Товары | Особое мнение | Oil | Natural Gas

Сланцевая эйфория: бум и спад субстандартной нефти и газа

7 апреля 2016  Источник / http://peakoil.com/production/shale-euphoria
Те, кого боги хотят уничтожить, они сначала лишают разума

Введение

Цель данной статьи состоит в том, чтобы показать, что сланцевая индустрия, будь то извлечение нефти или газа, никогда не была устойчивой в финансовом отношении. Во всем мире наступило разочарование от ожидания прибыли. Несмотря на то, что произведены значительные объемы нефти и газа, достаточные, чтобы повлиять на цены, индустрия основном была убыточной и только была в состоянии продолжить бег, увеличивая долги. Как это могло произойти? Кажется парадоксальным и бросает вызов обычной логике. Ответ на этот вопрос можно найти в способе, которым финансируется сланцевый сектор. Она является частью пузыря, который надувается с помощью денежно-кредитной политики, которая установила низкие процентные ставки. Это подтолкнуло инвесторов к "охоте за доходностью". Инвесторы полагают, что нашли доходные инвестиции в сланцевых компаниях - но они на самом деле доказали, что выдавали желаемое за действительное, поддавшись обману , что позволило Уолл-стрит и другим банкирам сделать очень хорошие деньги. Те, кто инвестировал в сланцевую отрасль, теряют много денег.

Глобальная картина несбывшихся надежд.

Во всем мире большие надежды на фрекинг так и не реализовались. Одним из примеров является Аргентина, где запасы сланцевой нефти считались значительными. В стране была местная оппозиция, но центральное правительство подталкивало индустрию на союз с транснациональными компаниями. Однако рентабельность была слабой. Для достижения рентабельности необходим масштаб, чтобы быстро снизить затраты и получить прибыль. Это требует много капитала, но компании не будут вкладываться без уверенности, что они получат доход, а для этого требуется тестовая добыча в течение минимум двух лет.

«Это своего рода дилемма причины и следствия. Без прибыли необходимы вложения около $20 млрд. в год. А без этих инвестиций в бурение десятков тысяч скважин, эффект масштаба не будет достигнут».

«Причина, почему не спешат с добычей - только 400 скважин было пробурено - это то, что скважины должны быть тестированы в течение двух лет, чтобы оценить потенциал сланцевых пород перед тем, как компания вложит миллиарды долларов. Это происходит сейчас на фоне низких мировых цен на нефть, что привело к снижению инвестиционных бюджетов «(Чарльз Ньюбери).

Ситуация в Аргентине высвечивает фундаментальные проблемы сланцевой экономики. Нетрадиционные месторождения нефти и газа имеют гораздо более высокие затраты, чем обычные. Добыча "обычный" нефти и газа из проницаемых геологических пластов дешевле, поскольку нефть и газ текут под землей и могут быть извлечены с меньшими инженерными затратами. «Нетрадиционное газовое поле» имеет низко-проницаемые породы и, следовательно, должно иметь на 100 скважин больше на тоже количество газа (или нефти). Поле должно достичь экономии за счет эффекта масштаба, чтобы иметь шанс получения прибыли. Оно требует большей активности под землей, чтобы разрывать породы, и оно требует большей активности на поверхности, чтобы облегчить весь этот процесс. Именно поэтому такая добыча является более опасной для окружающей среды и здоровья и именно поэтому она значительно дороже. Она требует также постоянных капитальных вложений. Без высоких цен газ (или нефть), вся деятельность не может быть прибыльной.

«Нетрадиционная нефть и газ» не является магическим ответом на пик нефти (или пик природного газа, позднее). Для того, чтобы быть жизнеспособным в долгосрочном плане, сланцевому сектору необходимы три вещи: благоприятная геология, высокие цены на нефть и газ, доступный и дешевый кредит. Всего этого нет, что выливается в разочаровывающие результаты по всему миру, где это пробовали сделать. Нетрадиционный газ изо всех сил сопротивляется своей добыче из под земли за пределами США и Австралии. А в США, где эта добыча началась, хотя удалось получить кредиты на капитальные расходы, в настоящее время существуют серьезные сомнения, что гора кредитов будет когда-либо возвращена.

Давайте посмотрим за пределы США. Возьмем, например, Европу. В 2011 г. международная нефтегазовая промышленность и польское правительство полагали, что Польша станет основным поставщиком сланцевого газа. 75 разведочных скважин было пробурено до 2015 г. и на 25 был проведен ГРП. Количество добытого газа оказалось от1/10 до 1/3 от количества, которое необходимо для скважины, чтобы быть коммерческой. Кроме этого, отступая из Польши, индустрия вырвала нарождающееся сланцевое бурение из Румынии, Литвы и Дании, как правило, со ссылкой на разочаровывающие результаты.

В Великобритании и Ирландии фрекинг застрял на предварительном этапе разведки, в основном из-за мощной оппозиции. Если бы общественной и политической оппозиция там не было бы, были бы причины сомневаться в том, что фрекинг жизнеспособен в Великобритании. Сомнения начинаются с геологии. Британская геологическая служба выпустила карты сланцевых полей и высказала предположение о том, углеводород может там содержаться, в данных отсутствуют другие ключевые параметры, например, пористость пород. Кроме того сланцы в Великобритании имеют складчатость и разломы, что может привести к большему количеству землетрясений, которые повредят скважины – плюс привести к потере давления, необходимого для разрыва пласта, если жидкость ГРП будет уходить в мелкие трещины.

Цены на нефть и газ.

Появились новые сомнения из-за низких и падающих цен на нефть и газ. Есть небольшие различия, что касается нефти и природного газа, с одной стороны, и ситуации в США по сравнению с другими добывающими регионами в мире, с другой стороны. Тем не менее, все добывающие компании (нефть или газ, США или другие регионы) сталкиваются с тем, что цены слишком низкие. Это сказывается на том, что большинству производителей трудно или невозможно получить прибыль, учитывая затраты на извлечение. Это было особенно заметно в отношении сланцевого газа. Сначала посмотрим на нефтяные цены.

Во время кризиса 2007-08 гг. мировые цены на нефть упали со своего пика, но затем восстановились. С ноября 2010 г. по сентябрь 2014 г. был период в 47 месяцев, когда цены на нефть превышали $90 за баррель. Этот период высоких цен на нефть можно охарактеризовать, как в целом отражающий спрос и предложение. Со стороны спроса, мировая экономика восстанавливалась, в значительной степени благодаря буму в Китае. Это накачанный спрос. Со стороны предложения, поставки из Ливии и Ирана удерживались от мирового рынка из-за событий в Ливии и санкций против Ирана. Было некоторое увеличение добычи в Саудовской Аравии и в Ираке, но увеличение компенсировало выбытие Ирана и Ливии. Спрос превысил предложение и цены оставались высокими, но ситуация начала меняться осенью 2014 г.

Со стороны спроса, китайская экономика застопорилась, в то время как добыча на стороне предложения увеличилась. ОПЕК не является основным источником этого роста добычи и Россия тоже - основным источником увеличения добычи нефти был сланцевый бум в США. По причинам, которые предстоит изучить, добыча в США продолжала расти, хотя цены упали, а после ценового ралли в начале 2015 г. цены продолжили падать в 2016 г.

Аналогичная тенденция имела место во всем мире по ценам на природный газ (хотя в США они были ниже).

В отношении газа вопросы несколько отличаются от нефти, так как рынок природного газа менее глобален. Рынки природного газа привязаны к регионам и имеют различные цены. Таким образом, существует Североамериканский рынок газа, Европейский газовый рынок и рынок Дальнего Востока. Существуют магистральные газопроводы, которые имеют важное значение в экономическом и геополитическом плане. Были войны за трубопроводные маршруты - составной компонент в сирийском конфликте. Природный газ не мог легко транспортироваться между континентами - до недавнего времени, потому что теперь есть инфраструктура для морской транспортировки сжиженного природного газа (СПГ). Морская транспортировка СПГ начинает менять порядок вещей, поскольку это делает рынок природного газа более глобальным.

Цены на природный газ оставались стабильно на низком уровне или дрейфовали вниз в течение последних двух лет и были недостаточны для рентабельности в сланцевом секторе. В США и Европе цены на природный газ составляют половину от цен 2014 г. В США это произошло из-за перепроизводства газа, традиционного и нетрадиционного, с сокращением добычи обычного газа и заменой его нетрадиционной добычей - по состоянию на конец 2015 г. добыча сланцевого газа тоже начала падать. В течение многих лет добыча была убыточной везде, кроме отдельных районов, и в постоянном падении. В настоящее время она находится в упадке в целом.

В Европе спад производства из-за истощения традиционных месторождений газа не помешал падению цен на газ, поскольку спрос тоже падал. В недавнем докладе Оксфордского института говорится, что европейский спрос на газ 2010 года не восстановится до 2025 г. Снижение спроса не связано с теплыми зимами, а связано с низким ростом в промышленности, которая сместилась в Азию из-за низкого роста населения и из-за мер по экономии энергии. Предполагается, что конкурентная угроза со стороны СПГ будет способствовать тому, что Газпром изменит свою ценовую стратегию. Таким образом, весьма вероятно, что цены на газ в Европе будут оставаться на низком уровне в течение длительного времени. Если так, то это полностью подрывает все оставшиеся аргументы в пользу фрекинга на природный газ в Европе и, в частности, в Великобритании.

При нынешних ценах на газ все добывающие компании, работающие в Великобритании и Ирландии, будет бороться за прибыль. Есть 4 исследования по затратам на добычу природного газа путем фрекинга в Великобритании (Ernst and Young, Bloomberg, Oxford Institute of Energy Studies, Centrica). Все они дают максимальные и минимальные затраты на добычу. Текущие цены на газ меньше минимальной стоимости добычи в исследованиях. Таким образом, для индустрии, чтобы продолжить свою деятельность, надо полагаться на рост цены на газ в будущем.

Сланцевая эйфория: бум и спад субстандартной нефти и газа


Так что же будет с ценами на нефть и газ? Конечно, будущее неопределенно - президент Трамп может спровоцировать любое количество войн, делая Америку снова великой - это трудно понять, также, как мусульманам могут запретить въезд в США, что может отразиться на импорте нефти и газа из мусульманских стран. Или снова усиливающийся конфликт между Ираном и Саудовской Аравии может вызвать непредсказуемые последствия и не только для нефти и газа. В этих и других возможных ситуациях, чем больше хаоса, тем меньше компаний, которые захотят инвестировать. Вне зависимости от того, высоки цены или низки, условия беспорядка не будут способствовать новым инвестициям. Но если оставить в стороне крайние геополитические сценарии, пойдут ли цены вверх или опять вниз? Если цены на нефть и газ пойдут вверх, будет ли это достаточно и достаточно долго для устойчивой разработки нетрадиционного газа в существенно узких финансовых рамках?

Сценарий роста цен.

Важно понять, что сценарий роста цен будет достоверным только в условиях, когда часть индустрии уйдет из бизнеса – о чем мечтает Саудовская Аравия. То, что саудовцам хочется видеть, это не только фрекеров, доведенных до банкротства, но и банки, которые финансируют их. Это говорит о том, что у саудовцев тоже пустые карманы. Сейчас их агрессивная внешняя политика должна финансироваться откуда-то и можно предположить, что они могут потерять способность проталкивать анти-сланцевую идею до победного конца.

Если цены на нефть возвратятся к норме, то бенефициары выживут. Есть мнение, что нынешние низкие цены в конечном итоге приведут не только к падению добычи в будущем, но и к банкротству и урезанию капитальных расходов как в традиционных и нетрадиционных секторах. Это ускорит сокращение нефтяных месторождений, как в Северном море, где инвестиции в настоящее время сокращены. С сокращением предложения запасы будут распроданы, а рынок будет двигаться обратно к балансу ...., а затем, в конечном итоге, спрос снова превысит предложение. Высокие цены, возможно всплеск цен, будут стимулировать новые инвестиции и фрекеры выплывут на обратной стороне кризиса.

Чтобы это произошло, надо иметь ввиду, что в какой-то момент "рост возобновится", потому что за последние двести лет всегда так было. Если рост возобновится, то возобновится спрос на энергию. Некоторые экономисты утверждают, что одним из факторов, способствующих оживлению спроса, является фактор низких цен. Повышение цен на энергоносители выступает в качестве стопора экономики, а низкие цены на энергоносители должны стимулировать ее. В своем недавнем выступлении председатель Федеральной резервной системы США Джанет Йеллен, сказала, что падение цен на энергоносители в среднем положило дополнительно $1000 в карман каждого гражданина США. Предполагается, что это будет стимулировать дополнительные расходы и, соответственно, дополнительный доход.

Сценарий падения цен или стагнации.

Альтернативная точка зрения более скептически относится к возрождению мировой экономики и спроса из-за высокого уровня долга. В экономике, где задолженность низкая, падение цен на энергоносители, вероятно, будет действовать в качестве стимула для потребителей энергии. Но будет ли достаточно стимулов там, где соотношение долга к доходу высокое? В задолжавшейся экономике случайное снижение цен на энергоносители, вероятно, будет частично использовано для погашения долгов, а не на траты. Еще одной проблемой будет то, почему финансовый сектор сделал себя уязвимым? Он направил огромные кредиты в энергетический сектор - добывающим компаниям, которые в настоящее время испытывают трудности с оплатой долга? Это, конечно, не поможет в поиске инвестиционных денег для фрекинга где-нибудь в Великобритании или в других местах, если все это закончилось печально в США.

В пессимистичном сценарии, если экономика не реанимируется, то есть некоторый скептицизм, что цены на энергоносители будут возрождаться. Это сценарий, в котором дефляционные условия продолжаются и даже углубляются. С этой точки зрения глобальная экономика вступает в длительный период стагнации, упадка и хаоса. Некоторые экономисты говорят о замедлении роста, используя фразы, типа "вековой застой". Японская экономика с начала 1990-х гг. дает основания для сравнения и беспокойства. После четверти века Японии не удалось избежать затяжного экономического спада. Поскольку мировая экономика сильно закредитована, центральные банки снижают процентные ставки до нуля, и даже ниже. Это привело к пузырям на рынках активов, но мало что сделано для стимулирования общего экономического роста.

Может быть порочный круг - без повышающегося спроса в процессе устойчивого роста, ведущего к росту цен на энергоносители, рентабельность нетрадиционного сектора никогда не будет достаточной, чтобы генерировать будущие инвестиции в этот сектор. В этих условиях будущая добыча нефти и газа не будет расти. Добыча в США упадет, особенно после того, когда сладкие места на лучших полях будут исчерпаны. В учебниках по теории спроса и предложения падающее предложение должно в конечном итоге привести, при прочих равных условиях, к росту цен, что оправдывает дополнительные инвестиции и, следовательно, большее производство. Однако, "при прочих равных условиях" (другое остается без изменения) не применимо к стагнирующей или падающей экономике. Падающая экономика не является тем местом, куда частный субъект будет вкладывать деньги в надежде на возврат в будущем, так как уверенности в будущем там нет. Потребительская сила усыхает, покупки откладываются, долги, по возможности, погашаются. Эти действия, как правило, ведут к усилению дефляции. Если это то, что происходит, и, как кажется, именно это происходит, то проблемы сланцевого сектора выглядят еще хуже.

Фрекеры и финансовый сектор.

До нынешних трудностей Уолл-стрит сделал состояние на финансировании долга для сланцевого сектора США. Инвесторы в "поисках доходности" нашли выход в финансировании фрекеров. Несмотря на экономическую реальность Уолл Стрит поощрял такие инвестиции. Теперь стена долга энергетического сектора огромна. Чем дальше вперед , тем она выше. Сколько из этого долга никогда не будет погашено? А что будет с теми, кто инвестировал? Учитывая то, что уже было сказано, в долгосрочной перспективе способность сектора погасить свою задолженность представляется весьма сомнительной. Как же они к этому пришли?

Сланцевая эйфория: бум и спад субстандартной нефти и газа


В течение нескольких лет до кризиса 2007-08 гг. финансовый сектора США сознательно выдавал кредиты людям без дохода, без работы и без каких-либо активов. Люди, которые организовали это, делали это потому, что они зарабатывали на размещенном кредите. Их не волновало то, что кредиты не будут возвращены. Крах был неизбежен. Банки упаковывали кредиты в ипотеку и продавали их так, что кто-то еще нес риск, а не сам банк.

Сланцевый пузырь - токсичная вода, токсичный воздух и токсичные финансы.

В течение нескольких лет после 2007-08 гг. сланцы стали следующими, где крутились большие деньги. Было очевидно, что все развалится, но это была хорошая вертушка деньги в то время, так что Уолл-стрит заработал много денег, накачивая сланцевый пузырь. Все разговоры об окружающей среде игнорировались, а информация скрывалась. Информация об экономике также игнорировалась. Кто-то должен проиграть в конечном итоге, но "пока играла музыка" было много денег для всех игроков - инженеров-нефтяников и геологов, PR-компаний, коррумпированных политиков, трубопроводных и сервисных компаний. Они прилипли к денежной кормушке, отказавшись от этики и критического мышления.

Инвесторы также не смотрели особенно внимательно на то, что они финансируют. Доже до нынешнего краха цен, многие американские сланцевые компании, так же, как в Аргентине и Польше, изо всех сил пытались получить реальную прибыль. Честные наблюдатели, которые видели, что сланцевый бум был пузырем Уолл-стрит, игнорировались. Одним из примеров был доклад Деборы Роджерс в начале 2013 г., в котором она обращает внимание на разницу между реальностью и сообщениями PR машины.

По словам Роджерс: "Индустрия признает, что 80% сланцевых скважин" нерентабельны. Недавно прошли массовые списания, которые ставят под сомнение финансовую жизнеспособность сланцевых активов и, возможно, даже сланцевых компаний. В одном случае, активы были списаны на 50% в течение нескольких месяцев ... публичные нефтяные и газовые компании имеют по существу две экономики. Существует то, что можно назвать полевая экономика, где рассматриваются основные операции компании и та, что на самом деле происходит в полевых условиях с учетом затрат на скважину, истории добычи и т.д . Это сохраняет привлекательность компании перед финансовыми аналитиками и инвесторами. С помощью аналитиков Уолл-стрит, выступающих в качестве основных сторонников сланцевого газа и нефти, рынки находятся в ажиотаже. Циклы бума наследуют оптимизм. Если их не остановить, то такой оптимизм может трансформироваться в манию, которую мы наблюдали несколько лет назад в преддверии ипотечного кризиса».

Роджерс показывает много параллелей между безумием Уолл-стрит до кризиса 2007 г. и тем, что происходит во время сланцевого бума. Один банк, который активно участвовал в ипотеке - Барклай Капитал, сейчас работает вместе с компанией Chesapeake Energy. Чтобы помочь Chesapeake, финансовые мудрецы Барклай банка изобрели хитрую структуру оплаты, называемую Volumetric Production Payment (оплата объема добычи, приведенного к объему флюидов в пластах).

"Основная проблема, чтобы структура правильно направляла рейтинговые агентства и инвесторов, которые не обязательно имеют глубокие знания в энергетическом бизнесе и особенностях добычи природного газа".

Финансовые активы весьма сложны и, как говорит Барклай, рейтинговые агентства необходимо "направлять", чтобы они могли понять сложности сделки.

Добыча превалирует над доходностью (и над экономической рациональностью).

Результатом было то, что текущая доходность заняла второе место в отрасли, PR говорила только о том, что произойдет в будущем, поскольку сланцевые компании растут и растут. Теперь сланцевые компании стимулированы добывать как можно больше, даже если они теряют деньги. Мера будущей мечты состоит в росте добычи, а не в росте рентабельной добычи. Следует еще раз подчеркнуть, что это происходило до текущего спада цен. Например, аналитик Артур Берман проанализировал финансовые показатели добывающих компаний, представляющих 40% сланцевой индустрии США за 2013 и 2014 гг., и выяснил, что они сильно отрицательны. Отрицательный денежный поток в 2014 г. составил $14 млрд.

Сланцевая эйфория: бум и спад субстандартной нефти и газа


Тем не менее, хорошие заголовки новостей о росте добычи поддерживали акции. Помимо скептиков и тех, чье здоровье и окружающая среда были под угрозой, индустрия, правительство, некоторые наивные академики и Уолл-стрит продолжали накачивание стереотипа о возрождающейся американской нефтяной и газовой мечте. В конце концов США перегонит Саудовскую Аравию и станет вновь великой, без сомнений. В недавней статье Wall Street Journal поясняет:

"Рынки ожидали, что производителей энергии в США сократят добычу в период низких цен на нефть. Но компании платили своим топ-менеджерам, чтобы добыча держалась. Рост добычи и прирост запасов являются важными компонентами формулы, определяющий годовые бонусы многих добывающих компаний в США. Практика Уолл-стрит связана с будущими перспективами, а не с прибыльностью. Это способствовало тому, что производители тратят больше на извлечение нефти и газа, чем они могут продать".

Эйфорическая экономика в действии - как кинуть маниакальных инвесторов.

Возникает вопрос, как, с низкой доходностью, это шоу продолжалось так долго и до сих пор продолжается. Будет циничный ответ, что функция Уолл-стрит заключается в том, чтобы соединить жадность и глупость с людьми и учреждениями без угрызений совести, которые будут тратить свои деньги на них. Для того чтобы это произошло, необходимо постоянно генерировать оптимизм, имеет ли этот оптимизм какие-либо основания или нет. Изучение пузырей - это изучение людей, которые умеют плавать в канализации, не обращая внимания на их окружение. Они в "эйфории" или высоко взлетели с перспективой заработать много денег, вместо того, чтобы спокойно подсчитать, что происходит. Другое слово для этого - мания. Можно говорить о периоде коллективного безумия, как мании - период коллективного возбуждения, в котором способность к суждениям обесценилась.

В этом коллективном безумии кто-то может сделать расчеты, как эти - если вы покупаете право на бурение и можете идентифицировать геологически-благоприятные "сладкие места", то результаты, вероятно, будут хорошими. Затем, проводя бурение в менее благоприятных местах, вы видите, что прибыль падает, вы рассказываете красивые истории другой компании, которая соблазняется ранними успехами. Так что можно продать менее благоприятные районы. Или можете продать компанию. Без сомнения, Уолл-стрит придет к вам на помощь, потому что делает хорошие сборы от слияний и поглощений. Новые владельцы имеют потери. Это покупающая компания, которая должна списать свой баланс, выяснив, что приобрела мираж.

Об историях оболванивания никогда не говорят громко, как об историях замечательного светлого будущего, которые продают мошенники. Это потому, что менеджеры не любят громко говорить о своей некомпетентности, чтобы избежать разговоров, что были обмануты. Можно все отрицать, говорить, что ничего не знали, и, в конце концов, почему эти менеджеры должны заботиться, когда теряют деньги других людей? (Деньги акционеров или держателей облигаций).

Но если вера в отрасль будет сохраняться, то такого рода сделки помогут в какое-то время сделать банкстерам и боссам компании гораздо больше денег, чем от бурения и добычи сланцевого газа или нефти. Таким образом, покупка и продажа прав на бурение (точно также как суб-стандартная ипотека) представляет хорошую вертушку для таких компаний, как Chesapeake. Чем больше эйфории генерируется, тем больше делается денег. Дебора Роджерс:

"Обри Мак Клендон, генеральный директор компании Chesapeake Energy, недвусмысленно заявил в 2008 г.:« Я могу заверить вас, что покупка аренды за х и продажа за 5х или 10х намного выгоднее, чем попытка добывать газ на $5 или $6 mcf».

Восемь лет спустя Обри Мак Клендон умер. Он был обвинен в федеральных преступлениях и гнал машину на высокой скорости по мосту. Сильное подозрение, что он покончил с собой.

Безумие сланца продолжается. Уолл-стриту и сланцевым компаниям по-прежнему удается играть в ту же игру по передаче риска большим дуракам. Если удастся убедить людей купить компанию, прежде чем она обанкротится, то более умные и крупные игроки могут выйти. Есть подозрения, что банки оркеструют рост цен на нефть для того, чтобы помочь сланцевым компаниям увеличить капитал, который позволит им погасить долги банкам и кинуть "лохов». Один аналитик сказал об этом, как о перенасыщении, не только нефтью, но и глупостью.

"Даже эксперты ошеломлены этим беспрецедентным перенасыщением глупостью менеджеров чужих денег:" Миллиарды долларов капитала продолжают сыпаться и этому не видно конца ".

Этическое или финансовое банкротство - что является более фундаментальным?

Обычно в экономике ссылаются на пенящиеся рынки, как сейчас. Комментаторы пытаются найти фундаментальные основы в "пене" (возможно, лучше сказать « накипь»). Но каковы "основы" в этой истории? Фундаментальная вещь заключается не том, что этот сектор является финансовым банкротом – он также является этическим банкротом. Любой экономический сектор, который разрушает окружающую среду, а затем вербует правительство в разлагающем стремлении писать законы таким образом, чтобы подорвать саму возможность их сопротивлению, коррумпирован до основания. Это не удивляет ни в малейшей степени, поэтому неэтичные методы ведения бизнеса этого сектора, а также неэтичные методы их союзников в финансовой сфере, полагаются на обман кого-либо настолько глупого, который вложит свои деньги в него.

То, что будет происходить в США, несомненно, будет иметь большое влияние на будущее доверие к сланцевой индустрии в Великобритании и в других странах мира. Еще не написана последняя глава этой истории, но то, что произошло в США, уже поучительная история и нам глупо игнорировать ее. Местные органы власти в Великобритании должны быть осторожными, чтобы не повторить экологические издержки разрушающейся индустрии. Это уже произошло в США и Канаде - преимущество ограниченной ответственности отрасли без этики позволяет ей уйти от ответственности и после банкротства.

"CBC News сообщает, что падение цен на газ и нефть побудило многие небольшие компании отказаться от своих операций в Альберте, Канада, в результате чего, местное управление вынуждено закрывать и демонтировать их скважины. Только в прошлом году количество осиротевших скважин в Альберте увеличилось со 162 до 702. При нынешних темпах работы закрытие заброшенных только в прошлом году скважин займет 20 лет».

В заключение - гора долгов, которые никогда не будут погашены?

Люди могут спросить, если в будущем сланцев так много сомнений, то зачем строить оппозицию им? Ответ на этот вопрос может быть выражен перефразируя известную цитату Джона Кейнса. В оригинале Кейнс сказал, что «рынок может оставаться иррациональными дольше, чем вы можете оставаться платежеспособным». Рынок также может оставаться иррациональным достаточно долго, чтобы наделать много вреда. Статья говорит о "внешних издержках" сланцевой добычи - ущерб климату и здоровью. Статья не рассматривает заявленные преимущества для занятости и местной экономики, которые, как правило, сильно завышены. Статья пытается показать, что даже в самом узком значении "экономики" фрекинг не имеет смысла. Много вреда сделано и нет ничего положительного, что можно показать. Способность продолжать этот разрушительный путь связана с наличием политического влияния лобби в правительстве и в финансовом секторе. Влияние достаточно сильное, чтобы игнорировать и давить оппозицию. Можно утверждать, что бум френинга в США был иррациональным, неэтичным и убыточным в попытке продлить срок службы ископаемого топлива и сохранить работу нефтяной и газовой промышленности при содействии Уолл-стрит. Это отрасль пытается обеспечить будущее для влиятельной сети профессиональных и деловых интересов. Гора долгов была накоплена, чтобы увековечить иллюзию того, что у этих людей есть будущее, в котором они могут делать все, как и прежде - гора финансового долга, который никогда не будет погашен.

Глупость имеет ловкость находить свой путь - Альберт Камю.

Перевод http://anti-shale.livejournal.com/
При копировании ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=288794

ETHEREUM ПРОДОЛЖАЕТ ТРИУМФАЛЬНЫЙ РОСТ

Догонит ли Ethereum цены на Bitcoin? Зарегистрируйтесь в UFX и узнайте