Весь май 2016 года доллар США рос на ожиданиях повышения процентной ставки ФРС США. Росли и цены на нефть.
Принято считать, что укрепление доллара США, уменьшая реальные доходы в других странах – потребителях нефтяного сырья, снижает спрос на нефть и ее цену. Именно поэтому не было попытки связать рост цен последних недель на рынках нефти с ростом доллара США на валютном рынке. Однако, логика объяснения процессов, идущих на рынке физической нефти, не всегда подходит для рынка нефтяных фьючерсов, где, собственно, и устанавливаются цены на нефть.
Здесь было показано, что нефтяные фьючерсы используются в инвестиционных портфелях, как инструмент, хеджирующий риски инфляции. В последнее время инфляционные риски находятся на низком уровне, что обусловлено ожиданиями ужесточения денежной политики ФРС США. Эти ожидания вызывают отток капитала из развивающихся рынков и девальвации их валют (в частности, юаня). Это, в свою очередь приводит к снижению импортных цен в США, падению в них инфляционных ожиданий и, соответственно, цен на нефть (рис 1).
В начале 2016 года, также как и в начале 2015 года на падающих рынках нефти сформировалась разворотная фигура Дракон. Падение котировок перед сменой тренда в начале этого года было более пологим, нежели в начале 2015 года. При этом, хвост дракона на закрытии торгов в этом году поднимался до уровня 188,2% расстояния между головой и первой лапой Дракона. В прошлом году – только до 138,2% этого расстояния, хотя соотношение абсолютных величин максимальных цен закрытия в этом и прошлом годах было прямо противоположным: 49,76 против 67,77 доллара за баррель нефти сорта Brent, соответственно (см. рис 1).
Как видно из этого же рисунка, с середины марта 2016 года инфляционные ожидания держатся на уровне порядка 1,6%, тогда как цена на нефть выросла с 40 до 50 долларов за баррель. Это значит, что роль главного драйвера нефтяных цен в этот период взяли на себя иные факторы. Для того чтобы выделить эти факторы, динамика нефтяных цен была очищена от влияния инфляционных ожиданий. На рис. 2, 3 показаны зависимости цен на нефть сорта WTI и Brent от ожидаемой инфляции. При этом в качестве рыночного индикатора ожидаемой инфляции был выбран спред между доходностью 10 летних казначейских облигаций США (10UST) и аналогичных облигаций, защищенных от инфляции (10TIPS). Сам процесс очищения заключался в вычитании из цен закрытия нефтяных рынков соответствующих решений уравнений линейной регрессии (рис 2,3).
Очистив, таким образом, нефтяные цены от влияния инфляционных ожиданий, мы обнаружили, что помимо инфляционного фактора большую роль в динамике нефтяных цен играет валютный фактор.
В прошлом обзоре показано, что на нефтяных биржах при единой расчетной валюте – долларе США, в качестве валюты сделок используется не только доллар США, но и другие мировые резервные валюты. Не исключено, что биржевые хеджеры стремятся застраховать себя не только от ценовых, но и от валютных рисков. Поэтому при продаже фьючерса в качестве валюты сделок они выбирают валюту, которая была бы лидером по темпам укрепления в период между заключением контракта и фактическим производством расчетов по нему. Из рис 4, 5 видно, что очищенные от инфляционных ожиданий нефтяные цены меняют свое значение практически скачкообразно при смене лидера по темпам укрепления среди мировых резервных валют. Причем эти изменения при привязке очищенных цен к валютному курсу в одной произвольно выбранной точке находятся в диапазоне значений наиболее популярных мировых резервных валют. С начала 2016 года лидерами по темпам укрепления являлись, в основном, доллар США и японская йена и, в меньшей степени, сырьевые валюты - австралийский и новозеландский доллары. Причем, если на лондонской бирже предпочтение отдавалось доллару США, то на нью-йоркской NYSE – японской йене, что и объясняло относительно большой спред между ценами на нефть марки Brent и WTI в то время.
С начала мая 2016 г рост японской йены и сырьевых валют прекратился, и доллар США оказался единственным лидером по темпам укрепления, что и обусловило резкое сокращение ценового спреда (-0,01 на 27 мая 2016).
Таким образом, наблюдаемый в последнее время рост нефтяных цен показывает двоякое влияние укрепления доллара на динамику нефтяных цен. Если доллар США становится лидером по темпам укрепления вслед за более дешевой, чем доллар США, валютой (JPY, AUD, NZD), то укрепление доллара приводит к росту цен на нефть. И наоборот, если доллар США становился лидером по темпам укрепления вслед за более дорогой валютой (GPB, EUR), цены на нефть снижаются. Где-то до середины 2015 года мы наблюдали только такую картину. Именно это и породило известный стереотип, что нефть всегда падает на растущем долларе США.
С середины мая 2016 года начался рост европейских валют: евро – на ожиданиях сегодняшнего заседания ЕЦБ и британского фунта стерлингов - на заявлениях главы Банка Англии Марка Карни о скором повышении процентной ставки. Если последнее произойдет, и британский фунт опередит доллар США по темпам укрепления, то можно ожидать роста нефтяных цен до 75 долларов за баррель даже при условии, что инфляционные ожидания в США будут находиться на текущем уровне. Однако снижение инфляционных ожиданий от повышения процентной ставки ФРС может в очередной раз развернуть вниз рынок нефти.

Нефть выросла на растущем долларе

Нефть выросла на растущем долларе

Нефть выросла на растущем долларе

Нефть выросла на растущем долларе

Нефть выросла на растущем долларе
При полном или частичном использовании материалов в интернете обязательно должно сопровождаться гиперссылкой на сайт. Об использовании информации.
Поддержите Элиттрейдер ссылаясь на материалы сайта в ваших блогах и на любимых форумах