Инвесткафе | Вебинар

Расшифровка вебинара «Революция или эволюция газового рынка России» от 05 августа 2013г.

8 августа 2013  Источник /

В вебинаре принял участие директор аналитического департамента United Traders Михаил Крылов. Иван Анашкин: Добрый день, дорогие слушатели. Я попытаюсь рассказать о последних тенденциях на газовом рынке, задать какие-то темы для обсуждения. С чем-то Михаил может не согласиться. Соответственно, мы можем с ним поспорить. Хотелось бы, чтобы это была какая-то живая дискуссия, в ходе которой, наверное, у вас могут возникнуть вопросы. Задавайте их, будьте активными.

Изначально, когда говорилось о газовой индустрии России, имелся в виду один Газпром. По сути, доля рынка независимых производителей была крайне незначительна, и их совсем не было видно по сравнению с такой махиной как Газпром. Но в последнее время происходят события, которые немного меняют этот ландшафт. Насколько быстро и кардинально это происходит, вопрос взглядов, конечно.

Первое, что хотелось бы заметить, это то, что доля Газпрома в структуре газовой добычи России уменьшается. На это есть несколько причин. В первую очередь Газпром достаточно большой, и изменение конъюнктуры на рынках сильно на нем отражаются. Конкуренты, ведущие агрессивную конкуренцию, очень неплохо наращивают как свои продажи, так и добычу газа.

Также мы поговорим о том, как меняется роль Газпрома в современной газовой индустрии России, о том, как независимые газовые производители становятся сильнее, за счет чего они планируют развиваться внутри России, а также за ее пределами.

Какими были внешние условия в 2012 году, что немаловажно для такой большой компании как Газпром?

Поскольку европейский рынок является самым большим для компании в плане выручки, то падение продаж в Европе на 2,5% сильно отразилось на бизнесе компании, на ее финансовых результатах. Также стоит отметить, что экспорт газа из России сократился более чем на 10%, и в этом, безусловно, сыграло роль сокращение потребления газа в Европе, но также важным моментом является сокращение потребления газа на рынке стран бывшего Советского Союза, в основном в Украине. Поскольку Газпром является единственным на данный момент экспортером газа из России, то это крайне негативное для него событие. В тоже время потребление газа в странах АТР выросло на 5%. Это связано с увеличением потребления голубого топлива в Японии, которая пытается замещать остановленные ядерные реакторы какими-то другими энергоносителями, основную роль тут играет газ. Они очень активно наращивают потребление газа, и я думаю, что в ближайшее время эта тенденция продолжится, хотя есть опасение, что некие политические силы в Японии сейчас пытаются вернуть в строй атомные электростанции, что может убрать импульс повышения потребления газа.

Также свою роль в динамике продаж газа 2012 года сыграл тот факт, что производство газа в США увеличилось на 4,7%. Фактически, США все больше и больше добывают газа, и из-за этого те поставщики газа, которые раньше поставляли его в США, вынуждены переориентироваться на другие рынки. В основном это европейский рынок, который создает дополнительную конкуренцию Газпрому и дает его клиентам-покупателям больше сил в переговорах, так как у них появляется выбор.

Потребление газа в России сократилось на 2,2%. Газпром столкнулся с негативной конъюнктурой на всех его рынках, что отразилось на его показателях, в тоже время независимые поставщики, проводя агрессивную политику, смогли не только сохранить, но и нарастить свою долю рынка.

В 2011 году в структуре добычи природного газа России доля Газпрома составляла 84,5%, однако в 2012 году она снизилась до 82,2%. Долю, потерянную Газпромом, соответственно, заняли НОВАТЭК, Роснефть и другие производители, которые есть на российском рынке.

Стоить пояснить, почему я отдельно выделяю Роснефть, хотя она занимала в 2011 году 0,8% рынка, а в 2012 году всего 1,2%. Роснефть ведет достаточно агрессивную экспансию на газовом рынке, ее покупки будут отражены в результатах 2013 года. Далее рост ее будет еще больше, по мере того как в отчетности будут отражаться объемы приобретений компании, также в дальнейшем она будет консолидировать на своей базе российские газовые активы.

Из всех негативных моментов, о которых мы говорили и которые произошли в 2012 году, стоит еще раз подчеркнуть, что производство газа в России снизилось с 607 млрд куб. м до 592 млрд куб. м. Это произошло не из-за каких-то проблем с добычей или истощением месторождений. Это было связано, прежде всего, с падением спроса, соответственно, Газпром был вынужден сокращать объем производства газа, потому что его не покупали в таких же объемах, а у Газпрома не было возможности хранить излишки в хранилищах.

Что сейчас из себя представляет Газпром? Он, пока что, является единственным экспортером газа из России. Все остальные производители голубого топлива вынуждены продавать его на внутреннем рынке. Если кто-то из независимых производителей газа хочет выйти на внешний рынок, он должен, во-первых, делать это через Газпром, который дальше будет искать клиентов на внешних рынках. Как показывает практика, Газпром делает это не очень охотно ввиду того, что спрос на внешних рынках падает, а продавать чужой газ, притом, что свой не очень хорошо продается, наверно, нет большой мотивации.

Также на данный момент Газпрому принадлежит газотранспортная система России. Некоторое время назад были разговоры, что Газпром могут разделить, сделав некое подобие Транснефти, то есть компании, которая будет заниматься только транспортировкой газа, а Газпрому оставить только добывающие мощности. Но дольше разговоров дело не пошло, и на данный момент Газпром фактически является монополистом в этой сфере, то есть если нужно перекачивать газ куда-либо, все это осуществляется через Газпром. Соответственно, последний часто используется руководством страны в качестве политического козыря, так или иначе контролирующего достаточно существенный объем поставок газа в Европу, составляющий порядка 22-25%. В обмен на скидки на газ можно получать какие-то политические дивиденды, но в явном виде об этом никто не говорит, и, наверное, это не правильно с точки зрения миноритарных акционеров.

Как Газпром пытается себя позиционировать? При продаже в Европе трубопроводный газ, как альтернатива тем же поставкам СПГ (сжиженный природный газ), имеет основное преимущество в том, что его поставки стабильны. Они не зависят от мировой конъюнктуры. Если, допустим, цена в Юго-Восточной Азии и странах АТР сильно подскочит, то танкеры с СПГ могут просто изменить курс и пойти туда, и цена в Европе сильно подскочит. А так как цена на газ Газпрома фиксируется в контрактах, она, конечно, зависит от нефти, но гораздо менее волатильна, чем на спотовом европейском рынке. То есть, преимущество Газпрома — стабильность.

Во-вторых, для поддержания стабильности этих поставок, компания строит достаточно большое количество экспортных трубопроводов, то есть помимо газотранспортной системы Украины, которая занимает достаточно большую долю в экспорте, идет строительство Северного и Южного потоков. Суммарные мощности всех газопроводов в итоге превосходят экспорт Газпрома в Европу. Видимо, с одной стороны, это сделано с какой-то заявкой на будущее, предполагающей, что объем экспорта будет расти, а с другой стороны — для диверсификации политических рисков. Как мы не раз видели с той же Украиной, возникает большое количество разногласий по поводу цены на газ. Украина может достаточно серьезно влиять на поставки, контролируя газотранспортную систему страны.

Также компания Газпром получит определенные дивиденды в будущем от постепенного увеличения цен на внутреннем рынке. Это, безусловно, вне ее досягаемости, это все-таки вопрос более политический и будет зависеть от внутреннего состояния России. Тут больше будут влиять факты выборов, каких-то политических событий, потому что, как показывает практика, на повышение цен на газ может быть достаточно жесткая реакция населения.

Компания задумалась о расширении своих экспортных мощностей на рынки стран АТР. На данный момент действует один завод СПГ, в будущем компания планирует построить второй завод. Поставлять газ на рынок стран АТР достаточно выгодно, учитывая, во-первых, рост его объемов, что с ростом спроса дает большую цену реализации. Соответственно, большую маржинальность и большие показатели. И, конечно, диверсификация. Если экономика Европы сейчас находится не в очень хорошей форме, то экономика восточных стран — наоборот, может быть, темпы роста уменьшаются, но, тем не менее, они положительны.

Теперь немного о компании НОВАТЭК, показывающей рост добычи, который опережает рынок. Например, в 2012 году НОВАТЭК добыл на 5,6% газа больше, чем в 2011 году, в то время, как добыча Газпрома снижалась. В 1-м полугодии 2013 года рост составил 8,2%. Также НОВАТЭК делает ставку на продукцию с высокой добавленной стоимостью. В этой связи стоит отметить, что во 2-м квартале 2013 года компания начала производство нафты на перерабатывающих мощностях порта Усть-Луга. Если бы это произошло в 2012 году, то принесло бы ей дополнительную выручку в размере 20 млрд руб., что чуть меньше 10% от выручки 2012 года. Здесь не учитываются издержки, но прирост достаточно существенный.

Также компанию в 2016 году ожидает завершение строительства проекта Ямал-СПГ. НОВАТЭК надеется, что к этому моменту уже будет либерализован российский экспорт СПГ, что позволит ей отправлять СПГ в страны АТР, возможно, что компания будет поставлять голубое топливо и в Европу, составляя конкуренцию Газпрома.

Третий игрок газового рынка России — Роснефть. Как мы помним, в 2011 году она занимала лишь 0,8% всего рынка, но после того как в 2012 году получила контрольный пакет «Итеры», ее доля увеличилась практически вдвое. Далее, в 2013 году компания купила ТНК-BP, а в его составе актив «Роспан», который теперь тоже принадлежит Роснефти, и его показатели также будут учитываться среди показателей НК. Эти результаты мы увидим уже в конце 2013 года. Кроме того, в 2013 году произошел выкуп оставшейся части «Итеры», потому что в начале был только контрольный пакет, теперь она полностью принадлежит Роснефти. Более того, у Роснефти есть разрешение от ФАС на покупку газовых активов «АЛРОСА», что также, скорее всего, произойдет до конца 2013 года.

В чем логика всех этих покупок? Все эти активы расположены в Ямало-Ненецком автономном округе, что позволит достичь экономии при разработке месторождений.

Компания планирует в 2020 году увеличить добычу в 2,5 раза, с текущих 40 млрд куб. м до 100 млрд куб. м. В данном случае доля указана совместно с углеводородным газом, а если мы берем природный газ, то это будет все-таки чуть меньше.

Основным рынком для Роснефти пока является Россия, но компания планирует выйти на экспорт, для этого запущено строительство завода СПГ, по-видимому, он будет построен на Сахалине. Окончательного решения еще не принято, но компания очень надеется, что будет поставлять свой газ в страны АТР.

Это все моменты, которые хотелось бы отметить. Теперь передаю слово Михаилу. Хотелось бы узнать его мнение о будущем газового рынка России.

Михаил Крылов: Я считаю, что «газовая революция» несколько шире, чем мы ее видим. Существуют проблемы попутного, сланцевого, сжиженного газа. Снижение цен на российский газ возможно в будущем из-за нескольких факторов. Если мы посмотрим на карту сланцевого газа России, то он сосредоточен в 3-4 областях, например, в Приуралье и Западной Сибири.

Добыча сланцевого газа возможна, но технология сложная. Это и горизонтальное бурение, и гидроразрыв пласта. Мы сильно ухудшаем экологию области. Жить и пить воду там сложно после этого. Именно поэтому мы часто забываем, что такая добыча возможна. В России в отличие от Украины есть очень важный территориальный ресурс. Таким образом, рано или поздно мы все-таки можем открыть у себя рынок сланцевого газа, но нужно учитывать долгосрочный прогноз.

Второй вариант газовой революции — это сжиженный газ. Касательно сжиженного природного газа можно сказать, что это «арктический путь» и развитие «третий точки» Ямало-Ненецкого автономного округа, которая плохо развита из-за природного фактора и вечной мерзлоты. Однако из-за таяния льдов сейчас появилась возможность транспортировать газ через Северный Ледовитый океан с достаточно небольшими издержками относительно других путей доставки.

Когда мы говорим о диверсификации газового рынка за счет СПГ, мы в недостаточной мере уделяем внимание хрупкости рынка Северо-Восточной Азии, прежде всего Японии. Там как раз есть значительные ресурсы, чтобы наладить собственную разработку такого газа. В том числе местного газа и на океанской глубине. Но у России будет несколько лет зазора, чтобы поставлять продукцию на японский рынок. Но газовые объемы, которые мы можем поставить в Японию, непостоянны и зависят от ресурсов региона.

Третий момент — попутный газ. Встал вопрос о газопереработке и строительстве газоперерабатывающих заводов. Здесь не избежать развития этой отрасли, даже Роснефть столкнулась с ней.

Если рассмотреть карту, можно увидеть, что сейчас у нас есть достаточно широкая сеть снабжения Европы газом. Сейчас есть сеть, которая может стать еще разветвленнее. Газпром не сможет с этим бороться, это зависит и от Катара, и от Турции, и от Азербайджана, и от многих других.

Согласно прогнозам, представленным Академией наук, неизбежно есть макротренд к увеличению использования сланцевого газа, уменьшению использования действующих месторождений, увеличению использования метана угольных пластов.

На втором слайде видим несколько макротрендов. Потребление газа увеличивается наибольшими темпами в Северо-Восточной Азии, на Юго-Восточной Азии то же самое. Собственная добыча там тоже есть и прогнозируется на все большем уровне, но при этом сжиженный природный газ все равно нужен. Если посмотреть на европейский рынок, то доля трубопроводного газа из СНГ не меняется. Мы видим сокращение собственной добычи и увеличение потребления, которое компенсируется газом из Африки.

В Северной Америке прогноз РАН предполагает рост собственной добычи.

Возвращаясь к теме, я бы отметил, что сейчас мы видим три компании, которые что-то консолидируют. Много говорят о расширении Роснефти, даже была забавная идея о покупке Роснефтью Газпрома. Это мнение имеет право на жизнь. Роснефть сейчас консолидирует добычу на зрелых месторождениях, она оказывает стабилизирующее влияние и, скорее всего, будет учувствовать во всем, что касается Арктики, в экспорте СПГ в том числе.

Что касается НОВАТЭКА, то компания в последнее время авторизовала достаточно большой выкуп акций на порядка $600 млн и постепенно его проводила. Главной новостью за последние месяцы стало партнерство НОВАТЭКА с «Total». Французы имеют уже 16% в НОВАТЭКЕ с потенциалом прироста еще в половину этой доли. В принципе, если мы берем динамичность развития компании, но НОВАТЭК смотрится лучше, чем другие его два конкурента.

Ну и наконец, Газпром. У компании наблюдается вынужденное сокращение добычи. Только из-за Украины он потеряет что-то около 6 млрд куб. м, и, вопреки официальным планам по увеличению добычи на 2%, это может обернуться разочарованием для инвесторов. Тем более, что Газпром имеет один важный «затык» — это вилка цен, в которую он попадает на европейском рынке, когда европейский газ стоит дешевле, чем голубое топливо, которое транспортируют из России. Ожидается, что со строительством Южного потока эта проблема никуда не исчезнет. Так или иначе, Газпром сможет на ней сыграть. Я думаю, что хоронить Газпром еще рано, потому что два его главных конкурента — голландский и норвежский газ — занимаются тем, что в последнее время повышают цены на свой основной продукт. Что касается норвежцев, то они уже вплотную подступили по своим средним ценам к ценам Газпрома.

Если смотреть в долгосрочной перспективе, то, думаю, что Газпром намерен сконцентрироваться на определенном сегменте рынка, а не тратить ресурсы на то, чтобы наладить каналы экспорта СПГ и переходить дорогу Роснефти и НОВАТЭКУ на пути в Юго-Восточную и Восточную Азию. Восточная Азия уже частично покрывается норвежцами по тому же арктическому пути. Там уже значительная конкуренция и значительные затраты.

У Роснефти, которая достаточно активно развивается, в том числе в рамках восточного партнерства, и НОВАТЭКа, который тоже развивает партнерство, например, с «Total» по ямальскому СПГ, есть больше перспектив для развития на этом рынке, чем у Газпрома.

Газпром будет сохранять за собой роль флагмана в экспорте газа, но постепенно эта роль будет размываться. Я не думаю, что Газпром фундаментально слаб, считаю, что компания просто уделяет внимание одному сегменту рынку, на котором ситуация у него неплохо складывается. Продавать газ настолько дорого в Европе, где есть конкуренция со стороны норвежского и голландского газа, вряд ли кто-то из других компаний, будь то Роснефть или НОВАТЭК, смог бы это делать лучше Газпрома.

Иван Анашкин: Михаил, хотел спросить ваше мнение по поводу сланцевой революции. Будет ли второй виток в развитии сланцевых проектов, а также проектов, которые вы упомянули по метану газовых пластов. Насколько вероятно, что это будет развиваться в Европе и составит конкуренцию Газпрому?

Михаил Крылов: Незначительная вероятность. Дело в том, что после того, как крупные иностранные компании пришли сначала в Польшу, затем на Украину, в Болгарию да собственно во всю Восточную Европу, они подумали, просчитали модели и ушли. И сейчас действительно наступает второй виток, хотим мы этого или нет. Очень много эти компании работают с Украиной, для нас это интересно, так как позволяет освободиться Украине от энергетической зависимости, пусть даже частично. Они работают как раз над проектами сланцевого газа. Несмотря на значительные затраты и труднодоступность сланцевого газа, несмотря на экологические последствия, это направление будет развиваться дальше. Таких компаний три, они достаточно крупные и интересуются рынком Восточной Европы и будут развиваться в этом направлении.

Григорий Бирг: Добрый день, уважаемые слушатели.

Вопрос: Может ли Япония обойтись без атомной энергетики, и насколько вероятно, что Газпром контракт с Китаем?

Григорий Бирг: Начну с Японии. На данный момент это крупный рынок СПГ, Япония крупнейший потребитель СПГ. После аварии на Фукусиме спрос в стране вырос на 10%, соответственно, в случае перезапусков остановленных реакторов, которое произойдет, возможно, в течение этого года, можно ожидать снижение спроса на СПГ на 10%. В долгосрочном периоде, до 2030 года, возвращение к использованию атомной энергетики может означать снижении спроса на газ на 80 млрд куб. м. Это больше чем мощности всех российских СПГ-проектов вместе взятых, которые планируется запустить к тому времени, где-то к 2020 году.

Текущие риски перезапуск реакторов не несет, так как поставки с Сахалина идут по долгосрочным контрактам, и я не думаю, что будут пересмотрены их условия. Однако важнейший риск для российских компаний в том, что цена, по которой будет реализовываться газ, будет ниже в связи с большей конкуренцией поставщиков СПГ на рынок АТР. Страны региона смогут диктовать свои условия поставщикам, и это снизит рентабельность проектов и увеличит период окупаемости.

Здесь риски более существенны для НОВАТЭКА, так как проект заведомо менее рентабелен в силу отдаленности от рынка сбыта, и от того, что приходится работать в тяжелых условиях. Однако позитивным для НОВАТЭКА является тот факт, что в капитал Ямал-СПГ вошла китайская компания, которая также заинтересована в скорейшей реализации проекта и поставках на свой рынок. Итогом переговоров НОВАТЭКА с потенциальными потребителями явились соглашения или договоренности на поставку 70-80% от общей мощности планируемого завода Ямал-СПГ.

В принципе, перезапуск атомных реакторов несет в себе опосредованный риск, но существенного влияния на российские компании не окажет.

Если говорить о том же Газпроме, который экспортирует в Японию, то опять же доля СПГ весьма незначительна, основную роль здесь играют поставки в Европу. Из-за сокращения поставок в Европу из других стран, например, Алжира, Ливии и Катара, стоит ожидать незначительного роста поставок Газпрома по итогам этого года. Уже в июле были достигнуты какие-то рекорды. Это все, конечно, хорошо для Газпрома, но негативным остается тот факт, что многие потребители добиваются снижению цен на газ Газпрома и весьма успешно.
Катализатором роста может послужить заключение поставок в Китай, я думаю, они будут достигнуты, но тут есть свои вопросы. Во-первых, цена. Китай настаивает, опять же в силу роста предложения сырья на рынке, к привязке к цене на спотовом рынке, Газпром не согласен, тем более надо строить газотранспортную инфраструктуру в виде трубопроводов.

В связи с этим, я не думаю, что реакция рынка на заключение контрактов с Китаем будет положительной, потому что это повлечет рост капитальных затрат на строительство трубы, которая в первые лет 5 не будет загружена на полную мощность. И это негативно будет воспринято инвесторами. По этим вопросам у меня все.

Иван Анашкин: Стоит также упомянуть, что 2013 год обещает быть достаточно позитивным для российский газовых компаний, в первую очередь для Газпрома, из-за того, что в Европе была достаточно холодная и длинная зима, что привело к дополнительным закупкам российского газа. Европа активно тратила газ, который находился в хранилищах, и закупала больше объема газа. Эта тенденция сохранилась весной и даже в начале лета, чтобы восполнить объем газа в газовых хранилищах. Это привело к рекордным продажам, из-за чего Газпром, собственно говоря, и пересмотрел свой прогноз по продажам на 2013 год в сторону увеличения. Так что мы может ожидать хороших показателей на ранках стран Европы, однако эти показатели могут быть нивелированы снижением закупок газа Украиной, соответственно, на рынке стран бывшего Советского Союза. Так что в итоге показатели поставок Газпрома могут оказаться на том же уровне.

Вопрос: Расскажите, пожалуйста, о целевых ценах на акции Газпрома.

Иван Анашкин: Наша целевая цена по акциям Газпрома составляет 157 руб.

Григорий Бирг: Целевая цена — 157 руб. Рекомендация по Газпрому — «покупать». Однако это требует реализации ряда триггеров к росту.

Во-первых, это заключение соглашения с Украиной о разделе украинской ГТС. Причина, почему это должно быть позитивно для ГТС, заключается в том, что компания будет обязана сократить инвестиции в строительство Южного потока как минимум вдвое. Также примерно на 70% нужно будет сократить инвестиции, требуемые для увеличения мощностей ГТС внутри России. Опять же должен оказать поддержку акциям рост экспорта в Европе ввиду снижения предложения от других поставщиков, а также природных факторов.

Все-таки нужно понимать, что Газпром недооценен более чем в 5 раз по P\E по сравнению с НОВАТЭКОМ, рекомендация по бумагам которого тоже «покупать». Целевая цена НОВАТЭКа — 457 руб. В его случае триггером к росту послужит дальнейшее сокращение доли в Ямал-СПГ, вернее, продажа 9% очередному иностранному участнику. Это, во-первых. Во-вторых, запуск перерабатывающего комплекса в Усть-Луге, который существенно повышает стоимость продукции, выпускаемой НОВАТЭКОМ. В силу того, что теперь НОВАТЭК будет экспортировать не стабильный газоконденсат, а продукт переработки, стоимость которого на 30-40% выше, чем того же стабильного газоконденсата. И, наконец, это либерализация экспорта газа из России, которая будет рассматриваться уже осенью этого года. Вероятность того, что предложение будет принято, весьма высокая. Это наш взгляд на вещи. Может быть, Михаил прокомментирует.

Михаил Крылов: В принципе, я сейчас не вижу препятствий для того, чтобы Газпром и дальше «отползал» от достигнутых в июне минимумов. Есть существенные предпосылки, чтобы Газпром пробил сопротивление около 130 руб. и ушел еще выше. Думается, что это произойдет в ближайшие дни. Я бы смотрел как на первую цель на уровень в 145 руб., это все-таки мартовский максимум.

Если мы посмотрим на НОВАТЭК, то я согласен. Действительно, это еще одна точка для экспорта нефти и газовой продукции помимо порта Козьмино, Ленинградской области, где сейчас строятся достаточно большие сооружения. Я бы связал новую цену НОВАТЭКА с возможностью экспорта, о которой говорил, потому что расходы на строительство — долгосрочный минус. Это действительно масштабные сооружения, которые дорого обходятся.

Если мы рассмотрим Роснефть, то потенциал роста себя исчерпал в районе январских максимумов. Но, тем не менее, мы видели достаточно затянувшийся откат от этих максимумов. После почти 180 руб. цена откатилась до 210 руб. и сейчас опять начала падать, мы должны задуматься о тех вложениях, которая делает Роснефть.

И если возвращаться к нашей теме — газовой революции в России, пока Роснефть не объявит о своих приобретениях, это не является для нее строго позитивным фактором. Все-таки Газпром сейчас смотрится предпочтительнее по покупкам чем Роснефть, хотя она, конечно, поднимется, если поднимется Газпром. Здесь есть определенная корреляция между двумя этими акциями. Я думаю, что она сохранится, и ставлю на то, что Роснефть будет по 270 руб., но купил бы я все-таки Газпром.

Иван Анашкин: Я напомню, что наша целевая цена по акциям Роснефти — 288 руб. Видимо, к теме нашего вебинара это практически не имеет значения, так как доля газового бизнеса в структуре Роснефти достаточно незначительна. Гораздо большее значение имеет нефть, нефтяной бизнес, развитие арктических проектов, поставки в Китай. В целом, как Роснефть сможет справиться с развитием тех синергий, которые возникли после приобретения ТНК-BP.

Михаил Крылов: Я вынужден проститься, всего доброго.

Иван Анашкин: Михаил спасибо вам огромное за участие, надеюсь, мы сможем еще пообщаться. От лица Инвесткафе хотел бы поблагодарить всех участников за вебинар, за то, что слушали, задавали вопросы. Хочу пожелать вам удачи и правильных инвестиций. Всего хорошего, до свидания.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=185602. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.