Deutsche Bank: нас ждут массовые беспорядки и новая Великая Депрессия. И во всем виноват ЕЦБ

Главный экономист Deutsche Bank Дэвид Фолкертс-Ландау опубликовал разгромную статью под названием "ЕЦБ должен измениться", в котором крупнейший кредитный институт Германии напоминает нам о своих страданиях по поводу действий ЕЦБ и обвиняет регулятора в деструктивной политике, которая ставит под угрозу не только будущее самого банка, но и всей Еврозоны. Достаточно бегло пробежаться по краткому содержанию статьи, чтобы понять, как далеко зашла неприязнь между немецким банком регулятором.

За последние сто лет центральные банки превратились в хранителей и гарантов нашей экономической и финансовой безопасности, пишет Deutsche. Бундесбанк и Федрезерв достойны уважения за то, что они смогли обеспечить монетарную стабильность зачастую наперекор политической воле. Однако ни могут утратить связь с реальностью, особенно если будут следовать доминирующей экономической догме. В этом случае их ошибки приведут к катастрофе. Поведение Европейского центрального банка говорит о том, что он уже сбился с пути. Спустя семь лет наращивания стимулов, становится совершенно ясно, что текущая догма, в основе которой масштабное количественное смягчение и отрицательные процентные ставки, угрожает долгосрочной стабильности Еврозоны.

Нет никаких сомнений, что бесконечное снижение ставки и наращивание объема покупок ценных бумаг противоречат закону сокращения отдачи. Более того, ЕЦБ уже утратил доверие не только рынков, но и общественности. И тем не менее, Европейский центральный банк намерен довести свою политику до новой крайности. Это повлечет за собой неэффективное распределение средств в экономике и сильно затруднит отказ от стимулов, который будет сопровождаться болезненными последствиями. Сберегатели в убытке, а домовладельцы и держатели акций не нарадуются. Хуже того, назначив себя спасителем Еврозоны "во что бы то ни стало", ЕЦБ разбаловал политиков, позволив им бездействовать и медлить с реформами и необходимой фискальной консолидацией.

Таким образом, политика ЕЦБ ставит на кон весь Европейский проект ради краткосрочной финансовой стабильности. Чем дольше мы откладываем необходимый процесс очищения, тем активнее развиваются экстремистские и популистские политические движения. Наши модели показывают, что в борьбе против призраков дефляции и незакрепленных инфляционных ожиданий ЕЦБ уже ослабил свою политику чрезмерно. В связи с этим, мы полагаем, что регулятору следует готовится к смене курса. Ожидаемый рост общей инфляции выше 1% в первом квартале 2017 года станет прекрасной возможностью для реализации перемен.

Как только мы вернемся к рыночной оценке рисков по государственным облигациям, правительства получат убедительный повод заняться реформами и укрепить свое финансовое положение. Заранее объявив о своих намерениях, регулятор сможет избежать негативных последствий для финансовых рынков. Мы уверены, что нормализация ставок будет воспринята потребителями и корпоративными инвесторами как добрый знак. Чем дольше ЕЦБ держится за свои нетрадиционные монетарные инструменты, тем больший вред он наносит Европейскому проекту.

И если читатель не вполне представляет себе, что такое "большой вред", DB с радостью подберет для него подходящие ассоциации: вспомните про галопирующую инфляцию Веймарской республики, или, например, про Великую депрессию. В 1920-х годах Рейхсбанк думал, что может гонять круглосуточно 2000 печатных станков, финансируя государственные расходы, и не спровоцировать при этом никакой инфляции. Примерно в то же время Федрезерв позволил банковскому кризису уничтожить более трети всех вкладов в США, полагая, что все наладится само собой. Однако все закончилось Великой депрессией. Прошло уже сто лет, но мы все равно наступаем на те же грабли, несмотря на модернизацию института центрального банка, на его независимость, доступность информации и сложные теоретические и экономические модели. До недавнего финансового кризиса так называемый консенсус Джексон Хоул спокойно относится к тому, что кредитование растет быстрее реальной экономики во многих странах мира. Тогда традиционные критерии инфляции считались низкими, а всех этих пузырей на рынках активов попросту не должно было быть.

Сейчас среди центральных банков популярна идея о том, что корень всех бед - это слабый спрос. Как только они пришли к такому выводу, сразу же нашлась масса подтверждений. Это явление в поведенческой экономике называют предвзятостью подтверждения. Другие объяснения низкой инфляции просто не учитываются. Людей, которые уверены, что у них единственно верный аналитический подход к проблеме, в книге Филлипа Тетлока "Superforecasting" (Суперпрогнозирование) называют ежами. Ежи получают информацию только через свою, как им кажется верную призму восприятия, поэтому они слепы и глухи для альтернативных интерпретаций.

В случае с центральными банками, такие точки зрения затем подкрепляются групповой мыслью. Таким образом, не удивительно, что глава ЕЦБ Марио Драги защищает свою политику, кивая на своих коллег, которые делают то же самое (к слову сказать, к отрицательным ставкам это не относится). Конечно, если проблема сохранится, например, инфляция так и не вырастет, все можно списать на дефицит спроса, а не на другие факторы, такие как обвал цен на нефть.

Центральные банки уважают, или, по крайней мере, редко обвиняют, ведь они все поступают одинаково, а также имеют беспрецедентный доступ к информации. Однако в последнее время критика в адрес текущей политики звучит все громче, особенно в Германии. Министр финансов Вольфганг Шойбле обвиняет политику ЕЦБ в том, что партия AfD добилась такого успеха на последних выборах. Два месяца назад парламентская группа раскритиковала ЕЦБ за политику нулевых/отрицательных ставок и предложила Берлину вмешаться - поставив тем самым под вопрос независимость регулятора.

Такой хор голосов ясно свидетельствует о том, что экстремальная политика приведет к последствиям, выходящим далеко за рамки финансовых рынков и реальной экономики. Центральные банки должны учитывать такие последствия, особенно с учетом того, что им никто не давал право воздействовать таким образом на общества и отдельных людей.

Также DB отмечает крупнейший логический промах всей программы монетарных стимулов: "делая все, что потребуется", регуляторы просто облегчают жизнь политикам, позволяя им не выполнять свою работу. Теперь все зависит от монетарной политики и, соответственно, от фондовых рынков. Не удивительно, что Обама, выступая, всякий раз хвастается динамикой фондового рынка. Однако хорошие дни не продлятся вечно.

Преимущества стимулирующей политики угасают, а длинный перечень перекосов, искажений и демотиваторов растет день ото дня. Сберегатели наказаны, а спекулянты вознаграждены. Плохие компании выживают, а хорошим просто страшно вкладывать деньги. Более того, правительство больше не боится отсутствие экономических реформ или большие долги приведут к росту стоимости кредитования. На самом деле, общая задолженность в Еврозоне растет, а переделанный и переосмысленный Пакт о стабильности и росте абсолютно бесполезен. Риск-спреды просто исчезли с рынков государственных облигаций. Столь необходимые реформы в области образования, политической, банковской и управленческой систем откладываются или вовсе отменяются.

Есть и другая проблема: от попустительства и моральной недобросовестности трудно отказаться. ЕЦБ превратился в марионетку ненасытных рынков, при этом инвесторы уже настойчиво требуют новых стимулов к сентябрю. Также есть доказательства того, что текущая политика позволяет банкам не наращивать капитал и избавляться от безнадежных долгов - таким образом они поддерживают на плаву нежизнеспособный бизнес. Вероятно, когда DB говорит об инвесторах, он имеет виду Goldman Sachs, бывшего работодателя Марио Драги. На этом перечисление негативных аспектов политики ЕЦБ не заканчивается:

ЕЦБ, конечно, прав, утверждая, что у него еще есть в козыри в рукаве, однако чисто с технической точки зрения, споры о "вертолетных деньгах" уже говорят сами за себя - разве можно в этих обстоятельствах утверждать, что выбранная политика работает как надо? Например, ультра-дешевые кредиты поддерживают компании, которые в ином случае просто бы не выжили. В итоге мы получаем перепроизводство - не говоря уже о дефляции - во многих секторах европейской промышленности, выручка падает, а стоимость активов растет. В прошлом году 40% компаний не смогли показать увеличение прибыли. Поразительно, но люди все равно думают, что низкие ставки помогут стимулировать производительность.

Еще один негативный фактор заключается в том, что у сберегателей нет уверенности в своем долгосрочном доходе, поскольку получить реальную доходность, инвестируя в инструменты, приносящие проценты, просто невозможно. Кроме того, последние исследования показывают, что потребительское мировоззрение сильно пошатнулось под влиянием отрицательных ставок. Вместо того, чтобы радоваться бесплатным деньгам, они восприняли этот шаг как признак неблагополучия - слабые данные по потребительским расходам подтверждают эту точку зрения. Между тем немцы уверены, что центральный банк поощряет рост долгов и расточительство, а не экономность и стабильность.

Да и многие компании тоже озвучивают свои сомнения. На ежегодной пресс-конференции немецкий финансовый регулятор заявил о том, что низкие процентные ставки - это яд медленного действия для финансовых институтов, которые зависят от процентных ставок; некоторые пенсионные фонды также могут не обеспечить гарантированные выплаты. Регулятор также признает, что половина немецких банков сильно рискует в случае изменения процентных ставок, поэтому им нужно увеличивать свой капитал. Член управляющего совета Бундесбанка Андреас Домбрет предупредил, что банки будут вынуждены повысит тарифы для своих клиентов.

И все же, тем, кто сомневается в правильности политики ЕЦБ, предлагается обратить внимание на Японию. Центробанк страны ввел отрицательные ставки в январе, и финансовые институты восприняли их в штыки. Примерно такая же реакция последовала от домохозяйств и компаний. Это связывают с профицитом в Японии, где частный сектор предпочитает депозиты, облигации и тому подобные продукты. Рост прогнозных пенсионных обязательств (ППО) из-за падения ставки дисконтирования еще больше усложняет ситуацию. Однако главный удар для японских финансовых институтов - это рост стоимости размещения средств на счету в Центробанке, снижение кредитной маржи и ограничения на кредитование. Европу ждет то же самое в результате двойного удара: количественных стимулов и отрицательных ставок. Эта политика вредит финансовой системе Банка Японии.

В долгосрочной перспективе отрицательные последствия ультра-низких процентных ставок и покупки государственных облигаций обусловлены отсутствием экономических реформ. Все задумывалось не так. Сразу после кризиса предполагалось, что политики сократят свои долги и проведут необходимые реформы, а ЕЦБ обеспечит им необходимую временную поддержку.

Некоторые чиновники из Центробанков утверждают, что на ранних стадиях правительства не смогли выполнить поставленные перед ними задачи, поэтому Европейскому центральному банку пришлось действовать более решительно и сыграть роль "реанимации". Однако есть и другое объяснение: политики просто не захотели принимать тяжелые решения, зная, что ЕЦБ все равно "сделает все, что потребуется". Благодаря усилиям бессменного покупателя государственных облигаций, политикам не было нужды проявлять мужество и отстаивать национальные интересы, потому что отсутствие реформ и высокие долги им больше были не страшны. На самом деле, спустя шесть лет после начала европейского кризиса общая задолженность в регионе продолжает расти.

И вот к каким выводам в конечном счете пришли аналитики DB.

ЕЦБ, вероятно - исключительно из лучших побуждений - загнал себя в тупик, и теперь рынок со своими ожиданиями диктует ему, что делать. Отчасти это связано с тем, что центральный банк систематически подпитывает рыночные ожидания перед политическими решениям и, таким образом, усиливает давление на членов управляющего совета. Из-за политики ЕЦБ, основанной на принципе "все, что потребуется", у правительств нет мотивации проводить реформы, а ценообразование на рынке государственных облигаций не отражает реальное положение дел. Политики тоже оказались в сложной ситуации: стоит начать непопулярные реформы, как их быстро заменять на националистов или евроскептиков, а это еще опаснее для будущего Еврозоны.

Глава ЕЦБ Марио Драги неоднократно заявлял, что не может выполнять свои должностные обязанности, будучи зависимым от других лиц (то есть политиков). Но реальный мир таков, какой он есть - последний кризис вызван именно тем, что мы игнорировали последствия монетарной политики. Экономический экспертный совет Германии утверждает, что комплексная оценка всех последствий должна быть неотъемлемой частью процесса принятия решений по кредитно-денежной политике. Сейчас соотношение последствий говорит не в пользу ЕЦБ.

Звучит знакомо? О да! Подобные предупреждения звучали уже не однократно с тех пор, как Федрезерв запустил свою программу количественных стимулов. Кругом твердили о том, что подобные неортодоксальные меры добром не кончатся. Прошло семь лет, и вот старший экономист крупнейшего банка Европы снова говорит об этом. Скорее всего, в ближайшее время другие стратеги и экономисты также опубликуют аналогичные отчеты и аналитические выкладки.

С другой стороны "групповое мышление", о котором пишет DB, окружает Драги и руководителей другие Центробанков слишком плотным кольцом, поэтому подобные призывы и откровения останутся незамеченными. И именно поэтому единственная возможность избавиться от этого пузыря - это лопнуть его. Бесполезно бороться с ветряными мельницами и центральными банками. Просто пусть они поскорее добьются своих целей.

В конечном счете, сейчас уже поздно что-то менять, экономический, финансовый и социальный коллапс неизбежно произойдет - через месяц, через год, или через десять лет. Лучшее, что мы можем сделать, это подготовиться. Однако, если забыть про неприятные последствия происходящего, совершенно очевидно, что схватка между такими тяжеловесами как Deutsche Bank и ЕЦБ переходит на новый уровень накала страстей и, вероятно, может оказаться еще более увлекательной, чем битва между Хиллари и Трампом. Так что запасаемся чипсами и попкорном. Пока...
Источник http://www.profinance.ru/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=296444 обязательна
Условия использования материалов



Премиальный Форекс теперь доступен каждому!
Без ограничения на минимальный депозит;
Узкие спреды от 0.5 пунктов;
Гибкое плечо до 1:1000;
Огромное количество торговых инструментов;
Безупречное исполнение ордеров;
Передовая платформа

Начни торговлю и скажи всем, что у тебя теперь тоже есть криптовалюты! Почему нужно торговать в NORDFX?
Торговля ведется на платформе МТ4. Разрешена торговля любыми советниками и роботами;
В зависимости от типа счета пополнить можно долларами, эфириумом и биткойнами;
Торговля 24/7/365 без выходных и праздников