также в силу того, что конфедераты приняли решение прекратить экспорт, надеясь, что это вынудит Великобританию признать Конфедерацию или принять участие в войне. Но англичане и французы вместо этого стали закупать египетский хлопок. Были сделаны значительные инвестиции в развитие там хлопковых плантаций, правительство Исмаил-паши получало солидные займы от европейских банкиров и фондовых бирж. Также в это время вновь возросло выращивание хлопка в Индии. И к концу Гражданской войны в США новые источники хлопка для Великобритании закрепили своё положение и вышли на стабильный финансовый результат. Юг в условиях освобождения негров и проводимой северянами Реконструкции ещё долгое время не мог восстановить производство хлопка в прежнем объёме.

Стремление Юга к импорту и неконкурентоспособность Севера

160-летие начала Гражданской войны в США заставило вспомнить социальные и политические причины внутреннего военного конфликта, в котором было убито почти столько же американцев, сколько в двух мировых войнах.

Внешнеэкономический контекст Гражданской войны 1861–1865 гг. в США

Рис. 1. Потери США в различных военных конфликтах. Источник: https://www.kommersant.ru/doc/503980

Гражданская война — это война за освобождение рабов. Но у этого конфликта были и экономические корни. Сам Авраам Линкольн сначала утверждал, что не собирается отменять рабство, а цель войны — вернуть в состав Союза южные штаты, которые объявили о сецессии и образовали Конфедерацию.

Противоречия между Севером и Югом были вызваны не только разной историей и культурой этих штатов. У них были разные системы хозяйства.

Индустриализация Севера

На Севере плантационное хозяйство было невозможно, а развивалось фермерское, поэтому элита вынуждена была находить иные источники дохода. Сначала это была торговля, в том числе работорговля. Хозяйственное использование рабов на Севере было ограничено, поэтому северяне ввозили рабов для продажи на южные плантации.

Пик торговли был достигнут в начале XIX в., когда торговый флот Севера насчитывал шесть тысяч судов общим водоизмещением 1,3 млн тонн. Но началась война в Европе и экономическая блокада Франции Великобританией. Затем — ответная континентальная блокада Наполеона, задержание американских кораблей обеими конфликтующими сторонами. И как финал — объявленное Джефферсоном эмбарго на торговлю с Англией и Францией. В результате для части капитала Новой Англии стали искать другое применение, что дало толчок развитию промышленности.

Покупка Луизианы и начало освоения прилегающих к Великим озёрам земель породили спрос на разнообразную промышленную продукцию. Рост внутренней торговли дал толчок развитию транспорта — сперва в виде строительства каналов, соединяющих бассейны судоходных рек, а начиная с конца 20-х гг. XIX в. в виде шоссейного и железнодорожного строительства. Речной транспорт и каботажное плавание тоже получили большое развитие.

Поддержка железнодорожного строительства осуществлялась за счёт субсидий штатов и предоставления железнодорожным компаниям земельных участков вдоль будущей трассы. После строительства железной дороги такие участки дорожали. Это обстоятельство лежало в основе земельных спекуляций. Масштаб злоупотреблений был таков, что в американском обществе всё шире распространялась точка зрения, что господдержка железнодорожного строительства ставит под угрозу личные свободы граждан и подрывает легитимность государства.

В 1846 г. штат Нью-Йорк ввёл запрет на государственное финансирование железных дорог. В течение следующих 15 лет (до начала Гражданской войны) его примеру последовали Айова, Вирджиния, Калифорния, Кентукки, Миннесота, Мэн, Мэриленд, Огайо, Орегон и Пенсильвания.

15-й президент США Джеймс Бьюкенен (последний южанин-президент, избранный перед Гражданской войной) заявил, что подобная схема финансирования «увеличит возможности исполнительной власти по раздаче постов и должностей до угрожающих масштабов и приведёт к систематическим злоупотреблениям и коррупции».

Тем не менее к 1860 г. общая протяжённость американских железных дорог превысила 30,6 тыс. миль (в Великобритании всего 7,5 тыс. миль), а общие капиталовложения в железнодорожное строительство достигли умопомрачительной для тех времён суммы в 1 млрд долл. И хотя Юг отставал в темпах строительства железных дорог от Севера, по сравнению с другими странами он тоже был передовой железнодорожной державой. Южан интересовали пути удобной доставки хлопка к портам, и в значительно меньшей степени спекуляции с железнодорожным строительством. Да и лоббистов-производителей рельсов и паровозов в южных штатах не было. Поэтому, если северяне использовали технику местного производства, южане могли отдавать предпочтение качеству и известности английских заводов. Это было одной из причин разнобоя в ширине колеи на линиях разных железнодорожных компаний. Приведение их к единому стандарту — 4 фута 8,5 дюймов (1435 мм) началось только в 1881 г.

Рост судостроения дал толчок развитию промышленности. Увеличение населения за счёт иммиграции и расселение фермеров на новых территориях расширяло спрос на сельхозинвентарь.

В США появилась и собственная текстильная промышленность, которая вполне успешно удовлетворяла значительную часть внутреннего спроса.

Но основной приток денег в экономику давала внешняя торговля. Главными экспортными товарами были табак и хлопок с южных плантаций, а главными субъектами внешней торговли — купцы и торговые компании Севера.

Тарифы раздора

Увеличение спроса на хлопок со стороны ткацких фабрик Европы (и казённых пороховых заводов ведущих держав) привёл к увеличению цены на него, что повышало доходы южных плантаторов и северных торговцев. Промышленники Севера были заинтересованы в вывозе хлопка не меньше южных плантаторов. Основные противоречия были по поводу внутренних пошлин. Северяне настаивали на необходимости защищать внутренний рынок. А для богатых южан это означало необходимость переплачивать за качественные товары из Европы или вынужденно выбирать не такие хорошие товары производства северных штатов.

Споры по поводу импортных тарифов пронизывали всю политическую историю США до начала Гражданской войны.

Если до Англо-американской войны 1812–1814 гг. тарифы служили в основном для пополнения федерального бюджета, то тариф 1816 г. принимался из соображений защиты отечественной промышленности (в основном северной) от демпинговых поставок из Великобритании, начавшихся после заключения Гентского мира в 1814 г.

Тариф 1816 г. стал результатом экономического компромисса между Севером и Югом, а уже тариф 1824 г. (откровенно протекционистский, призванный защитить американских производителей железных изделий, шерсти, текстиля и сельскохозяйственной продукции) положил начало антагонизму Севера и Юга по экономическим вопросам.

Следующий, принятый в 1828 г., «омерзительный тариф» установил пошлину в 38% на наиболее популярные импортные товары и 45% — на импортируемые сырьевые материалы. На Юге указывали, что тарифы не только заставляют больше платить за ввоз, но и сокращают закупки англичанами южного хлопка (объём которых зависел от британского экспорта в США).

Возмущение южан и их борьба за отмену «омерзительного тарифа» заставили президента Эндрю Джексона подписать компромиссный закон 1832 г., который не удовлетворил Южную Каролину, заявившую о недействительности тарифов 1828 и 1832 гг. на территории штата. Это породило конституционный кризис, в ходе которого впервые прозвучали призывы к сецессии (выходу штата из состава Союза). На Юге родилось движение так называемой нуллификации. Его сторонники заявляли: штаты имеют право не исполнять тех федеральных законов, что противоречат законам и интересам штатов.

В 1833 г. эту точку зрения озвучил в Сенате идеологический лидер южан Джон Колдвелл Кэлхун: «Конституция — это договор суверенных штатов. Всякий раз, когда стороны, не имеющие общего посредника, заключают договор, за каждой из них остаётся право самой судить об объёме своих обязательств».

Президент Джексон даже угрожал отправить правительственные войска для обеспечения соблюдения закона о тарифах. Но в результате был достигнут компромисс — Южная Каролина отменила своё постановление, а Конгресс принял новый тариф 1833 г., в котором учли некоторые требования южан. В этом законе предусматривалось, что налоги на импорт будут постепенно снижаться в течение следующего десятилетия, пока к 1842 г. они не достигнут уровня, установленного в тарифах 1816 г. — в среднем 20%.

По мере планового понижения импортных тарифов увеличивались лоббистские усилия американских промышленников. И в 1842 г. импортные тарифы (голосами либералов, имевших большинство в Конгрессе) были повышены почти до 40%, а также ужесточена тарифная сетка и процедура сбора пошлин.

Через четыре года, в 1846 г., демократическое большинство Конгресса приняло тариф Уокера, снизившего ставки пошлин в среднем до 25%. Тариф Уокера привёл к росту внешней торговли и принёс в федеральную казну больше доходов, чем прежний более высокий тариф.


Рис. 2. Изменение импортных тарифов в США. Источник: dataweb.usitc.gov

Этот тариф продержался до 1857 г., когда он был снижен до 18% (в связи с отменой в Великобритании протекционистских «хлебных законов», препятствовавших импорту в Англию кукурузы и другого зерна).

Республиканская партия назвала низкий тариф причиной кризиса, разразившегося в США в 1857 г. На выборы республиканцы шли с обещаниями защитить американскую промышленность. После потери демократами большинства в Конгрессе новая республиканская партия получила возможность поднять ставки, приняв тариф Моррилла. Указ о нём был подписан президентом-демократом Джеймсом Бьюкененом в начале марта 1861 г., незадолго до вступления в должность президента Авраама Линкольна. Но это стало возможным только после того, как южные сенаторы вышли из Конгресса, а их штаты — из Союза.

И на президентские выборы Линкольн шёл с обещанием защитить промышленность Севера (и Среднего Запада, который тогда переживал бурную индустриализацию).

BC.GAME

Мы сделали это! Самое крутая игровая крипто-платформа теперь лицензирована!



ЦентроКредит

Вы активный опытный трейдер и хотите сменить брокера? Присмотритесь к нашему банку

Для трейдеров финансовые инструменты — не способ сохранить накопления, а скорее инструмент заработка. Трейдеры обычно разбираются в техническом анализе и могут просчитывать риски, поэтому ждут от брокера не советов, а просто доступа к бирже и внебиржевому рынку за минимальную комиссию.
Источник: https://journal.open-broker.ru/

Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка https://elitetrader.ru/index.php?newsid=557519 обязательна Условия использования материалов

Мощная торговая платформа


AGEA предлагает драгоценные металлы, цифровые или криптовалюты, обычные валюты, товарные и индексные контракты, а также финансовые инструменты других классов активов через несколько торговых платформ