Эксклюзивное интервью с Нейтаном Льюисом: «Кофе по $100 за чашку вполне вероятно, как и золото по $10,000» » Элитный трейдер
Элитный трейдер

Эксклюзивное интервью с Нейтаном Льюисом: «Кофе по $100 за чашку вполне вероятно, как и золото по $10,000»

2 августа 2021 goldenfront.ru Нейтан Льюис, Балковский Дмитрий
Приветствую вас, уважаемые зрители, это Дмитрий Балковский, Goldenfront.ru и разрешите представить вам мое недавнее интервью с одним из ведущих мировых экспертов по золотым инвестициям и золоту как деньгам – Нейтаном Льюисом (Nathan Lewis). Нейтан в разные годы опубликовал ряд влиятельных текстов о золотом стандарте, его истории и экономической подоплеке. Среди них книга «Золото: деньги прошлого и будущего» (Gold: The Once and Future Money), которая вышла в 2007 г. в издательстве Wiley и которую я перевел на русский и издал здесь в России в 2011 г.

С тех пор он издал еще парочку книг на ту же тему:

«Золото: Полярная звезда в мире денег» (Gold: The Monetary Polaris) и «Золото: окончательный стандарт» (Gold: the Final Standard).

Нейтан продолжает регулярно писать комментарии на финансовые и экономические темы, и их можно прочитать на его сайте New World Economics – https://newworldeconomics.com/.

Также он публикует инвестиционный бюллетень Polaris Letter – https://polarisletter.substack.com/.

Я привел ссылки на оба эти сервиса в описании внизу.

Интервью условно разделено на три части. Сначала Нейтан рассказывает о своих книгах и опыте в золотом инвестиционном сообществе за последние 20 лет, прогнозах цены золота на следующие несколько лет и возможных сценариях больших финансовых изменений в ближайшем будущем. Тайм-коды я разместил в описании ролика.

Итак, без лишних разглагольствований – Нейтан Льюис!

Дмитрий Балковский: Здравствуйте, дамы и господа. С вами Дмитрий Балковский, и я беседую с Нейтаном Льюисом, одним из ведущих экспертов по вопросам золота и золотого стандарта в мире. Мы много общались несколько лет назад, и вот мы снова встретились. Тема золота и серебра вновь на повестке дня, вот уже года два, так что мы хотим поговорить о том, что изменилось за последние 10, 12, 15 лет, и обсудить, что нас может ждать в ближайшем будущем – в следующие 12-24 месяца.

Нейтан Льюис: Рад быть здесь и видеть тебя. Кажется, последний раз мы общались в 2015-м или около того, а может, даже раньше, в 2011-м или 2012-м. Теперь у меня уже вышло 4 книги, в основном об экономике, а не непосредственно об инвестировании. В их числе золотая трилогия, как я ее называю, – три книги о золотом стандарте. Первой была «Золото: деньги прошлого и будущего». Она вышла на английском в 2007 г., а в 2011 г. появилось русское издание.

Она также издана на корейском, китайском и немецком. Хотя книга вышла в 2007 г., большую часть я написал в 2000 г., так что я вдохновлялся кризисами конца 1990-х. Сейчас это уже в далеком прошлом, но это должна была быть книга на все времена, и я считаю, что она прошла проверку временем. За ней последовали еще две книги – «Золото: Полярная звезда в мире денег» (2013) и «Золото: окончательный стандарт» (2017), после чего в 2019 г. я написал книгу «Волшебная формула» (The magic formula), где также затрагиваются монетарные темы.

Сейчас я работаю над пятой книгой, об инфляции, в соавторстве со Стивом Форбсом (Steve Forbes) и Элизабет Эймс (Elizabeth Ames). Она должна выйти в следующем году.

Примерно с 2019 г. инфляция была горячей темой, охватывая реакцию центральных банков и всё это сумасшествие, криптовалюты и прочее, так что это было увлекательное время, и все эти темы становятся более актуальными.

Думаю, со временем мышление людей становится более изощренным, и это может привести их обратно к идее системы золотого стандарта.

Дмитрий Балковский: Что изменилось? Прежде всего, веришь ли ты по-прежнему в возможность золотого стандарта в том или ином виде? Криптовалюты на самом деле не продвинулись. Я видел у тебя красивую статью о банке с дерьмом художника. Мне она очень понравилась. Не похоже, чтобы ты поддался всем этим новомодным веяниям. Как ты думаешь?

Нейтан Льюис: Изменилось многое. На самом деле сторонники золотого стандарта были всегда. Когда я только публично приобщился к этой теме в начале 2000-х, были люди, принимавшие идею системы золотого стандарта, но у них была очень слабая теоретическая подготовка. Была лишь сборная солянка разной глупой бессмыслицы: Мюррей Ротбард (Murray Rothbard), частичное банковское резервирование, девальвировать доллар, чтобы он совпал с количеством золота в хранилищах, – то была эра глупого мусора. Сторонников золотого стандарта тогда высмеивали, хотя Алан Гринспен (Alan Greenspan) в то время в каком-то роде поддерживал привязку доллара к золоту.

По большей части сторонники золотого стандарта заслуживали насмешек, потому что тогда всё было просто ужасно. Так что моя первая книга должна была исправить многие из этих проблем, потому что в 1990-х и начале 2000-х я вращался среди интеллектуальной элиты, разбирающейся в этих темах, и учился у нее более-менее напрямую, через личные контакты. И я узнал, что есть люди, достаточно хорошо понимающие эти темы, но их очень мало, меньше десяти. И никто из них ничего не написал, так что их число никогда не поднималось выше 10, и все они стареют. Поэтому я взялся за этот 20-летний проект, чтобы записать всё это. Не просто записать то, что было известно, но развить эту тему. Я считаю, что с тех пор наше понимание значительно расширилось.

И в какой-то степени эти мысли разошлись. Люди читали книги и становились искушеннее в этих вопросах. До кризиса 2008 г. люди понятия не имели, чем занимаются центральные банки, это был для них черный ящик. Они лишь знали, что у центральных банков есть какая-то политика процентных ставок, причем не только простые люди, но даже профессионалы с Уолл-стрит и т. п.

Люди уделяли внимание лишь процентным ставкам. Они не знали, что происходит внутри ящика, пока в 2008 г. центральный банк не начал делать разные странные вещи. Теперь дело больше было не в процентных ставках. Теперь было дисконтное кредитование. И людям пришлось разбираться, так что они стали лучше понимать, что центральные банки делают или могут делать.

И их диапазон действий тогда стал намного изощреннее, и это продолжается до сих пор, и я считаю, что это хорошо. Также около 2009 г. появились биткойны, и я считаю, что биткойны сами по себе лишь спекулятивный мячик.

Но есть тысячи криптовалют, а также целая отдельная категория стейблкойнов вроде Tether, которые к чему-то привязаны, и сейчас есть около дюжины стейблкойнов, обеспеченных золотом, на самом деле вполне неплохих. Лет пять назад на какой-то конференции я общался с одним сторонником стейблкойнов с привязкой к золоту. У него был список всех таких стейблкойнов, но из 60 названий только 5 имели реальную криптовалюту, а остальные были лишь идеями.

Дмитрий Балковский: Кажется, ты об этом писал, припоминаю.

Нейтан Льюис: Да, интересно было вкратце познакомиться с миром стейблкойнов. То было где-то в 2018 г., когда всё только зарождалось, но сейчас это начинает становиться намного более жизнеспособным. И также есть крупные долларовые стейблкойны. Самое очевидное – создать стейблкойны с привязкой к доллару или евро. В 2019 г. у Tether была рыночная капитализация около $2 млрд, что казалось невероятным. Сейчас же она $60 млрд, то есть за два года выросла в 30 раз.

И в 2019 г. я даже поучаствовал в одном проекте по стейблкойнам и получил представление о происходящем. В общем, умные ребята, айтишники и технари, заинтересовались долларовыми стейблкойнами и т. п.

Их блестящая идея заключалась в стейблкойнах с привязкой к корзине товарных ресурсов. Были различные вариации, эти ребята-технари учились с нуля, в отличие от экономистов. Подготовка экономистов сводится к тому, что они прочитают что-то в книге, их заставят это пересказать и большинство из них не идет дальше этого.

Кроме того, конечно, они реально что-то делали, тестировали, так что если бы они что-то сделали не так, то всё бы пошло прахом. Таким образом, сторонники стейблкойнов очень многому научились. Люди из криптовалютного пространства пришли к стейблкойнам, научились, как это делать и что можно делать, а что нельзя.

Было много очень странных вариаций, таких как алгоритмические стейблкойны и т. д. Они экспериментировали с ними, и какие-то из них работали, а какие-то нет. Думаю, это существенная перемена. И последнее, что хотелось бы упомянуть, – это то, что я давно ожидал какого-то события, которое перевернуло бы мир. Я имею в виду многим сейчас знакомую гипотезу, что можно видеть, как складываются составляющие кризиса.

Ты не американец, так что можешь этого не знать, но в США в 1855 г. все говорили о нарастающей проблеме рабовладения и о том, что ее нужно как-то решить, но никто не знал, что в 1860 или 1861 гг. начнется гражданская война. Люди видели, что накапливается много всего, но не могли сказать, что случится. И точно так же многое из проиллюстрированного в книге «Четвертое превращение» (The Fourth Turning) из 1990-х явно сейчас складывается так, как было описано.

И я считаю, что коронавирус запустил этот новый период хаоса и беспорядка. Все чувствуют, что мы не вернемся к тому, что было прежде, и что что-то должно случиться, так что это очень интересное время. Думаю, центральные банки сейчас могут сильно напортачить, но также могут быть претворены в жизнь новые идеи.

Дмитрий Балковский: Как раз это я хотел от тебя услышать. Ты, пожалуй, не совсем золотой жук, а сторонник золотого стандарта, но без безумия и апокалиптических наклонностей. Ты знаешь Дага Кейси (Doug Casey)? Синдром Дага Кейси – прогнозировать апокалипсис в ближайшие 12 месяцев, который так и не наступает. Во многих случаях он был прав, но событие, которого многие ожидали, не случилось, хотя это не означает, что оно никогда не случится…

В общем, я хочу спросить, что ты обо всем этом думаешь?

Нейтан Льюис: В данный момент эксперты индустрии драгоценных металлов и сфер, связанных с ней продвигают, популяризируют и зарабатывают на продаже монет и новостных писем. У них есть продукты, связанные с золотом, например, ПИФы, индексные фонды и тому подобное. И деньги из этих бизнесов идут на оплату экспертных комментариев, я здесь не вижу никаких проблем – эксперты стоят дорого и им надо платить. Все это очень похоже на Уолл-стрит, потому что Уолл-стрит всегда занимают бычью позицию на акции, в 100% случаев.

Вы никогда не увидите человека, заведующего ПИФом, который встанет и скажет: «Продавайте акции моего фонда прямо сейчас». Или взять, например, облигации – с какой стати вы будете покупать облигации по сегодняшним ценам. Уолл-стрит никогда не скажет – да, продавайте все прямо сейчас, они уже давно придерживаются правила «60 в акции, а 40 – в облигации».

Но есть, конечно, альтернативный взгляд на вещи, хотя и это тоже бизнес. И ведь иногда золото действительно растет, и никто не знает точных сроков, так что вполне разумно желать услышать их точку зрения. И ты прав, многие прогнозы не сбываются, но стоит отдать должное Дагу Кейси. Ведь золото сегодня стоит около $1,800, а в 1971 году оно стоило $35, то есть оно подорожало в 50 раз. И рост цен происходит, такое случается, не постоянно, конечно, здесь нет никаких гарантий.

И похоже, что мы сейчас на ранних стадиях еще одного периода падения доллара и роста золота.

Дмитрий Балковский: Отлично, отлично, Нейтан Льюис сделал прогноз.

Нейтан Льюис: Да, очень похоже на это, но все в будущем, и если бы прогнозы были простым делом, то спекуляция была бы куда более выгодным занятием.

Дмитрий Балковский: Когда говорят, вот Уолл-стрит толкает акции и облигации, и продавцы золотых монет ведут себя также, я отвечаю, что если взять индустрию торговли монет как доллар, то Уолл-стрит – это $10,000. Думаю, что это справедливое сравнение в смысле объема торгов. Так что я такие сравнения считаю несправедливыми. В русском ютубе есть лишь пара-тройка каналов о золоте и серебре как инвестициях, тогда как на тему как быстро разбогатеть на фондовом рынке и криптовалютах таких каналов сотни, так что здесь не может быть никакого сравнения. Но все, конечно же, дудят в свою дуду.

Знаешь, Нейтан, мне всегда нравилось читать твои материалы, потому что ты излагаешь все так гладко, без истерики и острых углов, но говоришь ты по сути все те же апокалиптические вещи. Очень похоже на Эдриана Эша (Adrian Ash) с сайта Bullion Vault, он в своих статьях не дышит огнем, но если почитать его повнимательней, то волосы дыбом встают. Кстати говоря, это и мой стиль тоже, раньше я был радикальней.

Нейтан Льюис: Одна из вещей известных всякому опытному спекулянту – это то, что ты очень часто ошибаешься. Даже самые большие умы в этой сфере ошибаются в 30% случаев. И отсюда у тебя появляется смирение. Но если поговорить с самыми успешными фондовыми управляющими нашей эпохи, людьми доказавшими свой успех делами, например, Рей Далио (Ray Dalio) или Джефф Гандлак (Jeff Gundlach), то окажется, что эти ребята разделяют наши с тобой взгляды.

Мы находимся в очень странном положении, так как в прошлом это означало, что золото – это разумное место для парковки средств. Но сегодня очень многие кладут золото и криптовалюты в одну корзину, что кажется мне совершенно бессмысленным. Здесь стоит подчеркнуть кое-что – нам с тобой, Дмитрий, это хорошо знакомо, но для кого-то это может прозвучать как новость.

Скажем о роли, которую слитковое золото играет в портфеле – это ведь форма наличных. Я об этом три книги написал, золото играло роль наличных многие тысячи лет. Главная характеристика золота в том, что оно почти не меняет своей ценности. Так что когда ты видишь, что золото стоит $1,800, а в прошлом оно стоило $35, это не означает, что золото стало в 50 раз более ценным сегодня. Это доллар стал в 50 раз менее ценным.

Если цена на золото завтра изменится на $20, то никто на самом деле не знает, почему это произошло. Нам не нужно смотреть на ситуацию через микроскоп, нас интересует большая картина. Золото не изменилось, поменялись валюты, потому что они плавающие.

Так что с инвестиционной точки зрения это лишь убежище, где можно укрыться, когда валюты девальвируются.

Люди обычно довольно неплохо знакомы с развивающимися рынками, например, мексиканский песо котировался к доллару США как 3 к 1, а теперь это 30 к 1, или что-то вроде.

И это все вроде бы очевидно, конечно же, песо падает в цене. И, конечно же, если вы в Мексике, вы могли бы взять ваши песо и положить их на долларовый счет в Bank of America, дать им девальвироваться, а затем купить их снова на ваши подорожавшие доллары. Отличная идея и она очень проста для понимания. Именно это вы и делаете с золотом.

Вы покупаете то, что, по сути, не дорожает, но просто держится на одном уровне, тогда как валюты падают. И здесь есть большое отличие от плавающих криптовалют, таких как биткойны, которые ничто иное как спекулятивный футбол. Они растут и падают в безумной манере, и никто не знает почему.

Дмитрий Балковский: Что меня действительно поразило за последние 18 месяцев – это сопротивление нашего населения, я тебе скажу, что хотя я и большой ковидный скептик, я не думаю, что нас чипирует Билл Гейтс (Bill Gates), хотя многие в России в это верят, половину населения. Но даже самые выдающиеся доктора говорят, что эту пандемию слишком сильно навязывают. В России сейчас царит отчаяние, русские не хотят прививаться, только около 20% сделали прививку, мы большие скептики, нас очень трудно оседлать.

У тебя есть ощущение, что власти предержащие чувствуют, что спектакль заканчивается? Похоже, что наступил момент, когда земля действительно уходит из-под ног. В России есть такое ощущение, хотя Россия находится совсем не в самой худшей ситуации с бюджетной или фискальной точки зрения. Есть ли у тебя такое же ощущение для Соединенных Штатов, Китая или мира в целом? У них заканчивается время, и они чувствуют ледяное дыхание из склепа на затылке?

Нейтан Льюис: Мы, конечно, об этом только можно догадываться. Возможно нас ожидает нечто вроде режиссированного краха. Некоторые говорят, что это уже случалось в 1930-х, а Великая депрессия была создана искусственно. Интересная гипотеза. И с моей точки зрения это звучит довольно убедительно, если учесть, что власти предержащие владеют или по крайней мере управляют большими банками

И если посмотреть на то, что большие банки делали в последнее время, я имею в виду проблемы с деривативными контрагентами, но с другой стороны они в последнее время занимают консервативную позицию с коэффициентами капитала. Так что запланированный крах выглядит вполне правдоподобным, если изучить эти проблемы. Мой вывод прост – точно никто не знает, так что просто постарайтесь не быть дураком.

У меня довольно консервативный портфель, со значительным количеством слиткового металла, наличных и большого числа акций консервативных компаний с хорошей дивидендной доходностью и тому подобное.

Дмитрий Балковский: Давай дадим небольшой прогноз. На чисто интуитивном уровне ты можешь что-нибудь сказать на следующие, скажем, три-пять лет?

Нейтан Льюис: Я обычно говорю о периоде в пять-восемь лет, но теперь этот период стоит, наверное, укоротить, то есть три-пять-шесть лет, потому что это следует за исторической моделью смены поколений книги «Четвертое превращение» (Fourth Turning). И возможно она окажется правильной, а возможно – нет, но с моей точки зрения это удачная методология для описания происходящего. Я говорю о 80-летних циклах и об уникальном «раз за всю долгую жизнь» событии или, точнее, периоде, то есть это не просто какие-то три недели, когда положение вещей кардинально меняется по сравнению с началом этого периода драматических изменений.

Последний пример такого периода – это Вторая мировая война, так как в 1948 году мир выглядел совершенно иначе, чем в 1937 году. Думаю, что очень вероятно, что мы вступаем как раз в такой период, и если начинается хаос, то, вероятно, финансовые рынки не будут держаться на невероятных столетних максимумах все время.

Акции могут продолжить расти в следующие две недели, или два месяца или еще какое-то время, но в какой-то момент в этот период акции по-настоящему подешевеют и такой переход – от очень дорогих акций к очень дешевым будет очень болезненным для владельцев акций.

Множество государственных облигаций также будут небезопасными, хотя я не скажу, что они полностью обесценятся. Золото было и останется просто надежным хранилищем ценности, надежным пристанищем.

Криптовалюты в свою очередь будут расти и падать, как я и говорил. Суть здесь, конечно, в многолетней тенденции правительств развитых стран к хроническим дефицитам для оплаты социальных программ, которые становятся все более тяжелыми по мере того как население постепенно седеет.

К тому же сейчас появился еще один дополнительный фактор, так как Соединенные Штаты тратят деньги без всяких причин. Все эти гигантские объемы государственных долгов похоже указывают на эндшпиль, в который, я думаю, мы вошли в 2020 году. И, как уже многие говорили ранее, мы оказываемся в ситуации, когда центральные банки печатают все эти деньги для оплаты всех этих расходов, и они этим занимаются уже очень долгое время, но на этот раз им это с рук просто так не сойдет.

Мы прекрасно знаем, тут не надо ничего прогнозировать, они уже и так всем этим занимаются, и до настоящего момента им все это сходило с рук. Но на этот раз они сами себя закрасили в угол.

Как я и говорил, золото – это лишь обратная сторона валюты, в который оценивается желтый металл. Мы знаем, сколько золото стоит в иенах, евро, долларах США. Это просто способ измерения ценности этих валют. Золото само по себе не абсолютно, но по крайней мере в значительной степени стабильно. На цену на золото надо смотреть как на валютную котировку.

Я совершенно спокойно вижу цену на золото на отметке в $10,000 за унцию или $100,000 или миллион к концу этого периода.

Нам надо просто посмотреть на последние 50 лет, с тех пор как золото было снято с золотого стандарта в 1971 году. К сожалению наши исторические примеры ограничены лишь двумя периодами: 1970-ми гг, когда доллар США потерял около 90% своей стоимости против золота или 10 к 1. И первой декадой текущего столетия, когда доллар потерял 6 к 1, то есть он стоит около 1/6 того, что он стоил тогда. Сегодня золото стоит около $1,800, а в 1990-е оно стоило около $350, то есть оно подешевел 5 к 1, чтобы быть совсем точным.

Так что если посмотреть на два эти события, стоит вспомнить, что инфляция, а точнее стагфляция 1970-х была потрясающим воображение событием, но она не превратилась в гиперинфляцию, система выдержала. Люди ходили на работу, это не было похоже на Гражданскую войну, события были драматические, но жизнь не остановилась.

И мы также имеем парад 2000-2010 гг, когда опять же растущая цена на золото в тот период действительно представляла более или менее степень падения доллара за первое десятилетие нашего века. По нескольким причинам все это прошло почти безболезненно, люди почти ничего не заметили. Если вы занимались золотом, которое было активом с лучшими результатами за период, то вы заработали кучу денег, что было прекрасно.

Но если вы были средним владельцем акций или облигаций, то вы не вырывали волосы из-за стагфляции, как в 1970-х. Они ничего не заработали, потому что в 2010 году фондовый рынок был там же, где и в 2000 году.

Но они все равно ни о чем особенно не переживали, жизнь продолжалась, был, конечно, жилищный кризис, но это уже совсем другая история.

Я хочу сказать, что все это не обязательно должно быть какой-то катастрофой, возможно все будет как в период 2000-2010 гг, то есть золотые инвесторы заработают деньги, умножат свой капитал в пять раз, а все остальные будут просто заниматься своими делами, как будто ничего не происходит. Такое вполне возможно. Я прекрасно помню, что нефть стоила $20 за баррель в 1990-е гг, а галлон (3.78 л) бензина стоил доллар. Я помню, как заправлялся за 89 центов, но потом мы выросли до $100 и до $148, но люди этого особенно не заметили.

Так что возможно, что все будет развиваться по этому сценарию, нефть подорожает до $400, а бензин будет стоить $10…

Дмитрий Балковский: Это будет совершенно другой мир.

Нейтан Льюис: … но все пройдет достаточно гладко и люди воспримут все это нормально. Золото может показать еще одно движение 5 к 1, и достичь, скажем, $9,000, а может быть чуть ниже - $6,000. Назовем это мягким сценарием. События не обязательно будут развиваться по сценарию Дага Кейси– новая Гражданская война и тому подобное. Но есть, конечно, и более драматические варианты развития событий, когда все просто развалится на части и доллар станет не полностью туалетной бумагой, но драматически подешевеет по сравнению с сегодняшним уровнем.

И такое случается очень часто. Возьмем, например, Россию. Доллар сегодня стоит около 75 руб, а сколько он рублей он стоил в 1995 году. Хотя 1995 год не лучшая начальная точка отсчета. Я когда-то работал с одним русским у меня была старая советская 100-рублевая банкнота. Сегодня 100 рублей – это 1 доллар и 20 центов. Так вот этот парень, который вырос в Ленинграде в советское время, сказал мне, что он такую банкноту впервые увидел в 17 лет, потому что она стоила очень много.

И мы можем сказать тоже самое про 100-долларовую купюру, возможно мы будем покупать кофе за $100. Я считаю, что такое вполне возможно.

Дмитрий Балковский: И один последний вопрос. Если мы пойдем по второму пути к полному уничтожению не только доллара США, но и всех его деривативов – евро, рубля, юаня, то назови мне, пожалуйста, одно событие, которое ты можешь себе представить, которое могло бы стать знаком времен, символом краха…

Нейтан Льюис: Все это может выразиться в политическом смысле, например, новые границы, новые линии на карте…

Дмитрий Балковский: … нет, нет я имею в виду на бытовом уровне, не только в политическом или макроэкономическом смысле. Ты выходишь на улицу и видишь нечто в магазине, например, что это могло бы быть?

Нейтан Льюис: Подобные вещи, они как бы подползают незаметно, даже гиперинфляция.

Возьмем, например, показатели Индекса потребительских цен. Пусть он растет на 100% в год, это большое, страшное число – 100%. Но, тем не менее, это всего лишь 8% в месяц, а нет даже меньше – 6.6% в месяц. То есть бензин на 6% подорожает… В эту ситуацию можно тихонько встроится.

Никто не скажет, вот настал день, когда бензин подорожал в два раза. То есть цена на бензин растет с $3 до $6 в год, а на следующий год она растет до $12, а потом до $24. То есть по сути это гиперинфляция. Но удивительно то, как мы просто будем продолжать жить и эти события тебя окружают, и ты просто не знаешь, что делать. Никто тебе не расскажет, как действовать.

Взять к примеру ситуацию в нашей политической систему, в США, она очень похожа. У нас раньше была Конституция, в рамках которой мы выбирали президента, а теперь у нас выборов нет, у нас просто сплошные выдумки. И все просто сидят себе тихонечко на диване и говорят: «Что же мы теперь делать-то будем, наверное, еще телевизор посмотрим». Когда кто-нибудь встанет с дивана и предпримет какие-нибудь действия?

В такие экономические периоды, когда вы их переживаете, а не читаете о них в учебниках, то вы просто сидите и смотрите за происходящим. Ага, золото выросло до $2,000, а затем до $4,000, а затем до $5,000. И ты думаешь – золото стоит $5,000, то есть доллар очень значительно обесценился, очевидно, что мне надо было покупать по $1,800, но сейчас оно уже не стоит $1,800, а $5,000. Так что стоит ли мне купить немного сегодня? Оно ведь еще полгода назад $3,000 стоило. Так что ты сидишь и не можешь решить, как тебе поступить.

И вот что в конце концов проявляется в этот период, и я довольно долго анализировал Латинскую Америку, потому что в 1980-е там много раз повторялась гиперинфляция. Но это не была гиперинфляция в венесуэльском стиле с миллиардными банкнотами. Цены росли на 60% в год в течение декады, иногда темпы поднимались до 120% в год, а иногда опускались до 40%, то есть все это можно было пережить, и даже на работу ходить.

Но 10 лет спустя валюта стоила 1/100 или 1/1000 того, что она стоила ранее. И все старые основы социальной системы просто исчезли – социальное страхование, пенсии, сбережения. Все это испарилось, и ты начинал с нуля. Все в стиле от зарплаты до зарплаты.

Дмитрий Балковский: Одно здесь стоит добавить, что когда все эти гиперинфляции происходили в Латинской Америке мир вокруг оставался нормальным. Положение вещей сегодня совсем другое, все очень сильно изменилось за последние 10 лет. Вокруг сплошное безумие.

Нейтан Льюис: Да, у нас у всех есть такое впечатление, что ситуация быстро меняется, и мы на самом деле не знаем, куда все это движется. Я как раз об этом много говорю в моей книге «Волшебная формула» (Magic Formula), которая вышла в 2019 году. Вокруг нас происходит очень много всего и в происходящем есть два важных элемента: во-первых, что нас ожидает – ну, мы можем, конечно, догадываться, но никто не знает наверняка, во-вторых, мы ничего поделать с происходящим особенно не можем.

Все эти факторы развивались десятилетиями – государственный долг, расходная политика Конгресса, слабость политической системы в США, банкротство основных социальных программ – Социального и медицинского страхования. Все эти проблемы накапливались десятилетиями. И технически все это решаемо, вы можете принять какие-то там законы и все проблемы исчезнут, но этого, конечно же, не произойдет. 98% книги сфокусировано на этом.

Но я говорю, давайте представим, что все пошло к чертовой матери, но теперь, когда мы стоим на руинах, нам понадобятся какие-то решения, потому что все остальное просто сгорело дотла. Все это очень напоминает период после Второй мировой войны, все в руинах, война окончена, мы начинаем строить новые союзы и настраивать все по-новому. Семена послевоенной эпохи падают в землю и теперь нам стоит решить, чего же мы хотим для будущего России и Соединенных Штатов. Я думаю, что мы доказали, что социализм образца середины прошлого столетия не работает и нам требуется новое предложение, которое, возможно, не будет минималистской моделью XIX столетия, но чем-то, что будет находиться по середине.

Я бы использовал Сингапур и Гонконг, как пример невероятно успешных экономик, богатых народов, либертарианской бизнес среды. Но у них есть система общественного образования, университетов и здравоохранения…

Дмитрий Балковский: Но у них катастрофическая демографическая ситуация – Гонконг и Сингапур – это страны с самыми низкими уровнями рождаемости в мире.

Нейтан Льюис: … ну, это другой вопрос, но, тем не менее, если смотреть на них с точки зрения экономической политики, то они достигли успехов. Так что нам стоит как следует обо всем этом призадуматься.

И еще хотелось бы добавить важность концентрации на кредитно-денежной политике. Думаю, что если все взорвется, люди начнут задавать вопросы, говорить, что мы не можем оставить все в руках Бена Бернанке (Ben Bernanke) или Джея Пауэлла (Jay Powell). Они нам всю дорогу рассказывали, как все замечательно, как все будет еще лучше, все у них под контролем, а на самом деле все это оказалось полной хренью.

Этим людям больше нельзя доверять. И это не просто потому, что они плохие люди, но они находятся в такой ситуации, когда они попадают под политическое влияние и неизбежно происходит все то, что происходило много раз в прошлом. И мы тогда скажем – давайте откажемся от центрального банка с его манипуляциями и возможно перейдем к системе золотого стандарта или криптовалют, базирующихся на золоте, то есть стейблкойнов.

А может быть они не будут базироваться на золоте, возможно это будут какие-то иные стейблкойны.

В любом случае это уход от денег большого государства к альтернативным деньгам, созданным свободными рынками и это отличная идея. Биткойны здесь не подходят, потому что как я и сказал, это спекулятивный футбол, но возможно найдутся другие криптовалюты.

Именно так все работало в Соединенных Штатах. В конституции правительство не касается денег, все деньги и бумажная валюта эмитировались сотнями частных банков. Они все были привязаны к золоту – такова была суть той системы. И возможно мы вернемся к чему-то подобному, но главное здесь в том, что думать обо всем этом нам надо прямо сейчас. Потому что когда наступит момент внедрения этих решений в жизнь, у нас уже не будет времени для раздумий. У нас не будет пяти лет, чтобы писать книги, у которых не прямого политического влияния.

Сценарий будет такой: давайте соберем все, что мы знаем и устроим дискуссию, но нам придется найти решение за шесть недель, потому что мы будем сидеть на руинах прошлой системы и у нас не будет времени.

Но во всем этом есть и много хорошего, потому что в этот период мы будем обсуждать новые идеи. Я думаю, что валюты с золотым обеспечением вновь станут частью решения, и мы политически двигаемся в этом направлении. Я говорю людям, что я написал книги обо всем этом, потому что когда настанет час Х, вы не сможете сказать, давайте я к вам вернусь через три года с готовым решением – я напишу об этом книгу.

Мои самые важные книги уже написаны, думаю, что люди всем этим будут интересоваться.

Дмитрий Балковский: Твоя книга на русском пользуется популярностью, люди читают ее и читают твои статьи, я хочу поблагодарить тебя за труд от лица нашей аудитории.

Нейтан Льюис: Книга «Золото: деньги прошлого и будущего» (Gold: The Once and Future Money) вышла в традиционном печатном формате, но мои следующие две книги - «Золото: Полярная звезда в мире денег» (Gold: The Monetary Polaris) и «Золото: окончательный стандарт» (Gold: the Final Standard) доступны бесплатно в формате PDF, потому что написание книг по кредитно-денежной истории – это не очень выгодный бизнес. Но я хочу, чтобы люди их читали, так что они доступны бесплатно на моем сайте. И если кто-то захочет сделать перевод на русский через гугль переводчик…

Дмитрий Балковский: Нет, их надо как следует переводить…

Нейтан Льюис: … да, их стоит перевести как следует, если есть какой-нибудь студент из российского университета, который желает взяться за этот проект – добро пожаловать, я даю вам разрешение. Моя книга была опубликована в Германии через крупное издательство деловой литературы Wiley, но я с этого никогда ни копейки не получил, так что если вы их хотите украсть – я не возражаю.

Дмитрий Балковский: Да, авторы книг о золотом стандарте – не самые высокооплачиваемые люди в этом мире, хотя такие книги важны. Массовая аудитория их не оценит, но есть и ценители, фанаты.

Спасибо, тебе, Нейтан, за твой оптимизм и за это интервью.

http://goldenfront.ru/ (C)
Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
При копировании ссылка обязательна Нашли ошибку: выделить и нажать Ctrl+Enter