utmagazine | Финансист

Джон Рокфеллер - «дьякон», филантроп и рейдер, три в одном


Любой неглупый человек может нажить деньги, если это то, что ему нужно. Но чаще всего ему не деньги нужны, а женщины, или дорогие костюмы, или поклонение окружающих, и это сбивает его с толку.

Великих финансистов, художников своего дела, таких, как Морган или Рокфеллер, с толку не собьешь. Им нужны деньги, именно деньги.

Джон Стейнбек, американский писатель (1902-1968), лауреат Нобелевской премии
Вступление (на основе реальных событий)

19 ноября 1961 года. В глубине острова Новая Гвинея. Майкл плывет, преодолевая речные волны к берегу. Позади остался его товарищ Рене Вассинг, уцепившийся за борт перевернувшейся лодки. До берега километра два, не меньше. Вода заливает очки Майкла, грести трудно. Надо выплыть. Любой ценой. Привести подмогу и спасти Рене. Все четче выделяется прибрежная линия. Можно рассмотреть отдельные кусты и деревья. За ними чувствуется какое-то движение. Люди? Отлично. Помощь близка. Еще чуть-чуть...

Спустя некоторое время.

Христианский миссионер Ян Смит, живший неподалеку, рассказывает, что видел, как новогвинейские аборигены из племени асматов несли одежду белого человека и говорили о костях пришельца. Череп чужака с «железными глазами» (очками) занял почетное место в «коллекции» шамана племени.

Все эти факты и слухи излагались представителю богатейшей династии Америки, Нельсону Олдричу Рокфеллеру, банкиру и будущему вице-президенту США, внуку Джона Рокфеллера старшего. Речь шла о его сыне, правнуке Рокфеллера I, молодом исследователе-антропологе по имени Майкл.

Что именно случилось с правнуком нефтяного магната и первого долларового миллиардера, ноябрьским днем 61-го, так и осталось неизвестным. Большинство исследователей склоняются к самому трагичному и ужасному концу жизненного пути ученого с такой ненаучной фамилией. Каннибализм среди коренных жителей Океании в те времена был обычным явлением, тем более, в отношении белых людей. Считалось, что душа жертвы переходит к людоеду.

Загадочное исчезновение правнука Джона Рокфеллера старшего, было далеко не единственной таинственной страницей в биографии богатейшего человека планеты и созданного им клана Рокфеллеров. Клана, ставшего иконой процветающей Америки, символом ее «позолоченного» века.
Детство. В людях. «Его университеты» (почти по Горькому)

Семья и родители

Родился Джон Дэвисон Рокфеллер 8 июля 1839 года в небольшом городке Ричфорд (Richford), штат Нью-Йорк, на северо-востоке США. Джон был одним из шести (по другим данным семи) детей Уильяма Эвери Рокфеллера и Элизы (Элайзы) Дэвисон. Его сестры и братья особенно ничем примечательны не были, кроме того, что они — сестры и братья Джона Рокфеллера. Исключение составляет младший брат Джона — Уильям, тоже долларовый мультимиллионер, №5 по самой первой версии Forbes от 1918 года. Он работал у старшего брата и на старшего брата.

Самой колоритной и противоречивой личностью в семье Уильяма Рокфеллера был сам Уильям, ее глава, муж и отец. Проживший полных 95 лет (1810-1906) и имевший шесть детей от Элизы (а сколько их еще могло быть, учитывая его нестандартный стиль поведения!), он оставил мощное генетическое наследство своим потомкам. Многие из клана Рокфеллеров были долгожителями и многие имели большие семьи. Например, Джон чуть-чуть не дотянул до столетнего юбилея (умер в возрасте почти 98 лет) и был отцом четырех дочерей и одного сына — Джона младшего. В свою очередь, у сына ситуация была обратной — пять сыновей и одна дочь. Его сын (внук Джона старшего) по имени Дэвид, таки дожил до столетнего юбилея, который отметил в 2015 году. В третьем поколении Рокфеллеров возрастная планка в 100 лет пала. Правда, произошло это, во многом, благодаря достижениям современной медицины.

Само имя отца Джона - «Уильям Эвери Рокфеллер» вызывает у историков определенные сомнения в подлинности. Некоторые склонны считать, что это не более, чем псевдоним. И узаконил его Уильям только после брака Элизой. Род занятий папы Джона окутан некоей дымкой. Причем, довольно плотной. Абсолютно бесспорный факт, не требующий никаких доказательств, это то, что Уильям очень неординарный, очень энергичный и очень предприимчивый человек. Человек, который добивался поставленных целей любыми способами. Буквально, любыми. Хорош был всякий метод. Исключений не существовало. Здесь Джону с отцом очень повезло. Гены долголетия и мужской силы были дополнены генами железной деловой хватки, а также практическими знаниями, которыми папа Уильям щедро делился со своими детьми. Конечно, когда у него было время... В будущем, Джон Рокфеллер, при всей своей религиозности и любви к ближнему, не брезговал в бизнесе никакими приемами: «Я могу отчитаться за каждый заработанный мною миллион, кроме первого».

Старинная американская аптекаНа хлеб Уильям Рокфеллер зарабатывал, как фармацевт. Но фармацевтом он был необычным. Сейчас бы говорили, что он занимается нетрадиционной медициной. Из под его рук выходили всякие настойки и снадобья, которые он создавал в тесном сотрудничестве со знахарями. Реализацией мистических препаратов Уильям занимался лично, садясь в двуколку и объезжая городки и деревушки штата Нью-Йорк. Называл он себя «ботанический доктор Уильям Эвери Рокфеллер». Звучало неплохо. Это была официальная часть профессии отца Джона.

Что касается теневой стороны его занятий, то люди говорили разное... Деликатно выражаясь, очень разное. Злые языки трепали, что Уильям — игрок, конокрад, мошенник и просто банальный вор, а аптечные дела — не более, чем ширма. Довольно серьезные обвинения, даже для тех лихих времен. Физический труд Большой Билл (одно из мягких прозвищ отца Джона) не любил, но обладал хорошим чувством юмора. Безусловно, ценное качество при таком образе жизни.

Милым юмором была окрашена и первая встреча Билла с его будущей женой. По семейному преданию, Элиза встретила своего суженого, когда он изображал (очевидно, в коммерческих целях) глухонемого. «Я бы вышла за него, не будь он глухонемым!» - воскликнула она. И Уильям заговорил. Еще бы, за девушку давали приданое в целых 500 долларов. По тем временам, очень приличные деньги. Шутки в сторону.

Мать Джона Рокфеллера ежедневно решала очень непростую задачу. На ее плечах было большое хозяйство и дети. Помощь от мужа носила эпизодический и непредсказуемый характер. Не внушали дополнительный оптимизм и разговоры соседей о бесконечных изменах Уильяма. Но Элиза, будучи набожной баптисткой и трудолюбивой женщиной, стойко переносила жизненные невзгоды. Здесь для маленького Джона был другой пример, прекрасно дополнявший образ отца. Помимо второго имени (Дэвисон), от матери он перенял религиозность, умение смиренно принимать удары судьбы, способность упорно трудиться и помогать ближнему. И конечно, знать счет деньгам.

Первые деловые уроки

При всей своей странности, отец Джона умел считать риски и знал азы предпринимательства. В те редкие дни, когда он бывал в семье, Уильям в игровой форме, очень по-американски, учил Джона основным принципам ведения дел: «Он часто торговался со мной и покупал у меня различные услуги. Он научил меня, как нужно покупать и продавать. Мой отец просто «натаскивал» меня на обогащение!» Ну кто скажет после этого, что Уильям Рокфеллер был плохим отцом? В будущем, подобные педагогические приемы Джон будет применять, воспитывая уже своих детей.

Первые легенды о деловых качествах относятся к самому раннему детству будущего миллиардера.

В семь лет Джон выращивает на продажу индюшек и копает за деньги картошку соседям. Заработанное аккуратно складывается в «банк» - фарфоровую копилку. Все доходы фиксируются в специальном блокнотике.

В тринадцать лет Джон одалживает соседу 50 долларов под 7,5% годовых. Операция, принесшая Джону Рокфеллеру первый «пассивный» доход. В дальнейшем, именно такой вид обогащения, когда деньги «работают на тебя», бизнесмен признавал в качестве основного: «Путь к огромному богатству лежит только через пассивный доход! Доход, который приходит к тебе независимо от твоих усилий. Создай источник пассивного дохода и живи в своё удовольствие!»

Пример оптово-розничной торговли. Джон покупал фунт конфет (мелкий опт), разделял на небольшие порции и продавал с розничной наценкой родным (!) сестрам. Вот уж точно, ничего личного...

Жители Ричфорда вспоминают маленького Рокфеллера, как тихого и рассеянного мальчугана. Но впечатление было обманчиво. У подростка была сноровка, хладнокровие и он никогда и ничего не забывал. Играя в шашки Джон доводил противника до исступления, обдумывая каждый ход по пол-часа.

«Я никогда не догадывался, кем окажусь в этой жизни, но я всегда знал, что рожден для чего-то большего».

К получению образования, в общепринятом смысле этого слова, Джон приступил довольно поздно. Достигнув тринадцатилетнего возраста, он начинает посещать школу Ричфорда. Как отмечал сам Рокфеллер, учение давалось ему нелегко, приходилось прилагать максимум старательности и усидчивости.

Кливленд, штат Огайо. Первая работа

Кливленд начало ХХ векаВ 1853 году семья перебирается и оседает в Кливленде, штат Огайо. Юноша поступает в местный колледж и начинает изучать коммерческое дело и основы бухучета. С этим городом и этим штатом связано становление Джона Дэвисона, как крупнейшего американского предпринимателя. Но это будет потом, а сейчас семейство Рокфеллеров отчаянно нуждается в деньгах. И здесь молодой Джон поступает, в соответствии с одним из своих кредо: «Если у тебя мало денег, надо делать бизнес. Если денег нет совсем, надо делать бизнес срочно! Прямо сейчас!»

Молодой Рокфеллер пренебрегает колледжем ради трехмесячных курсов бухгалтеров, окончив которые, начинает срочно искать работу. Пока не бизнес, а место наемного служащего. Но это только в самом начале и очень не надолго. Такое же отношение к высшему образованию через сто с лишним лет продемонстрирует другой богатейший американец Билл Гейтс, не пожелавший продолжить обучение в Гарварде. Не пожелал ради бизнеса.

26 сентября 1855 года у шестнадцатилетнего Джона Рокфеллера был первый рабочий день. Он принят ассистентом бухгалтера в кливлендскую компанию Hewitt & Tuttle («Хьюитт и Таттл»), занимавшейся недвижимостью и водными перевозками (по другим данным, торговлей зерном и углем). Это место молодой человек искал 6 недель. Условия найма молодых специалистов в США более 150 лет назад очень бы понравились современным работодателям. Трехмесячный испытательный срок на Hewitt & Tuttle не предполагал получение жалованья. Джон работал бесплатно, приходя ежедневно к 6.30 и уходя в 22.00 (!). Такой график требовал недюжинного здоровья и непоколебимой целеустремленности.

Первые трудовые годы будущей «акулы» американского бизнеса не испытывают недостатка в легендах. Спустя три месяца, Дж. Рокфеллер получает свою первую зарплату - $50 (около 17 долларов за каждый отработанный месяц). 5 центов из нее молодой педантичный бухгалтер тратит на покупку записной книжки. Первая запись в ней — приход 50 долларов (зарплата), вторая — расход 5 центов (покупка канцелярских принадлежностей). Непонятно, куда подевался блокнотик, где семилетний Джон записывал поступления от реализации индеек и з/п от копки соседних огородов? Его вполне можно было использовать и дальше. Наверное, закончились страницы или потерялся при переездах. Но книжку за $0,05, исписанную поступлениями и расходами с точностью до цента, Джон хранил всю жизнь.

По окончанию испытательного срока, зарплату Джону подняли до 25 долларов в месяц. А потом молодой счетовод проявил характер, который скоро почувствует вся деловая Америка. Освобождается место управляющего Hewitt & Tuttle и на должность руководителя назначают целеустремленного и многообещающего Рокфеллера. Но как только Джон узнает о том, что ему положили жалованье в $600 (а предыдущий директор получал $2000), он, говоря современным языком, сразу пишет «заявление об уходе по собственному желанию» и покидает компанию.

Служба в Hewitt & Tuttle была единственной работой «на хозяина» в биографии Джона Дэвисона Рокфеллера. После увольнения он всю жизнь работал только на себя.

«Меньше работай на кого-то. Чем больше ты работаешь не на себя, тем хуже живёшь. Работа – от слова «раб»!» (Дж. Д. Рокфеллер)

Первый самостоятельный бизнес. «Кларк и Рочестер»

Дж. Рокфеллер в молодые годыПредпринимателем Джон становится в неполных 18 лет - «время не ждет»! Британский бизнесмен Джон Моррис Кларк приглашает его младшим партнером в свою торговую фирму «Кларк и Рочестер». Дело «за малым» - вступительный взнос в 2000 долларов. У Дж. Рокфеллера только 800 (о чем есть соответствующая отметка в знаменитой записной книжке). Недостающую сумму Джон Дэвисон занимает у отца под 10% годовых. Вот так, просто бизнес и никаких сантиментов... 27 апреля 1857 года Дж. Рокфеллер становится полноценным совладельцем «Кларк и Рочестер».

Профиль компании — продуктовая группа середины XIX века — сено, зерно, мука, мясо, соль и пр. Торговля идет так себе, но в 1861 году в Америке начинается гражданская война. Потребность в таких предприятиях, как «Кларк и Рочестер» резко возрастает. Федеральные власти размещают крупные военные заказы на снабжение армии северян. Как это бывало во все времена, масштабные военные действия оживляют экономику стран, работающих на армии. Естественно, пока/если эти страны с их заводами не подвергаются тотальным бомбардировкам противника.

Капитала в $4000 уже не хватало для того, чтобы компания Рокфеллера и Кларка полноценно отвечала вызовам времени. Джон включает свою силу убеждать на полную мощность и добивается банковских кредитов для «Кларк и Рочестер». Дела пошли в гору.

Напряженный труд, к сожалению, сказался на здоровье Джона уже в самом раннем возрасте. В 19-20 лет у него находят язву желудка. Два года главным продуктом в его рационе становится простокваша. Он теряет волосы и привыкает к постоянному ношению парика. Кожа на лице стала напоминать выжатый лимон. Доктора предрекали скорую кончину. О, как они ошибались, больной перехитрил их всех. Есть информация, что конце своей почти 100-летней жизни, Рокфеллер похоронил 37-го по счету (!) семейного врача.

На период партнерства в «Кларк и Рочестер» приходится одно из важнейших событий в личной жизни Джона. В 1864 г. он сочетается браком с учительницей по имени Лора Селестина Спелман. Познакомился с ней Рокфеллер еще в студенческие годы. Он очень ценил Лору: «Без её советов я бы так и остался бедняком».
Нефть, керосин и «позолоченный век»

Так случилось, что Джон Рокфеллер всегда оказывался в нужном месте в нужное время. То ли удача, то ли судьба...

Его год появления на свет (1839) приходится на период 1831-40 гг., когда родилось большинство мультимиллионеров США первой волны. Карнеги, Гулд и целый ряд других выдающихся бизнес-личностей. В 1860-70 годах Америка совершила гигантский скачок в экономическом развитии, символом которого стало широкое использование железнодорожного транспорта, а также становление фондового рынка. В соединенных Штатах начинался «позолоченный век». Это понятие ввели Марк Твен и Чарльз Уорнер, как шуточный термин.

Но, «в каждой шутке есть доля шутки». Оправившись после тяжелой войны 1861-65 гг., Америка вступала в широкую полосу процветания. Темпы роста ее экономики били все рекорды на протяжении следующих тридцати лет. Предприимчивые 30-40-летние американские дельцы, увидевшие новые деловые горизонты и сумевшие «поймать волну», воспользовались ситуацией на 100%. № 1 в этом списке стоял Джон Рокфеллере.

В основе любого делового успеха лежит конкретная бизнес-идея. Для Дж. Рокфеллера это нефть и ее производная керосин.

Керосин стал первым широко используемым нефтепродуктом, задолго до бензина. Его ценность была обусловлена, прежде всего, использованием для освещения. В «докеросиновую» эпоху роль источника света, если не считать всякие свечи, лучины и факелы, выполнял «светильный» газ, масло и жиры животного происхождения. В частности — китовая ворвань. Но ставить человечество в зависимость от добычи китов и кашалотов просто смешно (не для китов, конечно).

В середине ْXIX века люди сделали ставку на керосин. 1851 г. в Англии вступает в действие первая установка промышленного типа для получения керосина. А в 1854 г. патентуется торговая марка «керосин». Эпоха керосиновых ламп и примусов стартовала. На сцену выходит «керосиновый король» из штата Огайо.
Standard Oil Company

Курс на нефть

Завод Рокфеллера в КливлендеМировая слава Джона Рокфеллера неразрывна связана с его главным «детищем», американской бизнес-иконой второй половины XIX века, нефтяной суперкомпании Standard Oil Company.

Но начинался углеводородный бизнес Дж. Рокфеллера, все в той же «Кларк и Рочестер». К концу противостояния Севера и Юга, в соседней с Кливлендом Пенсильвании находят крупные месторождения нефти. Джон с партнером переключаются на пенсильванское «черное золото». Помня о потенциале керосина. Рокфеллер хочет, чтобы совместная фирма занималась исключительно нефтью. Кларк упирается. Тогда Джон выкупает его долю за 72500 долларов. Все, теперь он один определяет тактику и стратегию товарищества. Отныне только нефть и ничего более.

Оптимизм Рокфеллера четко просчитан. Перспективы керосина определены вполне научно другим его партнером, химиком Сэмюэлем Эндрюсом. Совместно они учреждают нефтеперерабатывающее предприятие «Эндрюс и Кларк». В Кливленде закладывается нефтеперегонный завод «Флэтс».

Расположение Кливленда, как логистического узла для транспортировки нефтепродуктов, было почти идеальным для индустриального Северо-Востока США. Город стоит недалеко от американских Великих озер и на пересечении магистральных железнодорожных линий. Транспорт станет «изюминкой» нефтяного бизнеса «керосинового короля». Кувалдой для конкурентов.

Standard Oil – анатомия успеха

10 января 1870 г. Джон Дэвисон основывает Ohio Corporation, получившую мировую известность, как Standard Oil Company. Начальный капитал $1 млн. Среди партнеров — брат Уильям и Сэмюэль Эндрюс. Всего через десять лет компания контролировала 90% (!) американского нефтетранзита и значительную часть нефтедобычи.

Джон Рокфеллер - «дьякон», филантроп и рейдер, три в одном


Что привело к такому феноменальный результату? Главный успех Standard Oil Company достаточно прост и с успехом применяется и поныне теми, кто имеет такую возможность. Это — монопольное положение на рынке. Самое трудное — суметь стать монополистом и суметь удержаться в этом качестве.

Ниже приведен далеко не полный список бизнес-приемов Джона Рокфеллера и его компаньонов, благодаря которым, год за годом они подчинили себе американский нефтебизнес.

Еще до создания Standard Oil началась скупка/поглощение менее крупных конкурентов.

Тем, кто не захотел добровольно объединяться, Рокфеллер приготовил демпинговый сюрприз. Цена нефти и нефтепродуктов (керосина) у предприятий Джона всегда была самая низкая на рынке. Иногда, он сознательно шел на убытки с целью вытеснения и, в дальнейшем, поглощения конкурентов. Растущая финансовая мощь Standard Oil это позволяла.

Но чаще дело обстояло тоньше. Дж. Рокфеллер вошел в тайный сговор с железнодорожниками, в частности с Пенсильванской железной дорогой. Привлекая их постоянными объемами нефтяных грузоперевозок (обусловленных тотальным контролем Рокфеллера над нефтяными трубопроводами) он настаивал на самом низком тарифе. Всего 10 центов за одну бочку на определенную единицу расстояния. Другие «нефтяники» платили 35. Более того, Джон умудрился участвовать в разнице в 25 центов на каждой бочке. Такой рычаг давал почти неограниченные возможности в разорении конкурента. Единственным выходом для несчастных было пустить Рокфеллера в уставный капитал фирмы и стать частью «большой и дружной семьи» Standard Oil. Чистой воды рейдерство эпохи промышленных революций.

Вскоре пенсильванские железнодорожники захотели соскочить с «тарифной иглы». Но процесс зашел слишком далеко. В арсенале Дж. Рокфеллера, которого за набожность прозвали «дьяконом» были и менее джентльменские приемы (см. ниже).

Проводилась массовая скупка бочек и цистерн, чтобы оставить «коллег по цеху» без тары для транспортировки сырой нефти.

Организовывался промышленный шпионаж. Благодаря ему, Рокфеллер получал информацию о том, где его соперники собирались строить свои предприятия и скупал данные участки земли.

Джон создавал «фейковые» структуры, мнимых конкурентов. Когда оппоненты Рокфеллера объединяли свои усилия и капиталы с такими новыми «партнерами», они запускали «троянского коня» и становились очередными жертвами в жесткой борьбе.

Справедливости ради, нельзя не отметить, что Standard Oil была отличным примером грамотно вертикально интегрированной компанией того времени. Она навела полный порядок в нефтяном бизнесе США, который до нее имел все признаки сумбурности.

Но как навела...

Дж. Рокфеллер 1875 г.История противостояния Пенсильванской железной дороги и Standard Oil полна трагизма и цинизма. Рокфеллер разорвал своего недавнего партнера на куски, в точности так, как акула поступает со своей жертвой в океане.

Когда Standard Oil стала набирать обороты, пенсильванцы поняли, что надо что-то делать для остановки «короля». Они решили объединить усилия с его последним «живым» конкурентом — компанией «Эмпайр». Об этом, через свою сеть осведомителей, немедленно узнал Дж. Рокфеллер. Он повсеместно принялся скупать сырую нефть по цене, более высокой, чем могла позволить себе «Эмпайр». А продавать очищенную нефть и/или керосин гораздо дешевле. Джон пошел на существенные убытки, но он рассчитал, что у него «здоровья» хватит, а у противников — нет.

Чтобы противостоять войной цен от Standard Oil, Пенсильванская ж/д была вынуждена обеспечить почти бесплатную перевозку своему союзнику «Эмпайру». Но даже такой отчаянный шаг не смог помочь конкурентам Рокфеллера.

Тем временем, лишившись крупного клиента в виде Standard Oil, и предоставляя «благотворительную» грузовую помощь «Эмпайру», Пенсильванская дорога вынуждена была экономить на своих рабочих, снижая зарплаты и осуществляя массовые увольнения. «Масла в огонь» подливали многочисленные агенты Джона, наводнившие железную дорогу под видом ее сотрудников-активистов. Они призывали к открытому и жесткому единоборству с администрацией.

И в 1877 году вспыхнул «деповский бунт» Питтсбурге. Полиция, прибывшая по вызову руководства железной дороги, сразу стала стрелять в рабочих на поражение. Первые жертвы исчислялись десятками. В ответ железнодорожники подняли настоящее восстание и, разогнали полицию. Пенсильванцы обратились за помощью к федеральным властям. В город вошли правительственные войска. Начался неприкрытый расстрел работников дороги. В огне противостояния сгорели 1000 вагонов, 500 цистерн и 120 паровозов. Противники Рокфеллера были разгромлены и согласились на все его условия. Теперь весь нефтяной транзит в США управлялся одним человеком.

В одних руках оказались и цены на нефть и нефтепродукты, которые были немедленно подняты.

Standard Oil – разделение

То, что Америка свободная страна, живущая все-таки по закону, дало Дж. Рокфеллеру не только преимущества, но и доставило некоторые неудобства.

К 1882 году в Standard Oil Trust были объединены около 40 бывших независимых компаний. Она стала крупнейшей в мире. Ежегодный доход нефтяного гиганта составлял 3 млн долларов. На Рокфеллера работали 100 тысяч человек. Его имя вызывало трепет в бизнес-среде США. Историк Ида Тарбелл писала «Во второй половине XIX века страх американских предпринимателей перед «Стандард ойл» можно сравнить только с трепетом правителей стран Европы перед Наполеоном в начале века».

Гром грянул в 1890 году. В Соединенных Штатах принимают первый антимонопольный/антитрестовый нормативный акт - закон Шермана. Более, чем 20-летний период, с 1890 по 1911 годы, деловая, политическая и юридическая Америка с большим или меньшим рвением и под лозунгом «защиты свободной конкуренции» боролась со Standard Oil. А Рокфеллер с командой изобретал различные пути отхода и уклонения от новой правовой реальности.

Дж. Рокфеллер 1885 годПользуясь, тем, что в разных штатах действует несколько различное законодательство, лоббисты Джона покупали нужные решения в законодательных собраниях того или иного штата и регистрировали дочерние компании именно там. Так возникли многочисленные «клоны» Standard Oil, пользовавшиеся местными преференциями: Standard Oil Company of New Jersey, Standard Oil Company of New York, Standard Oil Company of Indiana, Standard Oil Company of California и т.д. и т.п. Можно смело брать название любого американского штата второй половины позапрошлого века, делать приставку «Standard Oil Company of» и вы точно «попадете» на главную нефтяную компанию этого региона.

В начале 1900-х, первой под каток американского правосудия угодила «дочка» из штата Индиана. Суд припомнил ей тайные ж/д тарифы и присудил штраф — 20 тыс. долларов за каждый доказанный факт использования незаконных транспортных расценок. Всего набралось $29 млн. Сообщение об этом Рокфеллер получил на поле для гольфа. Джон Дэвисон и «бровью не повел», прекрасно доиграв партию. На вопрос партнера, сколько же надо платить, Рокфеллер спокойно ответил: «29 миллионов». Его хладнокровие вполне объяснялось тем фактом, что многолетние прибыли империи Standard Oil многократно превышали размер неустойки.

Но в 1911 году дело приняло уже совсем серьезный оборот. Штрафом уже никак нельзя было отделаться. Взятками тоже. В конце весны — начале лета Верховный Суд США обязал раздробить Standard Oil Company на ряд отдельных и де-юре независимых юрлиц. Эпоха нефтяного спрута подошла к концу. Формально. Фактически не изменилось ничего. Была одна компания, стало 34. Во всех новых структурах Дж. Рокфеллер имел контрольные пакеты и полное влияние на управление и политику компании.

Почти весь современный американский нефтяной и нефтепродуктовый бизнес уходит корнями в Standard Oil. Например, одна из крупнейших компаний в мире ExxonMobil — результат слияния Exxon и Mobil. В свою очередь, Exxon возникла из Standard Oil Company of New Jersey (Jersey Standard), а Mobil — из Standard Oil Company of New York (Socony). Знаменитая Chevron ведет свое начало от Standard Oil Company of California.

Интересно отреагировал американский фондовый рынок на информацию о дроблении «старой доброй» Standard Oil. После кратковременного падения курса ее акций накануне вынесения судебного решения, на бирже началось настоящее ралли после его оглашения и появления «новых» компаний. Суммарная капитализация «новинок» превзошла аналогичный показатель Standard Oil Company на $200 млн. Все вполне объяснимо — новый «крестовый поход» против «керосинового короля» уже не состоится. Рокфеллер лично заработал свыше 50 млн долларов на биржевых спекуляциях с акциями своих фирм. Я всегда старался превратить любую катастрофу в новую возможность (Дж. Рокфеллер).

В 1910-е в Америке была популярна карикатура с таким сюжетом. Перед зданием американского Верховного Суда стоит очередь из владельцев крупнейших монополий США с просьбой: «Разделите нас на мелкие предприятия, пожалуйста!»

Standard Oil – послесловие

Идеи построения крупных вертикально интегрированных компаний с признаками монополии оказались очень живучими и привлекательными в мировом бизнесе. В современной России их с удовольствием подхватили в «Газпроме».

Историки отмечают, что Рокфеллер был кем угодно, но не олигархом. А зря. Поэтому Standard Oil Company и прекратила свое существование в далеком 1911 году. Если бы Дж. Д. Рокфеллер «вошел» в судебную, законодательную и судебную ветви власти Америки, вошел бы серьезно, а не через банальные взятки... Если бы он верно оценил возможности государства, как «помощника» в строительстве монополии... Тогда все могло закончиться совсем-совсем по-другому. Standard Oil прожила бы гораздо дольше.

Но, как известно, «история не терпит сослагательного наклонения».
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER
При копировании ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=276621