The Telegraph | Новости

Что происходит с британской экономикой?

25 февраля 2013  Источник http://www.telegraph.co.uk/ http://www.forexpf.ru
Кто-нибудь вообще понимает, что происходит с британской экономикой?
Лично я - нет. Хотя я только и делаю, что пытаюсь найти ответ на этот вопрос, вглядываясь в цифры статистики, и вчитываясь в строки анализа. Более того, нисколько не сомневаюсь, что политики тоже пребывают в состоянии полной прострации на этот счет. Тут можно выделить две взаимосвязанные проблемы. Во-первых, данные слишком противоречивы. Некоторые из них указывают на выпрямление и даже на снижение кривой роста экономики и на безнадежно рухнувшие уровни производительности. Но есть немало и другой информации, более оптимистичной - в частности, почти рекордные темпы создания рабочих мест в частном секторе. Другая проблема связана с целями фискальной и монетарной политик: они с каждым днем становятся все туманнее и сложнее. И с логической, и с практической точек зрения монетарная политика превратилась в малопонятную мешанину. До кризиса Банк Англии руководствовался простой инфляционной целью, при этом ему хорошо удавалось поддерживать ее на заданном уровне. Но как только начался кредитный кризис, у Банка появилась новая цель - вернуть экономику на путь устойчивого роста. Но она противоречит первичной цели банка по обеспечению инфляционной стабильности. С начала кризиса инфляция устойчиво держится выше заданных значений. Она опускалась ниже лишь один раз в 2009 году, но зато дважды поднималась выше 5%. Публикуемый на этой неделе квартальный отчет по инфляции может усилить дискомфорт, потому что Банк Англии будет вынужден признать, что темпы роста не реагируют на стимулы, а инфляция останется высокой на протяжении ближайших нескольких лет.

Судя по всему, никакого компромисса между ростом и инфляцией добиться не удалось. Цены стремятся вверх, а экономика - вниз. Банк оправдывает свое очевидное поражение в борьбе за ценовую стабильность необходимостью предотвратить коллапс в секторе производства, подчеркивая при этом, что внутренняя инфляция заработной платы не так уж высока. Все это, конечно, хорошо, но зарплаты сильно отстают от ценовой динамики, располагаемый доход под давлением, а это не самая лучшая в мире новость для внутреннего спроса и роста. Если ЦБ признает, что инфляция останется высокой на протяжении следующих двух лет, давление на располагаемый доход, вероятно, сохранится. В этом отношении, политика Банка, направленная на потворство инфляции в целях стимулирования роста вредит и тому, и другому. Инфляционная цель уже давно превратилась в глупый фарс, но Банк по-прежнему делает вид, что именно на нее и ориентируется. Будем надеяться, что новый председатель, Марк Карни, внесет больше ясности и открытости в слова и поступки Банка. Но чудес не ждите.

С фискальной политикой тоже не все в порядке. Отсутствие роста мешает правительству претворять в жизнь свой план по сокращению дефицита, и грозит фискальным кризисом, если ничего не предпринять в срочном порядке. Более того, судя по всему, нарушен негласный договор между правительством и Банком Англии, согласно которому жесткая фискальная политика должна компенсироваться ослаблением монетарной. На последнем заседании Комитет по монетарной политике принял решение ничего не менять, несмотря на сохранение угрозы сокращения экономики. Мервин Кинг, судя по всему, таким образом дает Джорджу Осборну понять, что монетарная политика тут уже ничем не поможет. Также не забывайте, что данные, в том виде, в котором они есть, уже сами по себе способны парализовать любого здравомыслящего политика. Как такое может быть, что экономика, создавшая более миллиона рабочих мест в частном секторе за последние два с половиной года, продолжает охлаждаться и не растет? Также трудно понять, почему экспортный сектор Великобритании находится в таком плачевном состоянии. Кризис в Еврозоне - не довод, поскольку даже в Испании и Греции с экспортом дела обстоят лучше, чем в Великобритании. И ни о каком "преимуществе" девальвации речь не идет.

Частично, ответы на эти загадки скрываются в чрезвычайно раздутом секторе услуг и растущей доли цифровой экономики. После вычета перебоев и структурного снижения выручки от продажи нефти Северного моря, мы получим базовые темпы роста ВВП. Более того, если рассматривать большую часть роста в предкризисные годы бума, как химеру вышедшего из-под контроля финансового и жилищного секторов, то сегодняшняя стагнация кажется вполне объяснимой. Сфера услуг в целом, и финансы в частности трудно поддаются оценке, как в терминах объема производства, так и в терминах вклада в экспорт. Также проблемы Великобритании частично связаны с Европейским Союзом, где по-прежнему нет нормально функционирующего внутреннего рынка в сфере обслуживания. ЕС подчеркивает слабость Великобритании в том, что касается производства товаров, но недооценивает ее силу в секторе услуг. Как только эти несоответствия будут устранены, ЕС будет сложно гоняться с британской экономикой.

Но это все между прочим. Деловые инвестиции начали снижаться задолго до кризиса, при этом большая их часть концентрировалась на коммерческой недвижимости - сейчас ее в избытке, многие помещения пустуют. Возможно, лучше всего снести все лишние, никому не нужные постройки, ну или хотя бы перевести их в жилой фонд. Вот вам еще один большой фактор, способствовавший росту в прошлом, но в долгосрочной перспективе не представляющий ровным счетом никакой ценности. Уберите его, и станет ясно, что остальная экономика страдает от деформирующего падения производительности. Как ни странно, большинство показателей, напротив, указывают на значительные улучшения, особенно в сфере цифровых технологий, которые в Британии разрастаются быстрее, чем где бы то ни было. По данным Бостонской консалтинговой группы, Великобритания отличилась самым большим в мире процентом электронной торговли на душу населения в мире, и вторым по величине рынком онлайн рекламы.

Большая часть роста на этих рынках, равно как и обусловленный ими рост производительности вместе с нематериальными преимуществами, не отражаются в официальных данных по ВВП, который лишь пытается оценить рыночную стоимость экономики. В опубликованном недавно исследовании, Джонатан Хаскел из школы бизнеса Имперского колледжа пишет о том, что оцененная реальная добавочная стоимость недооценивается на 1.1% с конца 2010 года, потому что в ней не учитываются инвестиции в нематериальные активы. Если принять их во внимание, то получится, что никакого спада и нет вовсе. Эти размышления позволяют сделать три вывода. Во-первых, Министру финансов нужно в срочном порядке перенастроить программу фискальной консолидации, чтобы стимулировать рост предложения на фоне сокращения налогов. Во-вторых, ему нужно пересмотреть монетарные цели Банка Англии, о чем его просят Мервин Кинг и Марк Карни. И, наконец, что-то нужно делать с данными по ВВП, которые годны разве что в качестве козыря на политических дебатах, в остальном от них пользы не больше, чем от шоколадного чайника.

/Элитный Трейдер, ELITETRADER.RU/
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=171475. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.