«Прямой Разговор» Криса Мартенсона с основателем Zero Hedge и легендой эконоблогов «Тайлером Дерденом»: «США несется к банкротству»

Zero Hedge был основан два года назад сразу после Великого Финансового Краха, по выражению Билла Баклера (Bill Buckler), когда мы осознали, что существует обширная область вакуума в распространении информации и в меньшей степени в ее обработке Материал предоставлен порталом goldenfront.ru - все об инвестициях в золото

Очередной материал из серии интервью «Прямой Разговор» от Криса Мартенсона (Chris Martenson) ChrisMartenson.com.

1. Что побудило вас основать Zero Hedge? Были ли это какая-то конкретная история или ситуация? Для многих наших читателей вы превратились в CNN Великого Краха (это комплимент). Было ли это вашей целью?

Zero Hedge был основан два года назад сразу после Великого Финансового Краха, по выражению Билла Баклера (Bill Buckler), когда мы осознали, что существует обширная область вакуума в распространении информации и в меньшей степени в ее обработке. Мир финансовых средств массовой информации был, и в значительной степени остается, доменом журналистов, изучающих финансы на работе и поэтому не способных соединить точки в большинстве историй, которыми они занимаются. Другие используют еще более неприемлемый подход и вместо освещения событий, просто срезают угол и начинают уделять внимание людям в новостных заголовках (деловым знаменитостям. – Ред.), и в попытке раболепной имитации этих «властелинов вселенной» пишут передовицы, а затем и книги, в которых пытаются объяснять события с помощью разговоров о личностях. Таким образом, финансовые СМИ научились маскировать свою самую большую слабость – недостаток понимания – с помощью переключения внимания публики на упрощенные и более удобоваримые истории о персоналиях. Без сомнения, всегда существовали периферийные репортеры и аналитики, глубинно знакомые с той или иной областью, но СМИ, которому удавалось успешно соединить микро и макро, слить такие темы как фондовый и кредитный рынки, форекс, ресурсы и деривативы, и, что становится все более важным, политическую арену, воедино все еще редкость.

Zero Hedge попытался заполнить эту нишу.

Что касается наших медвежьих предрассудков, то с этим можно поспорить. Мы судим о господствующих настроениях по отзывам наших читателей, которые постоянно обсуждают самые свежие наши истории, тем самым предотвращая эффект изолированности. Для кого-то покажется удивительным тот факт, что у нас есть столько же бычьи настроенных читателей сколько и медведей.

На самом деле мы гордимся тем, что всегда представляем взгляд на события, базирующийся на фактах и, по крайней мере, пытаемся посмотреть глубже газетных заголовков, которые в наши дни становятся все более искаженными настоящей пропагандой. Вместо того, чтобы вопить о близости конца (который, кстати говоря, вполне может быть прямо за углом – ведь мы живем в мире, находящемся под защитой лишь двух совершенно обычных, а посему склонных к ошибкам людей – Бена Бернанке (Ben Bernanke) и Жан Клода Трише (Jean ClaudeTrichet)), мы предпочитаем разоблачать лживые популярные заблуждения, порожденные глупостью и ленью. Не наша вина, что конечный продукт этих упражнений оказывается не очень оптимистичным.

Главное, что мы прилагаем все усилия, чтобы открыть взору объективную и поддающуюся проверке правду. Наверное, по этой причине каждую неделю мы бьем рекорды посещаемости: мы в ZeroHedge сразу же предположили, что американцы не так глупы, как хочет нас заставить поверить администрация (Вашингтон. – Ред.), они жаждут правды, незапятнанной политическими предубеждениями и корпоративным спонсорством, две ниши, которые мы стараемся заполнять каждый день, избежав при этом конфликта интересов.

2. «Тайлер Дерден» это реальный человек или коллектив редакторов? Каковы преимущества работы под псевдонимом и каковы ее недостатки?

«Тайлер Дерден» (Герой фильма «Бойцовский клуб», харизматический экстремист – Ред.) - это воплощение идеи о том, что единственное важная вещь – содержание. Идеи обычно эфемерны, и поэтому вопрос не в том, кто он(а) такой(ие), а в чем состоит искомая цель. То есть содержание, особенно в контексте часто очень сложных финансовых проблем, достигает своей цели не тогда, когда удается переубедить читателя, а когда оно заставляет его задуматься и переоценить свои предвзятые мнения. Часто это подразумевает слом, а иногда и уничтожение устоявшихся и зачастую окаменевших структур и идей, а кто может лучше достичь этой цели, чем «Тайлер Дерден». К тому же чтобы избежать ловушки «культа личности», с помощью которой традиционные корпоративные СМИ пытаются искушать своих оппонентов, нам нравится заставлять их признавать насколько значительную или (куда чаще, насколько малую) часть актуального содержания они могут перевернуть, чтобы определить правдивость собственных идей.

Естественно, с другой стороны контекстуального спектра, существует недавно ставший популярным феномен WikiLeaks. Но это тема для другого разговора.

3. Zero Hedge культивирует контр-культурный, «прямо-в-лицо» подход к журналистике. Это необходимая составляющая вашей миссии? Помогает ли разжигание страстей привлечь внимание к тому, о чем вы говорите? Бывает ли такой подход непродуктивным?

Как я уже отмечал выше, многие темы, освещаемые нами, входят в прямое противоречие с тем, что можно назвать устоявшимся пропагандистским мышлением. Именно эти идеи, многие из которых совершенно не соотносятся с фактами, являются простым посылом к самому низкому интеллектуальному знаменателю, а его-то мы и пытаемся высмеять, облить презрением и в конечном итоге дискредитировать. Zero Hedge любит использовать такие стилистические приемы как гипербола, сарказм и ирония (в некоторых случаях), но всегда в попытке напомнить читателю о том, что стиль вторичен, или, что более уместно, второстепенен по отношению к содержанию, а оно-то всегда очень серьезно и, что более важно, на 100% подкреплено фактами – одна из самых больших заслуг контекстуальных гиперсвязок. Такой подход дал многочисленные и плодотворные результаты, как в области повышения политической активности, так и в сфере добровольного или вынужденного пересмотра надзорных норм.

4. Видите ли вы себя частью великой традиции «журнализма разоблачений» в стиле Иды Тарбелл (Ida Tarbell) или Эптона Синклера (Upton Sinclair)? Или вас просто приводит в отчаяние то, как крупные СМИ освещают важнейшие современные проблемы и предлагают пути их решения?

Мы не видим себя частью этой традиции. Мы считаем, что каждый раз, когда мы видим как кто-то манипулирует правдой или реальностью с целью выполнения личных задач, одновременно маскируя все это с помощью лицемерной ауры, мы обязаны разоблачать такие действия и наши голоса совершенно точно остаются услышанными.

Более того, мы совершенно убеждены, что «крупные СМИ» вскоре осознают, что американцы более не заинтересованы во лжи, способны думать за себя и через какое-то время навсегда оставят все виды СМИ, полностью или частично манипулирующие правдой и одновременно делающие всеохватывающие и презрительные предположения об уровне разумности своей аудитории. Что касается бизнес-модели в которой ничего не важно, кроме зрачковых эквивалентов (то есть количества людей смотрящих/читающих СМИ. – Ред.), то ее придется поменять на ту, что больше отражает уровень достоверности, – альтернативой будет вымирание.

5. Где бы вы хотели увидеть Zero Hedge через три года? Каковы будут его достижения на тот момент, и чем он будет занят?

Zero Hedge растет и развивается. Если в прошлом году мы главным образом освещали не работающие фондовые рынки, иногда заглядывали в рынки капитала и прогнозировали такие волнительные рыночные события как майский «флеш крах» более чем за год вперед, то теперь, по мере распространения экономической депрессии, мы все более ориентируемся на макро-события и акцентируем точку пересечения глобальных потоков капитала и политических сфер влияния.

Очень вероятно, что мы продолжим в этом ключе очень долго, если, конечно, Фед не грохнется завтра и нам не придется искать новую сферу для освещения в течение 24 часов. И так как предсказание будущего – это игра дураков, за исключением, конечно, тех случаев, когда у вас наготове есть несколько экспертных сетей с хорошими связями и щедрым вознаграждением, а это было темой нашего обсуждения в середине 2009 года, задолго до того как кто-либо услышал о таких сетях, то самое последнее, что мы надеемся узнать, это то, где мы будем через три года или как мы будем выглядеть. Одно я вам обещаю – мы приспособимся.

6.Написав так много о проблемах современной экономической/финансовой/политической системы, какие конкретные меры можно предпринять для исправления ситуации? Можно ли избежать полного краха?

Этот вопрос мы задаем себе каждый день, и как бы мы его не крутили, нам не удается увидеть какие-либо возможности для полного возвращения к «точке восстановления» (если использовать компьютерную терминологию) на столь позднем этапе развития глобальной финансовой пирамиды. Мы обычно все упрощаем - если убрать все частности, то имеют значение только два фактора: 1. Откуда деньги приходят? и 2. Куда они идут? И никогда прежде в истории такое огромное количество активов не создавало такой крохотный поток ликвидности. В значительной степени это объясняется тем, что большая часть покупок активов за последние тридцать лет происходила не из-за их естественной циркуляции, а в результате изобилия дешевого кредита, порожденного извержением дешевых кредитных денег через деривативный бум размером в квадриллионы долларов. Поэтому большая часть дополнительных долларов используется не для органического роста бизнесов и увеличения производительности, но для обслуживания того, что стало величайшим долговым бременем в истории, то есть труд и плоды умственного труда многих служат для финансирования жизненных стандартов горстки.

Приблизительный объем суммарной номинальной стоимости биржевых и небиржевых деривативов, которые обычно конвертируются в какую-то форму кредитных денег, равняется чуть более $1,3 квадриллиона (1 300 000 000 000 000). Это в двадцать раз больше, чем всемирный годовой ВВП. Становится ясно почему статус-кво не может более сохраняться без глобальной корпоративной и суверенной долговой реструктуризации: в индустрии банкротств этот процесс называют «врастанием в баланс». Главная причина, по которой клептократическая элита так этому противостоит, заключается в том, что убытки по долгам неизбежно вызовут уничтожение подлежащего капитала. Ирония того, что Фед поддерживает и долговые и фондовые рынки, а капитализация американского фондового рынка сегодня равняется $13 трлн и основана на долге, который просто обязан понести убытки.

Поэтому, если держатели обязательств корпоративной Америки не осознают, что активы, подкрепляющие эти обязательства совершенно неадекватны, и не придут без или вместе с кредиторами к какому-то к соглашению о реструктуризации подлежащих обязательств, произойдет полное банкротство. Но это будет не обычное «огородное» банкротство. Это будет конец всей существующей финансовой системы. Это то, что некоторые считают «дефляционной спиралью смерти». И сколько бы Фед не печатал бумаги такой результат остается неизбежным – все, что ему удается достичь – это разбавить требования на обеих сторонах гроссбуха. Лучшее на что Фед может надеяться для предотвращения дефляционного сценария – это создание гиперинфляции с помощью краха резервной валюты по-зимбабвийски. Таким образом, так как такой сценарий кажется наиболее благоприятным для Феда, мы считаем, что либо льдом, либо пламенем (то есть либо с помощью дефляции, либо с помощью гиперинфляции. – Ред.) перефразируя Роберта Фроста (Robert Frost), существующая и очень нестабильная финансовая система будет доведена до точки, когда глобальная перенастройка станет неизбежной.

7. Ваше мнение о Пике нефти? Если вы считаете, что наступление этого момента имеет значение для наших современников, когда рынок это осознает? Если мы должны сократить количество используемой нефти, пострадает ли в этой связи наше пристрастие к экономическому росту?

Темпы мирового потребления нефти определенно растут. У теории Пика нефти есть много сторонников и противников, но нас интересует не столько сама теория, сколько предельный уровень потребления и производства на каждый момент. Нет сомнений, что, как и в случае с любым другим природным ресурсом, рост темпов добычи нефти, в конце концов, приведет к ее исчезновению, опять же базируясь на растущих предельных темпах ее использования. Мы, конечно же, хотели бы, чтобы страны члены большой двадцатки вкладывали деньги в развитие альтернативной энергетической инфраструктуры; это произойдет рано или поздно, добровольно или не совсем. Чем дольше мы все это откладываем, тем больше все это будет нам стоить. Тем временем, если цены на нефть и другие ресурсы вдруг взлетят, известные и более дорогие виды энергии (солнечная, геотермальная и ветровая) неожиданно станут более экономически целесообразными и по мере того как все больше производимой энергии получается неэффективными способами, затраты на разработку технологий в альтернативной энергетике вырастут, что, в свою очередь, приведет к росту энергетической эффективности и снижению цен.

В конце концов, возможно после взрывного циклического сдвига, появится новый ценовой баланс, который, тем не менее, заставит нас более активно переходить к возобновляемым источникам энергии. Можно только надеяться, что в дополнение к триллионам долларов, потраченных на финансирование дефектов банковского капитала, правительство отыщет несколько сотен миллиардов на эти цели раньше, а не когда будет уже слишком поздно. Конечно, слишком хорошо зная эту игру, мы очень сомневаемся, что что-либо подобное случится, пока не будет слишком поздно.

8. Что бы вы посоветовали тем, кто хочет защитить себя от вероятного экономического хаоса, ожидающего нас впереди? Какую стратегию и тактику им следует применять?

Мы всегда рекомендуем рассчитывать альтернативные затраты образа действий, отличного принятого в данном обществе. Другими словами, смотрите на потенциальный ход событий так, как это делает инвестиционный менеджер, оценивая инвестицию: анализируйте возможные выгоду и убытки и связанные с этим вероятные сценарии развития событий. Хотя на данный момент вероятность действительно трагического сценария очень и очень мала, стоимость страховки от него также не велика. Можно купить годовой запас продовольствия, лекарств и других способов защиты очень дешево. Если случится худшее и такие запасы потребуются, они будут совершенно недоступны. Наверное, это наш первый совет для тех кто, как Паоло Пелегрини (Paolo Pellegrini) желают дешево застраховать себя от эквивалента краха низкопробной ипотеки в 2006 году. Хотя в то время многие смеялись ему в лицо, его упорство и последовательность заработали ему и Джону Полсону (John Paulson) миллиарды.

Всегда лучше рано сделать ставку, у которой есть хотя бы небольшая вероятность выигрыша, чем сделать проверенную ставку слишком поздно. Оставляя в стороне такие неприятные «катастрофистские» мысли, мы можем рекомендовать нашим читателям, как мы и делаем на Zero Hedge уже два года, покупать как можно больше твердых активов. Все что Бен Бернанке может разбавить с помощью печатного станка, он разбавит – мы в этом абсолютно уверены. Поэтому покупка драгоценных металлов, твердых активов, непортящихся запасов, сельскохозяйственных угодий и средств защиты всего этого – это лучший совет, который мы может дать.

9. «Хромые» традиционные СМИ, скорее всего, продолжат не выполнять свою миссию по информированию о самых важных событиях. Думаете ли вы, что самые уважаемые блоги могут организоваться и поднять себя до такого уровня, когда им удастся заменить все более никчемные СМИ с помощью принятия все более высоких стандартов?

Мы наблюдали и работали с некоторыми эго в блогосфере в последние несколько лет и считаем, что любые координированные попытки заменить традиционные СМИ почти точно обречены на неудачу. Проще говоря, есть слишком много голосов, которые хотят быть услышанными, чтобы такая попытка удалась.

Тем не менее традиционные СМИ станут все более ненужными по мере того как читатели будут находить дешевые альтернативы в блогосфере, где можно найти растущее количество экспертных мнений по любым вопросам, благоприятно контрастирующих с журналистами работающими в традиционных СМИ. В результате через пять лет СМИ в их современном виде перестанут существовать.

Все большую роль будут играть микро-специалисты во всех областях знания, и поэтому условием успеха для финансового блогера будут не журналистская степень, а опыт работы на рынках вместе с продолжительным финансовым образованием. Тоже самое можно сказать и о других специализированных сферах. Мы ожидаем, что в последней отчаянной попытке предотвратить вымирание, СМИ попытаются вставить блогосферу в свою существующую бизнес модель. Это возможно будет выгодно для некоторых сторон, но в проигравших останутся читатели, так как это будет еще одна форма «продолжай и притворяйся» в презентации контента, от чего сегодня так страдает Америка.

Что касается соблюдения стандартов, то в интересах каждого блога оставаться нужным и заслуживающим доверия. Блогосфера, в которой сегодня существуют более 2 млн блогов, остается полем для очень активного естественного отбора и у блогеров нет другого выбора кроме как совершенствовать свою работу или стать ненужными, потерять читателей и исчезнуть. В конце концов, в мире блогов ты настолько нужен, насколько хорош твой последний пост

Источник /
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=106223 обязательна
Условия использования материалов