Джеймс Рикардс finview.ru | Периодика | Главное

Федрезерву уготовано непростое будущее

3 января 2017  Источник http://finview.ru/ https://dailyreckoning.com/

В последние десятилетия Федрезерв неоднократно совершал интервенции в рынки и предпринимал действия, направленные на манипуляцию рыночными процессами. Эта политика сопровождалась крахами, коллапсами и экономическими бедствиями, но парадокс заключается в том, что, несмотря на все это, Федрезерв стал к настоящему времени еще могущественнее, чем он был раньше.

Нужно ли говорить, что за последние 20 лет Фед зашел куда дальше своего двойного мандата, наделяющего его полномочиями для обеспечения ценовой стабильности и полной занятости. Он включился в полномасштабную манипуляцию рынками и всей макроэкономикой.

5 декабря 1996 года Алан Гринспен, возглавлявший на тот момент Федеральный Резерв, произнес речь, в которой он поразмышлял, достигли ли валюации акций степени “иррационального изобилия”. Ирония заключается в том, что спустя три года после этого цена акций, измеряемая индексом Dow Jones, удвоилась перед тем, как рухнуть на 40% с пиков, достигнутых 31 декабря 1999 года.

В 1996 году Гринспен положил начало теории, которая гласит, что Федрезерву не стоит бороться с пузырями методом повышения процентных ставок, а следует позволять пузырям лопаться и уже потом “разгребать весь бардак”.

Более жесткая интерпретация этой теории звучит так: Федрезерв поощряет рост пузырей ошибочной политикой процентных ставок, и ему все равно, если рядовые инвесторы, такие как вы, потеряют свои деньги, когда пузыри лопнут, при том, что банки должны остаться на плаву.

Вкратце, Федрезерв стал универсальной подпоркой для испытывающих проблемы банков и падающих рынков.

Этот манипуляторский образ мышления очень важно брать в учет для прогнозирования политики Федрезерва в будущем, а также для понимания нестабильности текущей ситуации, которая стала результатом предыдущих манипуляций.

Несмотря на интеллектуальную агонию и постоянные ошибки прогнозов, процесс проведения политики Федрезервом легко понять. Три правила дадут вам все необходимое, чтобы правильно прогнозировать действия Феда:
Федрезерв будет поднимать ставки покуда сможет до тех пор, пока последние не достигнут 3,25%. В этом варианте монетарная политика ужесточается, иначе политика Федрезерва – нейтральная.
Федрезерв не станет ужесточать политику, если рост занятости серьезно замедлится, или финансовые условия ужесточатся независимо от уровня процентных ставок по федеральным фондам.
Все комментарии Федрезерва можно игнорировать, если они исходят не от Председателя, Вице-председателя, Президента Нью-Йоркского Феда или самого Комитета по открытым рынкам.

Вот и все. Конечно, некоторые пояснения и интерпретация этих правил могут оказаться полезными.

Желание Федрезерва поднять ставки не имеет отношения к обычному бизнес-циклу, как принято считать. Федрезерв пытается наверстать упущенное время. Это означает, что он настроен на повышение ставок даже тогда, когда экономика не совсем крепка.

С другой стороны, Федрезерв всегда жмет на паузу в ужесточении политики, когда он видит опасность ослабления роста занятости, ужесточения финансовых условий, дефляции и слабого экономического роста. В частности, рост рабочих мест ниже 100 000 в месяц станет причиной притормаживания со стороны Феда.

Подобным образом, уменьшающиеся или отрицательные значения индексов цен, особенно, индекса-дефлятора личных потребительских расходов, станут причиной, почему Федрезерв повременит с ужесточением до тех пор, пока эти показатели не придут в норму. Отрицательные числа квартального ВВП также вынудят Федрезерв отсрочить намеченное поднятие ставок.

Ну и наконец, полноценная коррекция на рынке акций в 10% и более будет свидетельствовать об ужесточении финансовых условий, что несовместимо с поднятием ставок.

Проще говоря, Федрезерв будет поднимать ставки в марте, июне, сентябре и декабре 2017 года, в 2018 и 2019 году, если только не замедлится экономический рост, создание новых рабочих мест не притормозится, а цены акций и инфляция не рухнут. В любом из этих случаев, Федрезерв возьмет паузу, пока эти условия не исправятся. Это самая простая формулировка для прогнозирования политики Федрезерва на годы вперед при текущих ожиданиях экономического роста.

Но что, если эти периодически возникающие “факторы пауз” окажутся значительно хуже, чем ожидалось? Что, если слабый экономический рост перерастет в техническую рецессию?

Если Федрезерв столкнется с необходимостью предпринять нечто большее, чем просто пауза, то у него в распоряжении есть инструменты по смягчению монетарных условий. Но есть вероятность, что некоторые или все эти инструменты окажутся неэффективными или сработают не так, как от них ожидалось. Тем не менее. Фед считает, что эти инструменты будут адекватны, несмотря на возражения некоторых критиков.

Один из инструментов, к которым может прибегнуть Федрезерв, если экономика скатится в рецессию или возобладает дефляция – это вертолетные деньги…

Многие представляют вертолетные деньги таким образом: Федрезерв печатает бумажные деньги, а затем сбрасывает их с вертолета ожидающим внизу потребителям, которые их подбирают и спешат в магазин за покупками. Но это не совсем правильное представление о вертолетных деньгах. В реальности, вертолетные деньги – это координация бюджетной и монетарной политики так, чтобы обеспечить стимулы для слабой экономики и справится с дефляцией.

Вертолетные деньги начинаются с больших бюджетных дефицитов, вызванных более высокими государственными тратами. На каждый потраченный доллар, возможно, создается дополнительные $1,5 ВВП, поскольку реципиенты государственных расходов в свою очередь тратят эти деньги на покупку дополнительных товаров и услуг. Казначейство США финансирует эти растущие дефициты заемными деньгами, размещая государственные облигации на облигационном рынке.

Обычно, эти добавочные заимствования приводят к повышению процентной ставки. Эти повысившиеся процентные ставки могут сыграть роль тормоза экономического роста, сделав программу стимулов бессмысленной.

И вот здесь в дело вступает Фед.

Он может покупать дополнительный долг, эмитированный Казначейством, за свеженапечатанные деньги. Он также обещает держать на своем балансе эти бумаги вплоть до их погашения.

Печатая деньги, Федрезерв нейтрализует эффект более масштабных заимствований. Таким образом, экономика получает выгоды от больших трат без увеличения процентных ставок. В результате экономика получает небольшую инфляцию, уравновешивающую страшную дефляцию, риск наступления которой и запустил денежный вертолет в небо в первую очередь.

Это чистая теория, но она полна дыр.

Первая проблема связана с тем, что на этой стадии экспансии американской экономики может уже не быть такого большого мультипликатора. Текущее экономическое расширение продолжается уже 90 месяцев, и это достаточно долго по историческим стандартам. Хотя эта экспансия была не выражена, тем не менее, она имела место быть. Мультипликатор государственных расходов имеет самое большое значение на начальных стадиях экономического роста, когда у экономики есть в распоряжении больше свободного места для труда и капитала.

Однако, в текущих условиях, вполне вероятно, что мультипликатор окажется меньше единицы. На каждый доллар госрасходов, экономика может получить $0,95 добавочного ВВП, и это не лучшее распоряжение заемными деньгами.

Вторая проблема вертолетных денег связана с тем, что нет никакой уверенности в том, что граждане и впрямь потратят деньги, которые государство поставит в экономику. Они могут заплатить по своим долгам или увеличить свои сбережения. Перед нами встает классическая “ловушка ликвидности”. Предпочтение сбережений тратам – это бихевиористская проблема, и она не решается монетарной или бюджетной политикой.

И наконец, существует невидимая, но несомненно реальная граница баланса Федрезерва, минуя которую последний растеряет доверие участников рынка. Напечатав $4 трлн в ответ на последний финансовый кризис, сколько еще Федрезерв может напечатать без риска подорвать доверие к себе и доллару? Современные монетарные теоретики и нео-Кейнсианцы говорят, что предела для печати Федрезервом денег нет, однако, история учит нас иному.

Имея на руках большое количество американского долга, зарубежные государства могут принять простое решение и стать чистыми продавцами трежерис США, и этого будет достаточно, чтобы процентные ставки пошли в рост, тем самым воспрепятствовав росту экономики и увеличив дефицит бюджета в одно и то же время. Если эти продажи усилятся, мы можем стать свидетелями смертельной спирали, а кризис суверенного дола США может начать развиваться по сценарию кризисов долгов в Греции и в странах европейской периферии, случившихся в последние годы.

Таким образом, вертолетные деньги, на которые так рассчитывают Трамп и Федрезерв, могут не принести ожидаемого от них эффекта, а непредвиденные негативные последствия могут оказаться гораздо опасней, чем ожидают многие.
При полном или частичном использовании материалов в интернете обязательно должно сопровождаться гиперссылкой на сайт. Об использовании информации.