Face2Face


Речь пойдет о давно отшумевшем событии – банкротстве Lehman Brothers.
Много книжек написано, много фильмов снято, еще больше статей и case studies опубликовано. Тема заезженная, покрытая плесенью и совсем не актуальная. НО! Пролог
Генри Полсон
Джон Тейн

Тем не менее, не претендуя на уникальность, я хочу показать Вам картинку с другого ракурса. А именно – с ракурса ЛИЧНОСТЕЙ, принимавших участие в данных событиях. Я хочу поближе познакомить Вас с заикающимся казначеем США Генри Полсоном, с выбранным козлом отпущения Диком Фулдом, с пронырливыми делягами (читай умными риск-менеджерами) Дайманом и Бланкфеном. Я хочу чтобы вы заглянули им в глаза, оказались с ними ЛИЦОМ к ЛИЦУ, покопались в их прошлом, побывали в их шкуре, может быть поняли, а может быть и простили (как резюмирует всем известный нам персонаж). Вообщем я хочу перевести известные Вам бренды типа GS, JPM, MS, LEH (пусть земля ему будет пухом) в Личности. Ведь именно они творили эту историю в тот злополучный weekend, именно они принимали решения, весом в миллиарды долларов, не более дюжины человек…Так кто же они?

Мелкий, крапающий дождик вдруг в одно мгновение превратился в настоящий тропический ливень. Сплошной поток воды, похожий на Ниагарский водопад, который Ник посетил в прошлому году с женой и детьми, заставил его включить дворники.
«Это хорошо», — сказал Ник и стал внимательнее вглядываться по сторонам улицы. «Дождь – это хорошо, а ливень – еще лучше», — не успел подумать он, как от потока зонтов отделилась одинокая фигура и характерно взмахнула рукой. Ник резко прижался к обочине.

- Вот чертов дождь, льет как водопад – плюхнувшись на задние сидение, извергнул толстяк в дорогом костюме.
- Добрый день сэр – учтиво произнес Ник с характерным акцентом. «Водопад, это мягко сказано. Вы бывали на Ниагаре? Вот там, я вам скажу, льет”
- На Liberty Street. И по быстрее – извергнул толстяк уже по громче и уткнулся в свой мобильник.
- Сэр, да, сэр – пытаясь юморить отчитался Ник, но уже понял, что клиент не расположен ни к чему не обязывающему трепу.
«BlackBerry, дорогой костюм, Liberty Street – это я хорошо попал. Чаевые ДОЛЖНЫ быть!!!» — подумал Ник и уверенно направил свою колымагу в плотной поток машин.

И тут яростно заиграл мобильник с заднего сидения.

- Да Джейми, — голосом рядового ответил толстяк.
- Стив, твою мать, ты где? – раздалось на том конце провода.
- Я уже подъезжаю Джейми, 5 минут и я на месте.
- Поторопись.
«Господи, как не кстати» — простонал толстяк на заднем сидении такси, после того как выключил свой BlackBerry. И тут же стал набирать другой номер. Стив Блейк, Vice-Chairman of JP Morgan, а именно так звали обладателя дорого костюма, буквально час назад подтвердил свое присутствие на турнире Purchase Country в Вестчестере, турнир должен был начаться в семь утра на следующий день. Когда на другом конце провода ответили, он грустно сказал «Извините, вычеркивайте меня».

*

Джейми Даймон, CEO JP Morgan,
едва мог поверить своему невезению. Он должен быть дома к 19-00 вечера, чтобы поужинать с родителями друга его дочери, которых они с женой еще не видели. После разговора со Стивом Блейком, Даймон набрал жену.
«Гайтнер вызвал нас в Федрезерв. Не знаю как долго это будет продолжаться. Я постараюсь приехать как смогу.»

*

Джон Мак, CEO Morgan Stanley, и его финансовый директор Колм Келлехер, сидели на заднем сиденье «ауди» Мака – 10 минут назад они запрыгнули в машину, после того, как секретарь передал им «просьбу» срочно приехать в Федрезерв.
«Судя по всему, это из-за Lehman» — сказал Келлехер, когда они выскочили из здания.
Мало того, что проливной дождь яростно стучал по крыше, так теперь еще и пробка на шоссе Вест-Сайд.
- Мы, мать его, стоим – сказал Мак, глядя на часы.
- Нам никогда не доехать, — согласился Келлехер.
Водитель Мака Джон, бывший полицейский, заметил велосипедную дорожку, проходящую вдоль шоссе.
- Босс, эта велосипедная дорожка справа – куда она ведет? – спросил Джон.
Лицо Мака засветилось
- До самого парка Беттерн.
- Вашу мать – выругался водитель, найдя разрыв в разделительном барьере, медленно выехал на велосипедную дорожку и рванул по ней.

*

Ллойд Бланкфейн, CEO Goldman Sachs, слонялся по оранжерее отеля Хилтон на углу 53-й улицы и 6-й авенью, ожидая своей очереди, чтобы выступить с речью на Саммите Service Nation. Он пришел чтобы сделать один из основных докладов, сразу за губернатором А. Шварценеггером и перед Хиллари Клинтон, чтобы рассказать о проекте Goldman «10 000 женщин» — некоммерческой программе, которая способствовала бизнес и управленческому образованию женщин в развивающихся странах. Буквально минуту назад Клинтон подошла к нему и попросила выступить перед ним, поскольку ей надо было успеть на обед. Бланкфейн был ее поклонником, он пожертвовал на ее компанию около 4600 долларов, а на праймериз поддержал ее, а не Обаму. Так как у него не было неотложных дел, он с радостью согласился.

И тут раздался звонок мобильного. «Нам звонили из Федрезерва. На 18-00 назначено совещание руководителей банков – возбужденно сказал ему помощник. – Предполагается, что на нему будут Полсон, Гайтнер и Кокс.

Вот оно, подумал Бланкфейн. Все серьезно. Он посмотрел на часы. Было почти пять. Шварценеггер болтал без умолку, а он сам только что поменялся с Клинтон. Бланкфейн робко подошел к Клинтон.

«Помните, я говорил вам, что вы могли бы выступить впереди меня? – спросил он – У меня чрезвычайная ситуация. Мне только что звонили, я должен быть в Федрезерве.
Клинтон смотрела на него, словно ничего не понимая.
Смущенный, он попытался объяснить. «Они обычно не звонят, если случается что-то приятное».
Клинтон сочувствующе улыбнулась и пропустила его вперед.

*
- Liberty Street, сэр – произнес Ник.
Толстяк швырнул деньги и вывалился из такси.
«Черт возьми, да это же замок Мордора»

- зачаровано сказал Ник, глядя на здание Федрезерва, даже забыв посчитать чаевые.
Старинная крепость, монолитно стоявшая среди мегаполиса впечатляла. Огромный дом № 33 по Liberty Street, возведенный из известника и песчаника, был построен по образу флорентийского дворца Строцци. Здесь, на 50 фунтовниже уровня моря, находилось трехуровневое хранилище с 60 млрд. долларов в золоте. Реальные твердые активы с реальной стоимостью. Здесь находилось святыня стародавних, традиционных финансов, которое еще в 1927 году Маргарет Ло, критик журнала Architecture писала, что здание обладало «качеством, которое за неимением лучшего слова я могу назвать эпическим», располагался ФРБ Нью-Йорка.

*

Когда черный GMS Yukon Джона Тейна, CEO Merrill Lynch, подъехал к зданию, Тейн не мог не вспомнить, как в качестве партнера Goldman Sach был здесь в последний раз во время других, столь же катастрофических событий – спасение LTCM в 1998 году. Тогда он работал без перерыва 3-е суток, чтобы найти решение. Если бы они не сохранили LTCM, следующей фишкой домино был бы Lehman Brothers, который испытывал схожий кризис доверия.
Ирония судьбы.
10 лет назад субботним утром в 7-30 Тейн столкнулся с Диком Фулдом, CEO Lehman Brothers,

в коридоре Федрезерва и спросил:
- Как дела?
- Не слишком хорошо – ответил Фулд – Люди распространяют неприятные слухи.
- Не может быть – удивился Тейн, хотя прекрасно знал, что слухи циркулируют по всюду.
- Когда я узнаю, кто этим занимается – яростно добавил Фулд, — я вырву его сердце.

Теперь они снова оказались там, откуда начинали.

Пятница, 12 сентября 2008 года, клонилась к концу. Разномастный люд растекался по домам или барам, с явным настроем отметить окончание рабочей недели, и только немногие из них знали, что все только начинается….
Предыдущая страница Следующая страница

Источник: /
http://utmagazine.ru/

Финансовая свобода через исламский блокчейн: Caizcoin
Пресс-релиз

Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=186111 обязательна Условия использования материалов