Саудовская Аравия мешает нефть с политикой в борьбе с Ираном

19 апреля 2016 finanz.ru | Периодика | Oil
(Bloomberg) -- Взяв на себя вопросы военного и экономического планирования, преемник наследного принца Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман теперь закрепил за собой право определять и нефтяную политику страны.

Действия 30-летнего сына короля Сальмана нарушают многолетнее правило саудовцев отделять коммерческие интересы от политических. В воскресенье Саудовская Аравия заблокировала в Дохе соглашение о заморозке добычи крупнейшими нефтедобывающими странами, сославшись на отказ Ирана присоединиться к договоренностям. Так региональное соперничество двух стран перекинулось на нефтяной рынок.

"В Дохе все было завязано на политике", - сказал нефтяной аналитик Яссер Эльгуинди из Medley Global Advisors, консультирующей крупные хедж-фонды.

Эти перемены означают, что всем, кто зависит от цен на энергоресурсы, от Exxon Mobil Corp. до Vitol Group BV, теперь придется внимательно следить за непрозрачной политикой Ближнего Востока и династии саудовской королевской семьи. Нефтяной рынок должен готовиться к безумным скачкам, учитывая один из худших дипломатических кризисов между Саудовской Аравией и Ираном со времен исламской революции 1979 года, в результате которой в Тегеране установилась шиитская теократия, а также противоположные позиции стран в отношении гражданских войн в Сирии и Йемене.

"Тот факт, что Саудовская Аравия, похоже, заблокировала сделку, является показателем того, насколько ее нефтяная политика определяется сейчас текущим геополитическим конфликтом с Ираном", - сказал Джейсон Бордофф, директор Центра по глобальной энергетической политике Колумбийского университета в Нью-Йорке и бывший чиновник по нефтяным вопросам в Белом доме.

Прагматика

Али аль-Наими, министр нефти Саудовской Аравии, последние два десятилетия сохранял прагматичный подход, отделяя нефтяную политику от внешней и настаивая на том, что его решения определяются такими ценовыми факторами, как предложение, спрос и запасы. Технократическая стратегия была выстроена после нефтяного эмбарго 1973 года, которое в значительной степени провалилось, так как привело к снижению спроса.

Саудиты всегда контролировали нефтяную политику, однако министрам, не являющимся членами королевской семьи, - от шейха Ямани в 1980-х годах до аль-Наими последние два десятилетия - было предоставлено значительное пространство для маневра.

Аль-Наими и его заместитель, принц Абдулазиз бен Сальман, старший сводный брат преемника наследного принца, сотрудничали в прошлом с Ираном в части сокращения производства, направленного на рост цен. Нефтяная политика оставалась необычным оазисом стабильности на фоне судорожной ближневосточной политики.

Такой подход способствовал достижению предварительной договоренности между Россией, Саудовской Аравией, Венесуэлой и Катаром о заморозке добычи нефти. В субботу чиновники из четырех стран подготовили проект соглашения, который, как ожидалось, утвердят несколько часов спустя в Дохе министры нефти. Эта сделка могла бы ознаменовать первое за 15 лет сотрудничество между Организацией стран-экспортеров нефти и Россией, и положить начало ликвидации избытка на рынке, который привел к падению цен на нефть со $100 до $26 за баррель.

Но план не сработал. Вместо этого в воскресенье утром саудовцы стали настаивать на участии Ирана в соглашении.

Некоторые страны ОПЕК изменили свои позиции утром, прямо перед началом встречи, сказал министр энергетики РФ Александр Новак после провала переговоров в Дохе.

На самом деле этот разворот был озвучен за несколько недель до встречи. Принц Мухаммед бен Сальман, известный в дипломатических кругах как "МбС", авторитет которого в экономической политике королевства растет, сказал в двух интервью Блумберг, что участие Ирана является необходимым условием любого соглашения.

Последнее слово

Нефтяной рынок воспринял это скорее как риторическое предупреждение, нацеленное на внутреннюю аудиторию, чем угрозу переговорам в Дохе. С тех пор как четыре страны начали подготовку к заморозке добычи, цены на нефть выросли более чем на 35 процентов.

"Вот что поняли на нефтяных рынках: что касается Саудовской Аравии, теперь мы должны слушать МбС, - сказал Майкл Уиттнер, нефтяной аналитик Societe Generale SA в Нью-Йорке и бывший сотрудник Центрального разведывательного управления. - Явно, что последнее слово на этих переговорах было за ним, а не Али аль-Наими".

Принц Мухаммед расширил влияние с момента восхождения своего отца на трон в прошлом году. Он стал министром обороны и вскоре после этого начал военную кампанию в Йемене. Он также возглавляет высший орган экономического планирования и совет, контролирующий гигантскую государственную нефтяную компанию королевства.

Доля рынка

Хотя нефтяные чиновники и те, кто следит за политикой ОПЕК, практически единодушно указывают на политизацию нефтяной политики Саудовской Аравии, позиция принца Мухаммеда по Ирану может быть связана и с другими причинами.

Одна из них - защита доли Саудовской Аравии на рынке нефти, которая может пострадать, если королевство заморозит производство, в то время как Иран нарастил экспорт после снятия санкций в январе. Другая - избежать резкого роста цен на нефть, который мог бы бросить спасательный круг конкурентам в США, а также привести к замедлению темпов внутренних реформ в королевстве.

"Нас не волнуют цены на нефть, - сказал на прошлой неделе в интервью Блумберг принц Мухаммед. - Нам все равно: $30 или $70. У нас есть собственные программы, которые не нуждаются в высоких ценах на нефть".

Плохой полицейский

Без ответа остается вопрос: "Почему саудовские нефтяные чиновники вели переговоры в течение нескольких недель по проекту соглашения в Дохе, создавая впечатление, что сделка возможна и без Ирана?".

Возможно, Эр-Рияд пытался использовать встречу в Дохе, чтобы заставить Россию, союзника Ирана, выбирать между более высокими ценами на нефть и поддержкой Тегерана. В этом случае аль-Наими играл роль хорошего полицейского, а принц Мухаммед - плохого. Другая версия заключается в том, что принц Мухаммед вмешался в самый последний момент, заставив свою команду во главе с аль-Наими кардинально изменить позицию, все с той же целью - навредить Ирану.

"В итоге нефтяная политика Саудовской Аравии стала чрезвычайно политизирована", - сказала Амрита Сен, главный нефтяной аналитик Energy Aspects Ltd. в Лондоне.
Источник http://www.finanz.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=290319 обязательна
Условия использования материалов