Шагардин Дмитрий Манаенко Иван Медиа | Видео | ТВ

Международные рынки: кому сегодня «нравится» доллар?

10 октября 2013  Источник / http://finam.fm
В студии: Дмитрий Шагардин, аналитик БК "КИТ Финанс Брокер"; Иван Манаенко, директор аналитического департамента ИК «Велес Капитал». ДМИТРИЕВ: Обсуди свои инвестиции на сайте спонсора программы «Сухой остаток» whotrades.com, первой социальной сети трейдеров!

Ну что ж, друзья, добрый день, в эфире «Финам FM» программа «Сухой остаток», меня зовут Олег Дмитриев. И пришло время обсудить, что происходит на финансовых рынках. Тема сегодняшнего эфира – рынки международные. Мне хотелось бы поговорить сегодня с вами о том, как чувствует себя доллар Соединенных Штатов Америки в нынешних каких-то, сиюминутных реалиях. Поэтому назвали мы сегодня тему программы так: «Международные рынки: кому сегодня «нравится» доллар?»

Представляю гостей. В студии «Сухого остатка» сегодня Дмитрий Шагардин, начальник отдела доверительного управления брокерской компании «КИТ Финанс», добрый день, Дмитрий…

ШАГАРДИН: Добрый день.

ДМИТРИЕВ: …И в студии Иван Манаенко, директор аналитического департамента инвестиционной компании «Велес Капитал», добрый день, Иван.

МАНАЕНКО: Добрый день.

ДМИТРИЕВ: Уважаемые слушатели, телефон студии, телефон прямого эфира – 65-10-99-6 (код Москвы – 495), сайт компании – www.finam.fm, звоните, пишите, задавайте свои вопросы, делитесь собственными мыслями по поводу того, нравится или не нравится кому-то, может быть, доллар Соединенных Штатов Америки. Ну, понятно, что мы не субъективные какие-то вещи сегодня пытаемся обсуждать, а вещи объективные. Ну, а говоря о рынке, сейчас я начну рисовать картину маслом, нужно, наверное, в спектре сегодняшнего разговора упомянуть о том, что доллар сегодня активно укрепляется. Ну, как минимум на рынке Forex.

Итак, смотрим, картина маслом, что произошло к этому времени на финансовых рынках, начиная со вчерашней американской торговой сессии, которая, внимание, вчера закончилась, ну, я бы сказал, достаточно серьезным снижением фондовых индексов. В частности, индикатор S&P 500 потерял больше процента, 1,2%, почти процент потерял Dow Jones, и на 2 с небольшим процента в минусе закрылся NASDAQ.

Азия сегодня торговалась в плюсе: Nikkei 225 прибавил 1%, половину процента – Shanghai Composite. Европа тоже в минусе, ну, в символическом, если говорить о британском индексе Footsie 100 – минус 0,01%. И наши индикаторы тоже снижаются: РТС теряет сейчас, к нынешнему моменту 0,6%, и на 0,2% в минусе торгуется ММВБ. Рубль тоже слегка слабеет.

Смотрим на сырье и на Forex. Нефть марки Brent – 109 долларов 30 центов за бочку, Light Sweet – 103 доллара 30 центов. Золото – 1310 долларов за тройскую унцию, резкое снижение опять накануне нашего эфира. Но ниже 1300 долларов пока не ушло. И евро/доллар: укрепляется доллар на валютном рынке, еще раз говорю, и сейчас евро/доллар опустился практически к 1,35. Напоминаю, вчера пара пыталась пробить 1,36 вверх.

Набор голубых фишек сегодня, как всегда, разнонаправлен. И, наверное, стоит упомянуть лишь о том, что: «АвтоВАЗ» снижается почти на 2,5%, и 1% теряет «Уралкалий». Далее, «Русгидро» – чуть больше процента, 0,7% – «НЛМК», и… и все, наверное… и на 0,3% в плюсе «Северсталь». Все остальное так – вялотекущее и, наверное, особого интереса не привлекает. Ну, «Газпром» еще давайте отметим, о нем сегодня говорили, вчера говорили о «Газпроме»: минус 0,8%, 150 рублей стоит акция этой компании.

Итак, ну, давайте начнем собственно разговор по поводу, нравится или не нравится. Еще одна, может быть, не совсем рыночная деталь, но, тем не менее, как мне показалось, это любопытно, ну, в спектре того, что мы сейчас обсуждаем, и вчера, по-моему, в средствах массовой информации это активно обсуждалось тоже: новая стодолларовая купюра появится 8 октября. «Обновленная банкнота будет иметь дополнительную защиту, в том числе еще одну защитную нить, дополнительные водяные знаки, микропечать…» и так далее и тому подобное. Ну, поскольку это выдержка из нерыночного, так сказать, средства массовой информации, то там есть забавная, как мне, по крайней мере, показалось, фраза: «Ранее дизайн системы защиты меняли у более мелких заокеанских купюр. По версии ряда конспирологов, введя новую стобаксовую банкноту, власти США могут устроить всякие нехорошие сюрпризы для владельцев старых стодолларовых бумажек. Слишком много их завелось за пределами Соединенных Штатов Америки».

Ну, понятно, что мы не будем, наверное, всерьез обсуждать мнение конспирологов. Хотя, с другой стороны, я, кстати, слышал, и, по-моему, даже звонили наши слушатели с этим вопросом некоторое время назад: действительно, переходим на новые «сотки» – а чего со старыми делать? Может, надо срочно бежать и на что-то их менять, а?

Дима, как ты думаешь?

ШАГАРДИН: Я бы американские доллары держал, держал в долгосрочной перспективе против основных мировых глобальных валют. То есть пусть они будут в старом варианте, пусть они будут в новом…

ДМИТРИЕВ: То есть неважно, в каком виде, да?

ШАГАРДИН: Неважно, в каком виде.

ДМИТРИЕВ: Может, это долларовый депозит или, действительно, под подушкой.

ШАГАРДИН: Да, я считаю, что и текущие глобальные монетарные условия, и в целом ситуация в американской экономике – все будет способствовать в дальнейшей долгосрочной перспективе укреплению американской валюты. Опять-таки, если мы посмотрим график динамики доллара против 38 валют глобальных, его ФРС рассчитывает, там четкий тренд на повышение с одиннадцатого года идет. Поэтому, я думаю, продолжится этот цикл укрепления американского доллара.

ДМИТРИЕВ: Но ты в принципе, насколько я помню, всегда глобально смотришь на валютный рынок, и вот эти мелкие движения туда-сюда – они тебе не так интересны, да?

ШАГАРДИН: Ну, да. Вот если про евро/доллар говорить, то мне понравилась фраза одного управляющего: «No trend – no money». С конца двенадцатого года евро/доллар зажат в узком диапазоне, как раз вот недавно тестировали верхнюю границу, и вот – туда-сюда гуляет. Что в такой «пиле» делать – ну…

ДМИТРИЕВ: Ну, опять-таки, да, это взгляд такой – глобалиста, глобального аналитика. А «узкий» диапазон, так, на всякий случай, это 400 пунктов, это 1,28-1,32. Это не такой уж и узкий… Вру, даже 1,34. Вот 1,28-1,34, 1, 35. Даже 1,36 было.

ШАГАРДИН: Но тренда как такового все равно нет…

ДМИТРИЕВ: Ну, это да.

ШАГАРДИН: …И валютная пара зажата между центральными банками. Понятно, что последнее укрепление евро во многом связано с тем, что активно выходят из американского долгового рынка, нерезиденты вроде как приходят в Европу, покупают активно – и евро укрепляется.

В целом, европейская экономика чувствует себя достаточно неплохо, хоть ее и очень много хоронили и до сих пор хоронят, что я не очень понимаю. С конца прошлого года были очевидные позитивные моменты, о которых мы, безусловно, много говорили. И вопрос в том, насколько еще хватит импульса. Вот опережающие индикаторы, те же PMI – вроде как их компоненты говорили о том, что та суперпозитивная динамика, которая наблюдалась, она уже подходит к концу, и тут, возможно…

ДМИТРИЕВ: Суперпозитивная динамика в Европе, имеется в виду, да?

ШАГАРДИН: Да-да-да. Опережающие индикаторы, в первую очередь.

ДМИТРИЕВ: Ладно, Европу мы обсудим чуть позже… Иван, на твой взгляд, во-первых, по поводу того, что я прочитал – стоит на это реагировать, на всякие конспирологические такие идеи?

МАНАЕНКО: Ну, идея эта была уже озвучена, там, десятилетие назад, когда уже меняли сотку…

ДМИТРИЕВ: И там такие разговоры ходили, да? Типа, а что же будет со старой, боже мой?!

МАНАЕНКО: …Да, поскольку сотка – это, так сказать, купюра для наркобаронов, для теневого бизнеса, не затрагивающая простых американцев, у которых такие деньги в кошельке обычно не водятся, они все расплачиваются безналичным способом.

Я, в общем, тоже достаточно позитивно смотрю на доллар. Можно только сказать, что, в любом случае, держать наличными, наверное, американскую валюту тоже несколько глупо, поскольку в любом случае вы будете терять проценты.

ДМИТРИЕВ: Ну, то есть, другими словами, и любую другую валюту, наверное, в наличном варианте держать глупо, да?

МАНАЕНКО: Да. То есть как какую-то там разменную монету для поездок…

ДМИТРИЕВ: Да, небольшое количество.

МАНАЕНКО: Тем более, ну, тоже достаточно сложно представить, что это произойдет молниеносно, по большому счету, да? И сейчас уже на фоне шатдауна американцы снимают наличные деньги, я думаю, там достаточно много людей окэшится. И, получается, если перестанут принимать старые сотенные купюры…

ДМИТРИЕВ: Предположим, да.

МАНАЕНКО: …Да, то это будет удар и по населению Америки в том числе. Но сама идея она, так сказать, интересная, потому что много говорят и о дефолте в Штатах. То есть я не думаю, что это вариант, только, там, с наличными деньгами, проблема может быть шире. Но, я думаю, мы этой темы еще коснемся сегодня не один раз, потому что она, так сказать, довлеет над всеми рынками.

ДМИТРИЕВ: Совершенно верно.

Хорошо, спасибо огромное, эту тему мы оставляем, действительно, конспирологическое – это не наша идея, будем говорить о рынке. Но будем говорить через некоторое время, сейчас пауза, слушаем новости, а потом продолжим.

ДМИТРИЕВ: Ну что ж, друзья, мы продолжаем наш эфир, «Сухой остаток» на «Финам FM», меня зовут Олег Дмитриев. Сегодня в студии: Дмитрий Шагардин, начальник отдела доверительного управления брокерской компании «КИТ Финанс Брокер», и Иван Манаенко, директор аналитического департамента инвестиционной компании «Велес Капитал». Мы обсуждаем сегодня тему, связанную с долларом Соединенных Штатов Америки. Ну, будем говорить, прежде всего, наверное, о международных рынках, хотя, как всегда, и российский не останется в стороне. Так вот: «Кому сегодня «нравится» доллар?» – это тема сегодняшнего эфира. Телефон студии – 65-10-99-6 (код Москвы – 495), сайт компании – www.finam.fm.

Я еще раз подчеркну, что, наверное, мы не будем уж очень сильно вдаваться в какой-то субъективизм, нравится или не нравится доллар – это немножко не наша тема, она необъективная, что называется. Мы просто оцениваем с точки зрения каких-то экономических, рыночных, прежде всего, предпосылок – нужно доллар покупать или не нужно. Вот мои гости уже озвучили идею как минимум личного какого-то инвестирования. То есть часть ваших сбережений, может, даже бо́льшую часть, об этом мы не говорили, но тем не менее, наверняка нужно вкладывать в доллар США в том числе.

Продолжая наш разговор, я хочу озвучить сейчас реплику нашего слушателя. Ну, не вопрос, а именно свою точку зрения Арсен изложил – давайте вот отсюда и пойдем дальше. Итак, читаю, Арсен пишет: «Вся эта круговерть с бюджетом США и потолком госдолга инспирирована и разыграна для держателей доллара и потенциальных инвесторов в него. Принцип и расчет просты: чем больше неопределенности, тем лучше. Все пойдут в доллар, а это значит – поддержат бюджет США. Купите доллар, и США будут спать спокойно. Для этого и нагнетается. Связывание активов в долларе позволяет значительно поддержать его ликвидность на рынке. Соответственно, чем дольше продлится эта ситуация, тем лучше США». Вот такое мнение.

Я предлагаю начать разговор, прокомментировав, прежде всего, точку зрения Арсена, согласимся, не согласимся. Ну и, конечно же, в дальнейшем мне хотелось бы от вас, уважаемые гости, услышать по поводу последних событий, связанных с тем же самым бюджетом и потолком госдолга.

Дима, ну, давай с тебя начнем. Как в целом ты оцениваешь точку зрения Арсена?

ШАГАРДИН: В целом, доллар – это глобальная резервная валюта, она не нуждается ни в какой ликвидности дополнительной.

ДМИТРИЕВ: Да-да.

ШАГАРДИН: Что касается бюджета, этот вопрос сейчас перешел в политическую область, республиканцы и демократы борются. Я не думаю, что это все разыграно специально – это, безусловно, очень серьезные политические силы столкнулись в данный момент. Нравится это или не нравится – это уже вопрос второй.

Здесь я бы хотел вернуться немножко в историю. Когда случился кризис 2008 года, закончился вот этот долговременный кредитный цикл, начался период делевериджа, особенно это коснулось домохозяйств, а потребительские расходы – это 70% ВВП, правительство, соответственно, оказалось в очень неприятной ситуации. С одной стороны, резко упали налоговые поступления, с другой стороны, наоборот, надо было увеличивать расходы, для того чтобы запускать различные программы экономического стимулирования, выплачивать пособия по безработице. И в этой связи надо было предпринять ряд очень важных шагов. Одним из этих шагов было активное взаимодействие американского правительства, конгресса и так далее, с центральным банком. Центральный банк правильно сделал, что начал запускать программу QE, программу выкупа активов, трежерис. То есть правительство расширяет свои обязательства, соответственно, ему надо как-то там поддерживать экономику, но денег нет – оно начинает их занимать. И правительству было очень важно, чтобы за спиной был контрагент в виде ФРС, который будет долг выкупать, монетизировать его. Это было очень актуально особенно на первых фазах, когда дефицит американского бюджета показывал минус 10%. Сейчас он активно сокращается, этот дефицит бюджета – соответственно, помощь со стороны ФРС не так нужна.

Но тут всплывает второй вопрос: политики должны работать в связке с ФРС, и между ними должна быть выстроена правильная, грамотная работа, чтобы экономику поддерживать. Поэтому сейчас, наверное, монетарные стимулы отходят на второй план, а вот политики вышли на первый план. От них очень много сейчас зависит, надо, чтобы договаривались. Иначе это несколько затянет процесс делевериджа и выхода экономики на нормальный уровень.

ДМИТРИЕВ: А договоренность необходима как раз в русле того, о чем мы читаем, да? С одной стороны, республиканцы стоят за сокращения всякие, какие только возможны, а, соответственно, демократы выступают на позиции того, что нужно социальные обещания выполнять, да?

ШАГАРДИН: Да-да-да. Ну, все прекрасно, наверное, эту историю уже знают. Просто единственное, что я скажу – надо договариваться, и будут договариваться. Ключевой вопрос – это, понятно, планка госдолга. Боюсь, что все будет решено в последний момент, как всегда это бывает. Ну, так это заложено у них в менталитете.

ДМИТРИЕВ: Ну да, наверное. То есть ни о какой постановке говорить не стоит, да?

ШАГАРДИН: Здесь ключевое – не надо нервировать рынок, нельзя нервировать население. Потому что и так оно ослаблено, оно со своими долгами разобраться не может… Ну, может, но надо помогать, а не вот так дезориентировать.

ДМИТРИЕВ: Угу, я понял тебя.

Иван, если есть желание и необходимость прокомментировать пост Арсена, письмо Арсена…

МАНАЕНКО: Да, я могу добавить, наверное. Я тоже согласен, что доллар не нуждается особой ликвидности. Более того, как мы видим, несмотря на то, что госдолг растет, количество иностранных центробанков… то есть объемы их держания в долларе – они уменьшаются. И за последний год именно ФРС выступала основным покупателем американского долга. В этом плане надо понимать, что, скорее всего, ситуация не поменяется. Тем более если мы предполагаем, что как раз для этого, наверное, и сохранят QE, чтобы дальше ФРС могла выкупать госдолг. И в этом плане получается некая игра на самих себя.

На мой взгляд, это больше политика, это эхо, наверное, январской битвы между республиканцами и демократами, в которой, по большому счету, победил, наверное, Обама и его партия.

ДМИТРИЕВ: То есть сейчас это реванш какой-то, да?

МАНАЕНКО: Некий реванш, да. Причем тоже опять-таки получается, что уже остается единственный вопрос – это программа здравоохранения, которая тоже, в общем-то, некий прямой удар по имиджу Обамы, и если он пойдет на попятную, значит, он пойдет против своих убеждений. А что касается самого потолка госдолга, то в данном случае это мера неизбежная, по большому счету.

ДМИТРИЕВ: Ну да. И в какой степени техническая мера, да?

МАНАЕНКО: Техническая, да.

ДМИТРИЕВ: Потому что сколько раз мы уже это дело наблюдали с вами.

Хорошо, и, соответственно, какие перспективы все же, Дима, на твой взгляд? 17 октября у нас ключевая дата…

ШАГАРДИН: Ну, там сейчас сроки-то, на само деле, сдвигаются, там выступают различные члены различных палат. В Правительстве говорят о том, что вот, мы можем, там, залезть вроде бы и в пенсионные фонды в случае, могут быть какие-то налоговые поступления. То есть до начала ноября, может, они как-то доползут. Ну, указали для всего мира 17-е – значит, весь мир будет ориентироваться на 17-е…

ДМИТРИЕВ: Да.

ШАГАРДИН: …Уже детали никому неинтересны. Поэтому, я думаю, все будут решать до этого момента. Ну, опять говорю, скорее всего, в какие-то последние минуты. На мой взгляд, позиции республиканцев все же несколько ослаблены, потому что, опять-таки, дефицит сокращается уже, расходы…

ДМИТРИЕВ: То есть результат как бы виден…

ШАГАРДИН: Да.

ДМИТРИЕВ: …И прессовать уже нет повода.

ШАГАРДИН: Да, то есть они в несколько ослабленной позиции, мне кажется, Обама там додавит. Просто не хочется, чтобы все решалось в последние секунды.

ДМИТРИЕВ: Иван, ты говоришь, и это действительно так, что многие центральные банки сокращают долю в своих резервах, именно долю в долларах Соединенных Штатов Америки. Это с чем связано, как ты думаешь?

МАНАЕНКО: Давайте вспомним, кто у нас крупнейший держатель – это Китай и Япония. Отчасти, я думаю, это политический момент, давление внутренней партии. Кроме того, я думаю, что – и об этом тоже говорили – отчасти европейские долги после охлаждения долговой проблемы в Европе тоже стали интересны, в настоящий момент они частично решены. Хотя там появляется уже и Франция на горизонте. Тем не менее, думаю, был какой-то переброс. Кроме того, есть момент золота опять же. То есть его достаточно резкое падение позволяет на текущих уровнях тоже, я думаю, изменить в его пользу соотношение.

ДМИТРИЕВ: В пользу золота, да?

МАНАЕНКО: Да. Я думаю, такие моменты присутствуют.

ДМИТРИЕВ: Ну, то есть это какие-то глобальные фундаментальные идеи или просто ЦБ, там, диверсифицируется, условно говоря, чтобы риски были меньше?..

МАНАЕНКО: Да, частично. Плюс была еще угроза инфляции достаточно сильной – чего не произошло, и в настоящий момент инфляция в США, в принципе, минимальная.

ДМИТРИЕВ: Ну да.

МАНАЕНКО: Я думаю, на этом фоне тоже были некие перетряски. Но это, мне кажется, такие…

ДМИТРИЕВ: Технические.

МАНАЕНКО: …Да, технические моменты пока все же.

ДМИТРИЕВ: Дима?

ШАГАРДИН: Ну, вот глобальный тренд – выход из трежерис, да, бесспорно, есть более интересные сейчас точки приложения капитала. Та же Европа вот, что я уже отмечал: инвесторы очень интересуются подешевевшими активами, в том числе и европейскими облигациями – это мы прекрасно видим. То есть часть денег туда, безусловно, перетекает.

Тут можно еще вспомнить о намерении ФРС постепенно выходить из программы количественного смягчения. Здесь надо опять говорить про долговой американский рынок, рынок трежерис, из чего формируется, соответственно, этот рынок, какие силы над ним довлеют. К примеру, доходность десятилеток из чего формируется? Это, первое, уровень инфляционных ожиданий на, там, 10 лет вперед. Второе – это уровень реальных краткосрочных процентных ставок, который полностью контролируется нулевыми процентными ставками. Третье – это временная премия, то есть та премия, которую инвесторы платят за то, чтобы владеть десятилетними облигациями. Мы вот увидели довольно мощный рост доходности трежерис именно за счет восстановления временной премии, она выходит сейчас к своим средним значениям.

Я, в общем, к чему это все говорю? К тому, что рынок трежерис был сильно перекошен, и сейчас он вернулся к каким-то своим средним значениям более-менее.

ДМИТРИЕВ: А перекошен он был на основании чего?

ШАГАРДИН: Именно за счет этой временной премии, из-за таких программ всех…

ДМИТРИЕВ: Я понял, Дима, спасибо, сейчас еще раз новости послушаем и потом продолжим.

ДМИТРИЕВ: Зарабатывайте на крупнейших биржах мира вместе со спонсором программы «Сухой остаток» – брокером «WhoTrades Ltd.» (Кипр). Информация о компании, ее услугах и тарифах размещена на сайте www.finam.com.cy. Торговля финансовыми инструментами может повлечь риск потерь – проконсультируйтесь у независимых экспертов перед началом торгов!

Итак, мы продолжаем эфир, уважаемые слушатели, «Сухой остаток» на «Финам FM». Сегодня мы обсуждаем глобальную проблему, связанную с тем, а насколько хорош или плох, или насколько нужен или не нужен доллар Соединенных Штатов Америки. Никуда от этого не деться, потому что это действительно так, да? Это проблема, это вопрос глобальный.

У меня в гостях, я напомню, сегодня Дмитрий Шагардин, начальник отдела доверительного управления брокерской компании «КИТ Финанс Брокер», и Иван Манаенко, директор аналитического департамента инвестиционной компании «Велес Капитал». Телефон студии, телефон прямого эфира – 65-10-99-6 (код Москвы – 495), сайт компании – www.finam.fm. Звоните, пишите – задавайте свои вопросы.

Итак, продолжим разговор. В общем, логично мы подошли к теме монетарной политики ФРС… Дима, продолжай, пожалуйста.

ШАГАРДИН: Да, мы говорили про доходность десятилетних трежерис, как бы бенчмарка глобального долгового рынка для так называемых длинных денег. И здесь мы подошли к вопросу о том, что вот сейчас проходит так называемая нормализация процентных ставок, формирующая именно ту доходность трежерис, которую мы сегодня видим. Об этом очень много говорил Бен Бернанке еще в начале года, еще до того как он произнес заветное слово «tapering». И Бен Бернанке, кстати, в той же речи очень важную вещь говорил. Помимо того, что происходит нормализация процентных ставок, как он отметил, он еще говорил о том, что крайне важно общение монетарного регулятора с инвесторами, с инвестиционным сообществом…

ДМИТРИЕВ: Надо подчеркнуть, что он все же первый настолько демократичную позицию…

ШАГАРДИН: Да. Он просто объясняет это все тем, что когда глобальная экономика находится в таком серьезном делеверидже, когда ставки на нуле, у вас очень мало инструментов, которыми вы можете что-то делать.

ДМИТРИЕВ: Да-да, никуда не деться.

ШАГАРДИН: Да. Программа QE рано или поздно будет завершена, хотите вы того или нет, уже в следующем году. И у него остается один мощный инструмент – это вербальные интервенции, ну, «forward guidance» они красиво называются. И он очень большой акцент делал на это. И сейчас со сменой председателя, соответственно, будем внимательно следить за тем, что будет говорить госпожа Йеллен. Если Бернанке еще в мае сказал, что Fed Tapering, значит, он будет. Хотите вы этого или нет, все к этому и идет.

И вообще, я бы не придавал большого значения программам QE, так или иначе, рынку в целом. Самое главное – это политика нулевых процентных ставок. Нам сказано, что она будет до конца пятнадцатого года проведена…

ДМИТРИЕВ: И это вне зависимости от того, будет сворачиваться…

ШАГАРДИН: Да. QE – это все уже… не обращайте внимания. И forward guidance, безусловно, то, о чем будут нам говорить политики.

ДМИТРИЕВ: Иван, во-первых, какова твоя позиция в отношении QE? Действительно, насколько это сейчас уже актуально для рынка? И потом, мы вспоминаем последние события: в сентябре было, ну, если не обещано, то заявлена возможность начала сворачивания – это сворачивание не состоялось. Поэтому точно так же можно говорить о том, что и в октябре, и в ноябре, и в декабре, может быть, такой шаг предпринят не будет. Как ты думаешь?

МАНАЕНКО: Нет, я думаю, что, конечно, его не будет. Вот вы стали говорить о том, что рано или поздно к пятнадцатому году все равно… да, может быть, политика нулевых ставок сохранится, но она и так уже достаточно сильно затянулась, я бы сказал, достаточно длительное, рекордное время ставки нулевые.

ДМИТРИЕВ: Ну, с восьмого года, по-моему, да?

МАНАЕНКО: Да, да. Это достаточно долгий цикл для нулевой ставки. Как правило, в фазе нулевых ставок долго не задерживаются, начинают повышать.

ДМИТРИЕВ: Потихонечку хотя бы, конечно.

МАНАЕНКО: Это тоже одна из причин, почему, там, особенно многие спекулятивно настроенные участники рынка выходили из трежерис. И в этом плане для ФРС, которая выкупает сейчас трежерис, продолжение QE – это некое оправдание собственных действий в том числе. Поэтому сохранение его в течение какого-то времени – оно тоже достаточно актуально, пока, по крайней мере, крупные инвесторы заново не обратят внимания на те же трежерис. В контексте того, что Штаты – наиболее стабильная экономика, наиболее растущая экономика. Я думаю, до этого момента QE может еще в какой-то степени сохраняться. Но для стимулирования финансовых рынков это уже, наверное, такой – пройденный этап и…

ДМИТРИЕВ: Пройденный в том плане, что он уже не стимулирует финансовые рынки, да?

МАНАЕНКО: Да, конечно. То есть если смотреть уже на какие-то вещи – скорость обращения денег там уже минимальная, инфляция вообще не реагирует на QE. По большому счету, это уже два несвязанных момента.

ДМИТРИЕВ: Понятно. Ну, говоря о дальнейших событиях – действительно, Бернанке со следующего года пост оставляет. Наиболее вероятная и сейчас пока единственная кандидатура – это госпожа Йеллен. Она, как известно, тоже в «голубиной» стае.

ШАГАРДИН: Бернанке в юбке.

ДМИТРИЕВ: Бернанке в юбке, да, как ее ласково называют. Она тоже сторонница мягкой монетарной политики. Вот с ее приходом, Ваня, как ты думаешь, ничего не изменится? Или все же надо будет посмотреть, как говорят?

МАНАЕНКО: Я думаю, что с ее приходом, мы буквально с коллегой обсуждали, кое-что может поменяться. В своей работе, в своих направлениях, так сказать, она уделяла внимание в большей степени безработице. То есть если у нас до этого был некий фокус на инфляции, для ФРС 2% это был как бы флажок, то сейчас…

ДМИТРИЕВ: Но он один из фокусов все-таки был, да?

МАНАЕНКО: Ну, один из фокусов, да.

ДМИТРИЕВ: Потому что безработица тоже…

МАНАЕНКО: Безработица была, но она в последнее время появилась. То есть исторически более важной была инфляция.

Сейчас, может быть, будет некий больший фокус на безработице, и в этом плане инфляция в Штатах может несколько возрасти. Но, опять-таки, это может отразиться и на коммодитиз, на том же золоте. Поэтому могут быть некие перемены. Но в целом, я думаю, фокус будет на безработице, на повышении производительности труда.

Ну, там есть еще некие вещи. Например, тренд, который начался, – не знаю, может быть, это подготовка к будущему дефолту – например, те же крупные корпорации сейчас репатриируют все производство, то есть, может быть, снижают свою зависимость от того же Китая и прочих. Вот такие фокусы именно…

ДМИТРИЕВ: А к дефолту кого это подготовка?

МАНАЕНКО: К дефолту тех же Соединенных Штатов. Он рано или поздно может произойти, но не сейчас. Сейчас это нереально, потому что Штатам тоже, в принципе, есть что потерять. Мы эту тему немножко обошли, но, как мне кажется, почему это невозможно сделать сейчас – потому что у Штатов есть что отнять. Те же производства, которые базируются вне в большинстве своем…

ДМИТРИЕВ: А, если Соединенные Штаты объявляют о невозможности своей выплатить по долгам, то тот же Китай говорит: «Ребята, ну, хорошо, тогда в счет долга я оставляю то, что…»

МАНАЕНКО: Да, да, как один из вариантов.

ДМИТРИЕВ: Но это близко опять к конспирологическим опять идеям, да?

МАНАЕНКО: Да, наверное но…

ДМИТРИЕВ: Тем не менее, любопытно… Дима, прокомментируешь что-то?

ШАГАРДИН: По поводу инфляции – я, в общем, пока сторонник того, что она будет оставаться подавленной. Об этом говорят многие индикаторы, и опережающие…

ДМИТРИЕВ: А почему Йеллен решила, что надо сосредоточиться исключительно на безработице, на рынке труда, а инфляцию поставить за скобки?

ШАГАРДИН: Мне кажется, они ее не будут ставить за скобки. Они ее ставят за скобки потому, что она полностью контролируема, она остается подавленной, там особых каких-то изменений не ожидается.

ДМИТРИЕВ: Ну, то есть если что-то изменится в этом случае, тогда опять у нас…

ШАГАРДИН: Конечно. Вот говоря про Йеллен, можно вспомнить ее выступление перед Бостонским клубом, это был 2011 год, если не ошибаюсь. Это была весна, она очень много говорила про рынок недвижимости, который надо было срочно оживлять. И по осени они запустили программу выкупа активов MBS, потом трежерями там разбавили. То есть ее мнение, ее выступление было очень важным, и оно было полностью сконцентрировано на рынке недвижимости.

Сейчас несколько ориентиры, наверное, меняются, но в целом эта фраза «Бернанке в юбке» она о многом говорит. И очень важно для рынка, для инвестиционного сообщества то, что она является продолжателем тех идей, которые заложил Бернанке. И она прекрасно понимает, как важны эти forward guidance, плотное общение с рынком, как важно давать правильные посылы рынку, чтобы ни в коем случае рынок не спровоцировать к какому-то резкому обвалу.

Как вы знаете, уровень левериджа на американском рынке зашкаливает, и в случае каких-то неприятных, неадекватных действий он может резко схлопнуться. Это тоже надо учитывать. И Бернанке об этом не раз говорил, господин Штейн говорил об этом. В принципе, Бернанке в своей речи еще в марте упомянул тоже, что стабильность финансовых рынков – чуть ли не скрытый мандат, образно говоря.

ДМИТРИЕВ: Да-да-да.

ШАГАРДИН: То есть ФРС понимает, что накал страстей может быть очень серьезным. Поэтому Федрезерву сейчас очень тяжело. Тем более висит эта недоговоренность в правительстве. Надо в очень плотной и хорошей связке работать. А когда в правительстве такой раздор, ФРС, конечно, будет сохранять мягкую политику. Но она, так или иначе, закончится.

ДМИТРИЕВ: Я вспоминаю, кстати, фразу Бернанке, это, по-моему, весной или летом было, когда, по-моему, обсуждалась в очередной раз ситуация на финансовых рынках. Может быть, это было даже майское заседание, когда впервые сказал о том, что будем сворачивать. И в отношении правительства Бернанке сказал: «Федрезерв свою задачу решает – вы разберитесь там сами с собой».

ШАГАРДИН: Да. Это правильно, я считаю, абсолютно правильно.

ДМИТРИЕВ: Так, хорошо, ну а к золоту. То есть сейчас, наверное, понятно, что речи об инфляции нет… Хотя золото растет и на ожиданиях.

ШАГАРДИН: Если смотреть историю золота и рынков, там, с начала прошлого века, все всплески стоимости золота, а их было, там, три штуки, три момента серьезных, они, так или иначе, были связаны с инфляционными или с дефляционными темами. Две дефляционные темы было – это тридцатые годы и вот восьмой год. И, соответственно, инфляционный рост был в семидесятые годы, когда, там, с ОПЕК были… «шутки» с нефтью. Соответственно, это две главные идеи.

И, опять-таки, если смотреть динамику за вычетом инфляции, там, того же индекса Dow Jones и динамики золота, мы видим, что падение золота сопровождается ростом фондовых индексов и так далее и так далее. Золото начинало жестко валиться, когда было понятно, что S&P уйдет на новые хаи.

ДМИТРИЕВ: Ну, то есть это что, альтернатива?

ШАГАРДИН: Чему альтернатива?

ДМИТРИЕВ: Ну, фондовый индекс растет – золото падает…

ШАГАРДИН: Да-да, безусловно.

Ну и ключевая тема, мы ее в прошлой части обсуждали, – это уровень реальных процентных ставок. То есть берем доходность, к примеру, трежерис тех же десятилетних, убираем из них инфляцию либо смотрим «типсы», их динамику: мы четко видим, что с конца одиннадцатого года начался новый кредитный цикл в американской экономике. Это можно посмотреть по тем же индексам Consumer Confidence и так далее, которые отражают настроения потребителей. Если потребитель себя хорошо чувствует, он больше тратит и так далее и так далее. Ровно с того момента, как развернулись настроения потребителей и уровень реальных процентных ставок начал восстанавливаться, золото перестало расти. И они вот так вот разошлись. В тринадцатом году уровень реальных процентных ставок в США держится в плюсе, то есть уже выше нулевой отметки, а золото «убили», и оно, мне кажется, там будет еще долго-долго сидеть.

То есть я по золоту либо медведь, либо нейтрально на него смотрю. Ну, сейчас, наверное, у него некая стадия стабилизации, но…

ДМИТРИЕВ: Но, смотри, ты рассуждаешь с точки зрения финансиста. А если ты бы представил себя каким-нибудь золотодобытчиком, переработчиком?

ШАГАРДИН: Плохо им, плохо. Нет, ну, там сейчас идеи, безусловно, красивые есть, компании, которые стоят ниже собственного капитала и так далее. Но я к рынку золота негативно отношусь, я вот с самого начала года к нему относился…

ДМИТРИЕВ: Ну, повод для того, чтобы золото покупать, потому что это близко к себестоимости…

ШАГАРДИН: Я бы только спекулировал, на долгий срок я бы не покупал золото.

ДМИТРИЕВ: А спекулировал бы исключительно шортами, да?

ШАГАРДИН: Ну, так, да. Ну, мы сейчас видим очень интересные, вообще, движения. В этом году было очень много движений, и все они были очень резкими. И золото проливали очень резко, и вот с трежерис, и с рынками. Движения очень-очень резкие, это, конечно, несколько настораживает. Кто-то говорит о конспирологии, о таких каких-то вещах. Но рынок в этом году очень интересный, и особенно был интересен май, когда очень многие фонды, такие мастодонты даже, пострадали очень сильно. Всех рынок порубил очень сильно, поэтому год знаменательный.

ДМИТРИЕВ: Да, ничего святого… Еще раз прервемся, новости послушаем и потом продолжим.



ДМИТРИЕВ: Итак, друзья, продолжим наш эфир. Сегодня в эфире «Сухого остатка» мы обсуждаем тему доллара Соединенных Штатов Америки, ну и, собственно, взаимоотношения его со всеми остальными финансовыми площадками. Напомню, Дмитрий Шагардин, начальник отдела доверительного управления брокерской компании «КИТ Финанс Брокер», и Иван Манаенко, директор аналитического департамента инвестиционной компании «Велес Капитал», сегодня у меня в гостях. Телефон студии – 65-10-99-6 (код Москвы – 495), сайт компании – www.finam.fm.

Так, ну и времени не много, а поговорить-то, в принципе, есть о чем, конечно, с этой точки зрения… Вернемся тогда, Дима, к озвученной тобой идее в самом начале об очевидном, ну, если не противостоянии, то на двух разных полюсах находятся рынки развитые и рынки развивающиеся: доллар Соединенных Штатов Америки с одной стороны – и все остальное с другой стороны. Вот отсюда и начнем тогда разговор о том, а что ожидает российский рынок, ну, или рынки развивающиеся?

ШАГАРДИН: Ну, да, российский рынок я всегда в целом рассматриваю в контексте emerging markets, развивающихся рынков. Его туда поместили, и он заслуженно там находится. Если опять обратиться к истории, то понятие emerging markets появилось где-то в 80-х годах. И если смотреть динамику тех же фондовых индексов развивающихся стран и развитых стран, то мы видим четкое движение в рамках десятилетних циклов. Туда же мы можем график доллара приложить и увидеть, как все себя вело.

Там наблюдалась следующая картина: 10 лет одни растут, допустим, развитые рынки вместе с долларом, а развивающиеся падают, и наоборот. Последний цикл – это был период с 1992 года по, соответственно, 2002 год. Тогда очень сильно росли американские рынки вместе с долларом, а развивающиеся рынки пережили в том числе и азиатский кризис, и в России дефолт был. С 2002 года ситуация поменялась, цикл продолжался где-то до 201-го. Тогда был супербум в китайских акциях, российские индексы показали кратный рост, а доллар при этом был очень слабым, S&P ничего не показал, был в нуле либо в минусе за этот период.

Ну и с одиннадцатого года, как я уже сказал, наступило начало нового кредитного цикла в американской экономике, восстановление Европы, и, соответственно, начался новый цикл в развитых странах, и доллар начал укрепляться, если смотреть против широкой корзины, против 38 валют, которые ФРС отслеживает. А что для развивающихся рынков растущий доллар? Это, прежде всего, удорожание стоимости фондирования. Дело в том, что после 2008 года, когда Федрезерв обнулил ставки и в целом в мире деньги стали дешевыми, огромное количество нерезидентов вошли в долговые рынки развивающихся стран. По некоторым оценкам, от 23% до 56% всего долга развивающихся стран держат нерезиденты. Почему случился тот коллапс, который мы с вами увидели в мае, там, в июне, летом, когда активно продавали emerging markets, обрушивали долговые рынки? Это вот все последствия Fed tapering. Ну, рынок воспринял Fed tapering так, будто деньги будут дорожать, доллар будет дорожать, ставки будут расти – соответственно, те капиталы, которые зашли в развивающиеся рынки, начали…

ДМИТРИЕВ: Выходить, да.

ШАГАРДИН: …Да, массово оттуда выходить. «Попали» те развивающиеся страны, которые имели так называемый дефицит по счету текущих операций. Некоторые страны были еще и с двойным дефицитом – с бюджетным еще. Вот они больше всех пострадали. Это Индия, это Бразилия, если из БРИК брать. Россия меньше пострадала, потому что у нас счет текущих операций в плюсе…

ДМИТРИЕВ: Совершенно верно.

ШАГАРДИН: …У нас дефицит не большой. Поэтому нас как бы так задело, но несильно, у нас нерезидентов немного было в нашем долге, 25%, по-моему. И, соответственно, там, и Индонезию зацепило, все вот такие страны – по ним проехались.

Это двойной удар, на самом деле, по развивающимся рынкам. Они сейчас и так находятся в непростой ситуации: они находятся в своем неком делеверидже с одиннадцатого года. У них был очень резкий рост до одиннадцатого года, и экономика получила такой колоссальный объем кредита, что она просто не сумела переварить его, просто захлебнулась в деньгах – и началось торможение роста. И тут важно еще отметить роль Китая, потому что все emerging markets сегодня намного больше зависят от Китая, чем от США. И вот пошла такая дивергенция с одиннадцатого года, и вместе с Китаем emerging markets плохо себя чувствуют. А тут еще и ожидаемое увеличение процентных ставок в США разбомбило их долговые рынки. А развитые рынки постепенно выходят вперед, появились структурные реформы, особенно в Европе, и дела там налаживаются.

То есть если говорить в глобальном контексте и про Россию, то мы не провели никаких работ с восьмого года по, действительно, трансформации экономики, поэтому мы остаемся заложниками. Если мы ожидаем роста доллара, значит, мы говорим о том, что нефть не будет расти так сильно. И сегодня мы видим, что по опережающим индикаторам PMI мы уже фактически 3 месяца находимся в рецессии, когда нефтяные цены держатся выше 110 долларов. Это дело плохое совсем, я бы так сказал.

ДМИТРИЕВ: Плохое. То есть высокая нефть, но, тем не менее…

ШАГАРДИН: Да. То есть в глобальном масштабе я продолжаю играть в игру «buy DM», developed markets, шорт – соответственно, EM, emerging markets. Но в краткосрочном моменте…

ДМИТРИЕВ: По-русски, чтобы было понятно.

ШАГАРДИН: Ну, покупай развитые рынки, Японию, США, Европу, продавай развивающиеся рынки. Но это долгосрочная тема. В рамках краткосрочного цикла, безусловно, возможно ралли, особенно после тех распродаж. Тут и Россию могут подтянуть очень сильно к весне. То есть локальная игра – на повышение, а глобальная, она пока очень нехорошая в развивающихся рынках.

ДМИТРИЕВ: Я понял, спасибо, Дима.

Иван, смотри, опять комментируя все то, что Дима сейчас рассказал здорово так, и говоря о развивающихся рынках… ну, о Китае, в частности, наверное, стоит на него посмотреть отдельно даже в рамках развивающихся рынков. Тем не менее, бытует мнение, бытовало мнение, мы его тоже обсуждали многократно, что Китай может быть локомотивом если не мировой экономики, то, по крайней мере, может поддержать цены на сырье, ну и, как результат – ближайших каких-то своих соратников. Как ты думаешь, может такая история возникнуть?

МАНАЕНКО: Ну, по крайней мере, да, любые данные по Китаю они в первую очередь влияют на рынок коммодитиз.

Но, знаете, Китай – это все-таки некий «черный ящик», по большому счету, и в этом году, по-моему, он стал еще более закрытым, потому что часть своих данных они перестали публиковать. То есть я бы тоже с осторожностью к нему относился. Не до конца понятно, что там вообще происходит в банковской сфере, достаточно велик внутренний долг предприятий, которые, в общем-то, не останавливали производство, потому что им нужно было долги погашать. И я даже не уверен, что в перспективе ближайших лет именно Китай будет в фокусе. Наверное, я бы делал ставку на восстановление Европы. Она может больше принести в том числе России. Те же металлурги, которые сейчас очень сильно страдают из-за ближайших соседей, из-за Европы. А вот Китай скорее может быть неким новым измерением для нервозности. Есть там некие тревожные моменты, звонки, они поступали, и до конца разобраться в них – вот мы даже пытались, но просто не хватает данных. Если ты не там, так сказать, не в ЦК, то ты, наверное, до конца и не знаешь.

Поэтому хорошую ставку на Китай , да, наверное, можно сделать, действительно, в перспективе это крупнейшая экономика, но есть, наверное, какие-то более близкие по срокам истории.

ДМИТРИЕВ: Ну, то есть в какой-то степени Китай – это все-таки темная лошадка, да? Если ставить на нее, то это уже напоминает игру, я не знаю, в казино.

ШАГАРДИН: Безусловно, но он рынок коммодитиз поддерживает, и это в том числе и для России хорошо. Притом, что доллар вроде как укрепляется, и нефть не должна расти, коммодитиз в целом. Ну, какой-то стабильный уровень будет находиться, это безусловно.

Если говорить про Китай, то, безусловно, там наблюдается сейчас циклическое восстановление, опять некое локальное, я бы так сказал. Ну, не знаю, моей любимой идеей в этом году был Китай: в июне купить его, когда, если помните, его продавали, когда там был мощный кризис ликвидности. Я посидел, поразбирался – мне понравилось.

ДМИТРИЕВ: Да-да. Но его продавали три дня всего.

ШАГАРДИН: Но его пролили почти на 20%, очень серьезно. И мы с тех уровней активно покупали, клиентам продавали идею. Вот я, честно говоря, закрыл ее на этой неделе, но мне очень понравилось. И в целом я очень позитивно смотрю, я согласен с теми экспертами, которые рекомендую покупать китайский банковский сектор. Он чрезвычайно недооценен, я считаю, но в перспективе себя покажет очень хорошо, мне кажется, там будет кратный рост.

В целом, безусловно, Китай – это очень неоднозначная экономика, безусловно, много закрытости, и плохо, что они закрывают часть статистики, это негативные сигналы. Да, там большие долги, но не забывайте – там огромные сбережения, которые просто с лихвой перекроют любые какие-то долговые проблемы. Да их там и не будет. То, что говорят «Moody’s» и «Fitch» по поводу Китая, что там чрезмерное отношение долга к ВВП – это все бред, потому что китайские национальные сбережения колоссальны, они перекрывают все эти негативные эффекты, хотя нам про это никто и не говорит. Безусловно, экономика Китая будет перестраиваться на внутренний спрос, а это очень болезненный период, не будет таких двузначных темпов роста.

ДМИТРИЕВ: Но мы о них уже и забыли.

ШАГАРДИН: Да. Но, тем не менее, перестройка идет, это важно, как она пойдет – посмотрим. Делеверидж там, безусловно, будет, потому что он неправильно перераспределен, там всякие серые схемы, с которыми китайский центробанк как раз боролся в этом году очень активно и будет бороться.

ДМИТРИЕВ: Совершено верно.

ШАГАРДИН: То есть имеются там идеи. Страшно, но можно.

ДМИТРИЕВ: Вот-вот, я опять же к этому возвращаюсь: страшно, но можно. Потому что информации, к сожалению, не так много. И, кстати, если опять вернуться к группе развивающихся рынков, которые все-таки, по твоему мнению, в основном смотрят вниз, то Китай будет выделяться из этой группы?

ШАГАРДИН: Нет, ну, Китай за собой тянет как раз. Я говорю, у него сейчас циклическое восстановление идет в экономике, локальное такое, там и металлурги подтягиваются дружненько – и оно помогает всем развивающимся рынкам, в том числе и России.

России и Европа помогла очень сильно тоже. Мы летом с тобой обсуждали, что Европа восстанавливается, и «Газпром», крупнейший экспортный игрок, ориентированный на Европу, получил очень серьезный boost: его со 109 унесли вон куда. Соответственно, с другой стороны Китай показывает некоторые хорошие признаки, он в целом помог развивающимся рынкам. И еще поможет какой-то период. Вопрос в том, будут ли проведены структурные реформы, важнейшие для развивающихся рынков. Если да – то капиталы вновь пойдут. А сейчас, мне кажется, спекулятивно вернулись они.

ДМИТРИЕВ: Китай ты имеешь в виду? Или развивающиеся рынки?

ШАГАРДИН: Вообще развивающиеся рынки. Ну, до весны, наверное, дотянут, а там уже будем смотреть.

ДМИТРИЕВ: Ну, да, похоже на то. Если опять вспоминать то, что происходит на российском рынке, вот этот вот какой-то локальный подъем – вроде бы он радует, но, похоже, спекулятивно все-таки, да?.. Иван?

МАНАЕНКО: Согласен, да.

ДМИТРИЕВ: Я понял, хорошо, спасибо. Времени совсем немного, поэтому я не смогу вам задать традиционный вопрос о том, в чем держать сбережения. Хотя, по большому счету, мы на него ответили в самом начале программы: доллар с повестки дня не уходит. Хорошо это или плохо – это объективная реальность.

Спасибо, уважаемые гости… Еще раз напомню, сегодня в студии «Сухого остатка» были Дмитрий Шагардин, начальник отдела доверительного управления брокерской компании «КИТ Финанс Брокер», и Иван Манаенко, директор аналитического департамента инвестиционной компании «Велес Капитал». Обсуждали мы тему международных рынков, ну и, как вы помните, доллар Соединенных Штатов Америки.

Что ж, друзья мои, спасибо вам за внимание. Как всегда, мы встретимся уже завтра в «Сухом остатке». Успехов на рынке, до свидания!
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=190480. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.