Устойчивость бюджетно-налоговой политики и специальные бюджетные правила

9 ноября 2010 Et cetera | Фундамент
Недавняя глубокая рецессия, которая до сих пор до конца не преодолена, поставила в весьма затруднительное финансовое положение не только множество домохозяйств и предприятий, но и государственные структуры Речь Б.Бернанке от 4 октября

Недавняя глубокая рецессия, которая до сих пор до конца не преодолена, поставила в весьма затруднительное финансовое положение не только множество домохозяйств и предприятий, но и государственные структуры. В США государственным структурам всех уровней приходится справляться не только с краткосрочными последствиями экономического кризиса, но и иметь в виду проблемы, которые возникнут в более отдаленном будущем, когда появится необходимость обеспечивать медицинский уход и выплачивать пенсию стареющему населению. Этого нельзя избежать — и для того чтобы решить эти проблемы, и властям, и обществу придется принять ряд очень непростых решений и кое-чем пожертвовать. Однако из истории мы знаем, что странам, которые постоянно тратят больше, чем они могут себе позволить, приходится расплачиваться снижением роста доходов и уровня жизни своих граждан, а также незащищенностью от экономической и финансовой нестабильности. Грамотная же бюджетно-налоговая политика, напротив, является краеугольным камнем устойчивого роста и процветания.

Несмотря на то, что проблемы, связанные с бюджетно-налоговой политикой, актуальны для государственных структур и на федеральном, и на местном уровнях, сегодня я буду говорить, в основном, о состоянии федерального бюджета и о том, какое значение он имеет для экономической ситуации в стране. Я поговорю о факторах, влияющих на реальный и прогнозируемый дефициты бюджета, а также объясню, почему критически необходимо придать бюджетно-налоговой политике США стабильность и устойчивость. Кроме того, я поделюсь своими соображениями о новых правилах и организациях бюджетно-налоговой политики — о том, могут ли они поспособствовать установлению стабильности и устойчивости бюджетно-налоговой политики США.

Проблемы, связанные с бюджетно-налоговой политикой

Ситуация с бюджетом федерального правительства существенно ухудшилась за последние два финансовых года — дефицит бюджета за этот период в среднем составил 9,5% от национального дохода. Для сравнения — перед началом рецессии и финансового кризиса (в период с 2005 по 2007 год) дефицит бюджета составлял в среднем 2% от национального дохода. Ухудшение ситуации, наблюдающееся в последнее время, явилось результатом, по большей части, резкого сокращения налоговых поступлений, вызванного рецессией и последовавшим за ней медленным восстановлением экономики. Другой причиной стало увеличение федеральных расходов на смягчение рецессии и стабилизацию финансовой системы страны. Наличие подобного дефицита бюджета привело к тому, что накопившийся федеральный долг относительно национального дохода достиг уровня, который последний раз был зафиксирован после Второй Мировой войны.

На данный момент уровень бюджетного дефицита стабилизировался, и в том случае, если финансовые рынки и экономика продолжат свое восстановление, то в течение нескольких лет дефицит бюджета по отношению к национальному доходу должен снизиться. Однако исходя из экономической ситуации вряд ли можно говорить о том, что в ближайшие год-два дефицит бюджета сможет заметно сократиться; на самом деле, поспешное ужесточение бюджетно-налоговой политики может поставить под угрозу восстановление экономики. Что касается более отдаленной перспективы, то здесь вырисовывается совсем другая картина. Исходя из рациональных представлений об экономическом росте, при сохранении текущей бюджетно-налоговой политики в ближайшие годы федеральный бюджет потеряет стабильность и устойчивость — соотношение госдолга к национальному доходу будет с каждым годом возрастать.

Кроме того, вместе с ростом национального долга будут расти и соответствующие выплаты процентов по нему, что, в свою очередь, приведет к дальнейшему росту прогнозируемых дефицитов. Ожидание высоких дефицитов в будущем, которые, кроме того, будут постоянно расти, может снизить уровень расходов домохозяйств и предприятий в настоящем — это может привести, например, к снижению уверенности в долгосрочных перспективах экономики, объемах налоговых выплат и государственных расходах в будущем — что, в свою очередь, окажет сдерживающий эффект на процесс восстановления экономики. Озабоченность состоянием государственного бюджета в долгосрочном плане может также ограничить возможности бюджетной политики по гибкому реагированию на текущие экономические условия. Таким образом, меры по улучшению положения в бюджетно-налоговой сфере страны в долгосрочной перспективе, которые будут предприняты сегодня, не только обеспечат финансовую и экономическую стабильность в будущем, но и смогут привести к положительным изменениям в экономике уже в ближайшее время.

К решению наших проблем в бюджетно-налоговой сфере стоит подходить с особенной серьезностью, поскольку они являются, по большей части, результатом мощных глубинных тенденций, а не краткосрочных или временных факторов. Среди основных причин можно выделить две: старение американского населения, которое в несколько ближайших десятилетий лишь ускорится после того, как на пенсию выйдут представители поколения «бэбибумеров»; и быстрый рост цен на медицинские услуги. В силу того, что необходимость стареющего поколения в медицинском уходе возрастает, то у федеральных программ здравоохранения есть все шансы стать самым главным источником дефицита бюджета в долгосрочной перспективе. Действительно, Бюджетное управление Конгресса (далее «БУК») прогнозирует, что отношение федеральных расходов на программы здравоохранения (в основном, Medicare и Medicaid) к национальному доходу удвоится в течение ближайших 25 лет и в дальнейшем будет значительно увеличиваться. Способность контролировать цены на медицинские услуги по мере старения нашего населения, по-прежнему предоставляя в то же время медицинский уход высокого качества, станет критически важной не только с точки зрения стабильности бюджета, но и с точки зрения поддержания динамики развития экономики страны в целом.

Старение американского населения неблагоприятно скажется и на государственной программе социального страхования: ведь рост количества налогоплательщиков происходит медленнее, чем рост количества людей, получающих пособие. Согласно данным на этот год, на одного человека от 65 лет и старше приходится около пяти человек в возрасте от 20 до 64 лет. К 2030 году, когда большинство бэбибумеров уйдет на пенсию, это соотношение, согласно прогнозам, снизится до одного к трем, и может снижаться и в дальнейшем — в силу того, что уровень вероятной продолжительности жизни продолжает расти. В целом же, согласно прогнозам, программа социального страхования станет далеко не столь же серьезной проблемой для бюджета страны, как федеральные программы здравоохранения; тем не менее, и в этом вопросе властям не удастся отделаться малой кровью.

Схожие глубинные тенденции, оказывающие воздействие на федеральную финансовую систему, приведут к тому, что с определенными трудностями придется столкнуться как государственным, так и местным бюджетам - к этой проблеме было привлечено внимание благодаря, в том числе, таким организациям, как ваша. В Род-Айленде — так же, как и в других штатах — выход на пенсию государственных служащих и непрекращающийся рост цен на медицинские услуги значительным образом затруднят выполнение обязательств по государственным пенсиям и медицинскому обслуживанию пенсионеров. Объем необеспеченных реальными денежными средствами пенсионных обязательств по всей стране оценивается разными исследователями по-разному, но согласно некоторым оценкам на конец 2009 года эта сумма составляла 2 триллиона долларов. Оценить объем обязательств местных правительств по медицинским пособиям пенсионерам еще более непросто — основную сложность представляет прогнозирование цен на медицинские услуги в последующие несколько десятилетий. Однако согласно одному недавнему исследованию общие обязательства правительств штатов по пособиям пенсионерам составляют почти 600 миллиардов долларов. Эти медицинские пособия , как правило, выплачиваются при выходе на пенсию, и следовательно, в ближайшее время могут стать значительным бременем для бюджетной системы в связи с увеличением количества пенсионеров.

Вряд ли это может служить достаточным утешением, но США не одиноки в своей борьбе с проблемами в бюджетно-налоговой сфере. Глобальная рецессия нанесла удар по бюджетной стабильности в большинстве других стран с развитой экономикой и — так же, как и в США — расходы в этих государствах на государственную систему здравоохранения и пенсионную систему, согласно прогнозам, значительно вырастут в ближайшие десятилетия, по мере старения населения. На самом деле, население США в среднем моложе населения ряда европейских стран и Японии.

Необходимость устойчивости государственного бюджета

Вернемся к вопросу об устойчивости государственного бюджета в долгосрочном плане. Как я уже говорил, согласно прогнозам БУК и других исследователей, дефицит и долги бюджета в будущем будут постоянно увеличиваться, причем ускоряющимися темпами. Конечно, прогнозы — это, до какой-то степени, всего лишь гипотетические предположения. Нереальный (unsustainable) рост дефицитов и долгов — в общем-то, уже по определению — никогда на самом деле не произойдет, потому что кредиторы никогда не захотят ссудить денежные средства государству, в котором государственный долг по отношению к национальному доходу безгранично растет. Мудрый экономист Герберт Штайн однажды сказал: «Если что-то не может существовать вечно — оно прекратит свое существование». Так или иначе, необходимые и достаточные меры по стабилизации федерального бюджета, несомненно, будут в какой-то момент предприняты. Есть лишь один по-настоящему важный вопрос: будут ли эти меры предприняты в результате грамотно организованного и осознанного процесса, в рамках которого будут грамотно расставлены приоритеты и у людей будет возможность перестроиться в соответствии с изменениями в государственных программах или налоговом законодательстве — или же необходимые меры будут предприняты в результате резкой и болезненной реакции на надвигающийся или уже протекающий кризис бюджетно-налоговой сферы? Несмотря на то, что выборы и компромиссы, которые необходимы для достижения устойчивости государственного бюджета, на самом деле весьма непросты, все же ни у кого не возникает сомнений в том, что лучше пойти на эти компромиссы осознанно и продуманно.

Вероятно, необходимость достичь устойчивости государственного бюджета в долгосрочном плане — это равным образом и возможность, и проблема. Возможностей для проведения реформы как системы налогообложения, так и организации бюджетных расходов — в избытке. К примеру, большинство людей сходятся в том, что налоговый кодекс США может быть значительным образом улучшен с точки зрения его эффективности и справедливости; более того, налоговый кодекс чрезмерно сложен и предполагает большие административные и юридические издержки. Сбор налогов в рамках более эффективной и грамотно организованной налоговой системы мог бы привести к увеличению темпов экономического роста и до какой-то степени облегчить достижение стабильности и устойчивости государственного бюджета. Аналогичным образом, многие федеральные бюджетные программы, без всякого сомнения, могут быть реформированы таким образом, что их заявленные цели будут достигаться более эффективно и с меньшим количеством расходов. Конечно, нужно продолжать усилия по снижению затратности медицинских услуг и государственных расходов на здравоохранение, но в то же время необходимо следить за тем, чтобы медицинские услуги предоставлялись на адекватном уровне всем, кому они необходимы.

Если же устойчивость государственного бюджета не будет достигнута, то в таком случае нашей стране грозят серьезные экономические потери и риски. В краткосрочной перспективе, как я уже говорил, озабоченность неуправляемым ростом дефицита бюджета в будущем может привести к тому, что домохозяйства, предприятия и инвесторы будут с большей опаской тратить деньги, осуществлять капиталовложения и нанимать рабочую силу. В долгосрочной перспективе, постоянный рост госдолга по отношению к национальному доходу, скорее всего, приведет к повышающему воздействию на процентные ставки, что, в свою очередь, приведет к замедлению формирования капиталов, снижению производительности и торможению экономического роста. Повышение уровня дефицита государственного бюджета приводит к повышению нашей зависимости от зарубежных кредиторов — при прочих равных условиях — и это значит, что доля национального дохода США на выплату процентов зарубежным инвесторам будет со временем увеличиваться. Доход, который выплачивается зарубежным инвесторам, уже не может быть использован для внутреннего использования или инвестиций. Постоянно растущие расходы на покрытие растущего национального долга приведет к тому, что коррекционные меры – когда до них дойдет дело — могут оказаться резкими и оказать разрушительный эффект. Например, значительное увеличение налогов, которое может быть введено с целью выплаты постоянно увеличивающегося процента по долгу, может замедлить потенциальный экономический рост, устраняя стимулы к работе, накоплению денег, найму работников и осуществлению инвестиций. В конце концов, большой федеральный долг ограничивает властям поле для маневра при необходимости временного увеличения расходов для борьбы с экстренными ситуациями, которые могут возникнуть в будущем — рецессиями, войнами, стихийными бедствиями.

Не так-то просто определить конкретный уровень, на котором федеральный долг начинает угрожать более значительными рисками и требовать более серьезных трат от национальной экономики. Возможно, такого четкого порогового уровня и вовсе не существует; расходы и риски могут вырастать более или менее постепенно по мере роста федерального долга. Однако же мы точно знаем, что угроза нашей экономике реальна и с каждым днем становится все серьезнее — и это должно стать достаточной причиной для того, чтобы органы, ответственные за формирование бюджетно-налоговой политики, озаботились составлением надежного плана по уменьшению дефицита бюджета до устойчивого и стабильного уровня в среднесрочной перспективе. Чем раньше этот план будет утвержден, тем больше времени будет у всех заинтересованных лиц, для того чтобы подготовиться к необходимым переменам. На самом деле, из истории известно, что длительный подготовительный период при проведении реформ позволяет осуществить все необходимые изменения с минимальными потерями и, следовательно, делает эти реформы оправданными и выполнимыми с политической точки зрения. К примеру, закон о постепенном введении полного пенсионного возраста, гарантирующего получение социального пособия, был принят в 1983 году, но начал проводиться в жизнь лишь в 2003 году и завершен этот процесс будет лишь в 2027 году — таким образом, у людей, которые в будущем выйдут на пенсию, будет достаточно времени, для того чтобы скорректировать свои планы касательно своей рабочей деятельности, накопления денег и выхода на пенсию.

Ожидания широкой публики по инфляции также важным образом влияют на динамику инфляции. Индикаторы долгосрочных инфляционных ожиданий после финансового кризиса были в основном стабильны. Например, в опросе профессиональных прогнозистов, проведенном Федеральным Резервным Банком Филадельфии, медианный прогноз среднегодовой инфляции для личных потребительских расходов на следующие 10 лет оставался близким к 2 процентам. Опросы домохозяйств также показывают, что долгосрочные инфляционные ожидания остаются сравнительно стабильными. На финансовых рынках, показатели компенсации инфляции на более длинных горизонтах (рассчитанных из спрэдов между доходностью по номинальным и индексированным по инфляции ценным бумагам Казначейства) в целом снижались в этом году, но остаются в пределах своих исторических диапазонов. При стабильных долгосрочных инфляционных ожиданиях и существенной недозагрузке производственных мощностей, которая продолжает оказывать сдерживающее влияние на цены, нам кажется вполне вероятным, что инфляция некоторое время будет оставаться умеренной.

Бюджетные правила

В долгосрочном плане ситуация в экономике и бюджетной сфере неопределенна; абсолютно ясно лишь одно — конгрессменам и президентам, как нынешним, так и будущим, придется принять ряд очень жестких мер, для того чтобы вернуть государственному бюджету устойчивость и стабильность.

Можно ли помочь избранным нами лидерам, сделав более легким принятие этих жестких решений? История знает примеры того, как и американские конгрессмены, и правительства других стран принимали правила бюджетно-налоговой политики с целью упорядочивания бюджетного процесса. Правила бюджетно-налоговой политики — это законодательные соглашения, целью которых является обеспечение надежности в бюджетно-налоговой сфере путем ограничительных решений по расходам и налогам. Например, правила бюджетно-налоговой политики могут предусматривать ограничения по ключевым бюджетным показателям, таким, как совокупные государственные расходы, дефициты и долги. Оставшаяся часть моей речи будет посвящена использованию правил бюджетно-налоговой политики с целью разрешения долгосрочных бюджетных проблем — и начну я с обзора исторического опыта США и других стран.

Правила бюджетно-налоговой политики вводились в США несколько раз — с разной степенью успешности. В 1985 году Конгресс принял закон Грэмма-Радмэна-Холлингса, в котором, среди прочего, оговаривались целевые сроки — в частности, устранение дефицита к 1991 году. Однако позже оказалось, что заданные цели были недостижимы, и, в конце концов, этот закон был отменен. Одна из слабых сторон этого подхода заключалась в том, что все внимание было сосредоточено на текущем дефиците бюджета. Несмотря на то, что акцент на текущий дефицит был вполне объясним, этот проект игнорировал тот факт, что дефицит бюджета зависит не только от решений Конгресса, но и от состояния экономики в целом. К примеру, если состояние экономики стабильно, то уровень дефицита почти обязательно вернется в норму — в силу того, что налоговые выплаты будут повышены, а траты на социальные выплаты будут сокращены; соответственно, если экономика слабая, то дефицит, вероятнее всего, станет еще больше, несмотря на заблаговременные усилия Конгресса по улучшению управления государственными расходами и налогами.

Поскольку проблемы в бюджетно-налоговой сфере оставались в числе самых важных, то в 1990 году Конгресс и Президент утвердили новый подход, в котором было два ключевых момента. Во-первых, этот альтернативный подход зафиксировал уровень переменных федеральных расходов — то есть, расходов, которые подлежат ежегодному финансированию, включая приобретение товаров и услуг, имеющих и не имеющих отношения к оборонной сфере. Во-вторых, было утверждено правило взимания налогов и обязательных расходов по мере поступления доходов (правило PAYGO), т.е.расходов, которые продолжают осуществляться автоматически, без ежегодного переутверждения; льготные выплаты на медицинские пособия (Medicare, Medicaid) и выплаты по социальному страхованию составляют большую часть этой категории. Согласно правилу PAYGO любое снижение налогов или повышение обязательных расходов должно быть «оплачено» с помощью компенсирующего роста других налогов или снижения иных расходов, чтобы не ухудшался уровень прогнозируемого дефицита на 5 или 10 лет вперед. При поддержке, конечно, со стороны экономического роста 1990-х, эти правила, как считают многие аналитики, сумели помочь снизить уровень дефицита бюджета; и действительно, федеральному правительству даже удалось несколько раз добиться профицита по итогам года. Ограничения по дискреционным расходам и правило PAYGO не были продлены после завершения 2001 финансового года, отчасти из-за того, что в то время проблемы, связанные с уровнем дефицита, не стояли так остро.

В настоящее время Конгресс действует согласно ограниченным правилам PAYGO. Эти правила предусматривают осуществление компенсации за повышение расходов или снижение налогов в течение десяти финансовых лет, но также исключают из-под действия этого правила ряд весьма важных налоговых и бюджетных программ. Убрав за скобки эти детали реализации плана и учитывая текущие сложности с бюджетом, мы должны задать главный вопрос — являются ли традиционные правила PAYGO достаточными? В лучшем случае правила PAYGO могут предотвратить возникновение ситуации, в которой новые снижения налогов и повышения обязательных расходов приведут к ухудшению уровня прогнозируемых дефицитов бюджета; однако сама конструкция PAYGO не предусматривает того, чтобы Конгресс уменьшал постоянно увеличивающиеся дефициты, которые уже заложены в действующее законодательство.

Определенный опыт работы с правилами бюджетно-налоговой политики накоплен и многими другими странами. Европейский Союз, согласно межгосударственному договору, установил правила бюджетно-налоговой политики в начале 1990-х, для того чтобы все члены Евросоюза могли поддерживать стабильную бюджетно-налоговую политику. В этих правилах говорилось о том, что уровень государственного дефицита в странах-участницах Союза не должен превышать 3% от внутреннего валового продукта (ВВП), а уровень государственного долга не должен превышать 60% от ВВП. Однако еще до начала недавнего финансового кризиса и рецессии механизмы принуждения, предусмотренные данными правилами, не предотвратили преодоления этих границ, и проблемы с государственными бюджетами ряда стран в зоне евро, возникшие в последнее время, стали причиной напряжения в финансовой и экономической сферах. Европейские лидеры работают над укреплением инструментов по контролю за бюджетно-налоговой дисциплиной.

Несмотря на то, что правила бюджетно-налоговой политики не смогли спасти ни США, ни ЕС от всех экономических бед, в ряде стран — в Европе и за ее пределами — эти правила, судя по всему, оказались весьма полезными с точки зрения укрепления контроля над бюджетом. Например, в таких странах, как Швейцария, Швеция, Финляндия и Нидерланды, ситуация в бюджетно-налоговой сфере заметно улучшилась после принятия правил, ограничивавших расходы. В Канаде снизился уровень дефицита бюджета после того, как в начале 1990-х были введены ограничения на расходы, а после 1998 года — когда стало использоваться правило «сбалансированный бюджет или лучше» (balanced budget or better rule) – отношение гоcдолга к национальному доходу заметным образом понизилось. Ряд стран с развивающейся рыночной экономикой также достаточно успешно применяют правила бюджетно-налоговой политики. Согласно данным Международного Валютного Фонда, примерно в 80 странах мира в настоящее время действуют государственные или надгосударственные правила бюджетно-налоговой политики.

Очевидно, что никакое правило бюджетно-налоговой политики не гарантирует улучшения бюджетных показателей; в любом случае, любое правило, утвержденное законодательным органом, может быть этим же органом отменено или обойдено. Однако, хотя и не все государства, в которых были введены эти правила, сумели добиться понижения дефицита и уменьшения долга, мировой опыт, скорее, говорит о том, что грамотные правила могут помочь повысить эффективность бюджетно-налоговой политики. Есть четыре фактора, которые, как мне кажется, могут этому поспособствовать.

Во-первых, эффективные правила должны быть прозрачными. Проливая свет на проблему и ряд возможных ее решений, прозрачные правила бюджетно-налоговой политики проясняют то, какие действия в бюджетной сфере должны быть предприняты, помогают обществу понять суть этих действий и заставляют законодателей осознавать более широкие последствия для бюджетно-налоговой сферы их решений по поводу конкретных проблем. В частности, прозрачность правил бюджетно-налоговой политики может поспособствовать решению проблемы, которую экономисты называют «проблемой коллективного действия» (collective action problem). Принимая решения по расходам, большинство избранных представителей хотят, чтобы их действия расценивались как действия, приносящие максимально возможную пользу для своих избирателей. Но если согласно предыдущей договоренности размер возможного «пирога» строго ограничен, то проще договориться о таком исходе, при котором каждый соглашается на чуть меньшую долю. Естественно, что прозрачность обеспечивается с помощью хороших надзорных органов. В США эту функцию с 1974 года квалифицированно выполняет беспристрастная организация БУК. Неправительственные организации, занимающиеся проблемами бюджета — например, некоммерческие исследовательские центры — также могут обеспечивать прозрачность.

Во-вторых, эффективное правило должно быть достаточно амбициозным, чтобы решить проблему. Что касается правил PAYGO, то, как я уже говорил, даже в том случае, если они действуют эффективно, предназначены лишь для предотвращения ухудшения ситуации в бюджетно-налоговой сфере; но они не нацелены против крупных и растущих структурных дефицитов. Исходя из настоящей ситуации в экономике США должны быть приняты правила — или хотя бы четко разработанный план — которые помогут добиться устойчивости в бюджетно-налоговой сфере в долгосрочной перспективе. По общему признанию, серьезная проблема при разработке подобных правил в США заключается в том, что — учитывая важность расходов из федерального бюджета на здравоохранение — БУК будет необходимо прогнозировать на многие годы вперед расходы на здравоохранение и возможное воздействие альтернативных способов организации бюджета на эти расходы. Подобное прогнозирование весьма непросто. Однако разработчики любого плана по решению бюджетно-налоговых проблем США в долгосрочной перспективе — включающего в себя введение правил бюджетно-налоговой политики или нет — должны будут иметь в виду неопределенный характер прогнозов.

В-третьих, правила обычно более эффективны, если они направлены на те параметры, которые могут регулироваться непосредственно законодательными органами, в отличие от тех факторов, что, по большому счету, вне их контроля. К примеру, как я уже говорил, реальный дефицит бюджета зависит от решений по расходам и налогообложению, но кроме того и от общего состояния экономики. Поэтому, если цель по дефицитам и долгам не ставится, то определить ответственное за результат лицо или орган будет непросто. Согласно действующим процедурам Конгресса, БУК должен «поставить отметку» заявленным программам по расходам и налогам на предмет их воздействия на бюджет в течение указанного долгосрочного периода. Данный подход, хотя и не лишен недостатков, имеет то преимущество, что напрямую соединяет бюджетные целевые параметры и законодательные решения.

В-четвертых — и это, наверное, самый важный фактор — правила бюджетно-налоговой политики не могут заменить политическую волю, то есть критически важными являются понимание и поддержка данных правил со стороны общества. К примеру, правила бюджетно-налоговой политики, принятые в 2001 году в Швейцарии, имели огромную поддержку у населения страны; этот фактор, несомненно, сыграл особую роль в том, что введение этих правил помогло снизить отношение госдолга к национальному доходу. И наоборот, при отсутствии общественной поддержки и заинтересованности избранных народных представителей, правила бюджетно-налоговой политики могут, в конечном счете, практически не оказать никакого воздействия на бюджетные показатели. Обеспечить подобную поддержку можно, например, путем разъяснения обществу того, к чему может привести отсутствие стабильной и устойчивой бюджетно-налоговой политики.

Заключение

В своей сегодняшней речи я очертил проблемы в бюджетно-налоговой сфере нашей страны. За последние несколько лет ситуация в этой сфере явно ухудшилась — из-за рецессии и финансового кризиса, а также из-за законодательных мер, призванных смягчить их удары. Улучшающаяся общая ситуация в экономике должна помочь уменьшить краткосрочные дефициты, но в долгосрочном плане государственные финансы не смогут выдержать продолжения текущей политики, что отчасти объясняется старением населения страны и постоянным ростом расходов на здравоохранение. Мы не должны недооценивать эти проблемы в бюджетно-налоговой сфере: если мы не сможем их эффективно разрешить, то поставим под угрозу будущее нашей экономики.

Грамотные правила бюджетно-налоговой политики не могут стать заменой политической воли в деле принятия сложных решений, но, исходя из опыта США и других стран, можно говорить о том, что они могут быть полезны законодательным органам в определенных обстоятельствах. Действительно, введение бюджетных правил может стать сигналом обществу о том, что Конгресс всерьез намерен добиться долгосрочной устойчивости в бюджетно-налоговой сфере, что само по себе может положительно сказаться на уверенности нации. Кроме того, такие правила могут обратить внимание на ответственное поведение в бюджетной сфере и официально оформить его политическую поддержку. Учитывая важность достижения долгосрочной стабильности в бюджетно-налоговой сфере, дальнейшее обсуждение правил и концепций бюджетно-налоговой политики является вполне оправданным

Источник / http://www.fedspeak.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=100597 обязательна
Условия использования материалов