Кейси Даглас "Даг" goldenfront.ru | Интервью

Даг Кейси о долговом кризисе в штате Иллинойс

14 июля 2017  Источник http://goldenfront.ru/ https://www.caseyresearch.com/
Примечание Джастина Спиттлера (Justin Spittler): Иллинойс на мели.

Ежемесячно штат тратит на $600 млн больше, чем собирает налогов. На сегодняшний день, долг достиг уже $15 млрд. И неизвестно, долго ли еще будет тянуться эта история.

Вот уже два года Иллинойс не может принять бюджет. Если в ближайшее время им так и не удастся привести дела в порядок, Standard & Poor’s понизит рейтинг штата до минимума. И Иллинойс станет первым штатом банкротом в истории США.

Серьезнейшие последствия ждут 13 млн жителей штата. Банкротство Иллинойса может стать началом долгового кризиса всей страны. Вместе с Дагом Кейси (Doug Casey) мы обсудили причины сложившегося положения.

Джастин: Даг, что ты думаешь о долговом кризисе Иллинойса?

Даг Кейси: Думаю, что это здорово.

Может, кому-то покажется, что во мне сейчас говорит ленинец, ведь это Ленин сказал: «Чем хуже — тем лучше». Но по мне, так пусть все штаты обанкротятся. Причины я уже называл, когда говорил о том, что федеральное правительство должно объявить дефолт по своему долгу.

Все, что делается на всех уровнях власти, узурпировано у общества. Даже предположив, что мы принимаем принцип правового принуждения — я, кстати, его не принимаю — правительству практически ничего не остается делать.

Джастин: А что именно должно делать правительство?

Даг: Например, заняться образованием.

Цифра может меняться, но в среднем за каждого ученика начальной школы приходится выкладывать по $12,000 в год. Сумма совершенно нелепая. Большая часть идет на административные расходы, бюрократические процедуры, соблюдение нормативных требований и всякие непредвиденные траты. Но суть даже не в этом.

Суть в том, что ответственность за образование детей должен нести не штат. В противном случае обучение превращается в идеологическую обработку. Учителя работают на правительство. Интересы властей не всегда совпадают с интересами детей и их родителей. Государственное образование исходит из того, что в массе своей родители необразованные и безответственные, не умеют заботиться о своем потомстве. И, может быть, это правда — ведь они готовы на 8 часов в день оставлять своих детей под присмотром госслужащих, забивающих головы последних своими идеями.

Банкротство Иллинойса может подтолкнуть ситуацию в сторону приватизации и локализации образования. Как правило, местным школам финансовую поддержку оказывают и штат, и государство, поэтому они должны подчиняться правилам и тех и других. Образование неизбежно становится механическим, не инновационным, компьютеризированным и шаблонным. Учителя, необходимость в которых мы в нашем Интернет-мире испытываем все реже и реже, превращаются в роботов и теряют мотивацию к своей работе.

Дороги — еще одна важная задача, возложенная на местные власти. Еще один источник искусственного раздувания штата сотрудников, некомпетентности и коррупции. Если честно, то все дороги необходимо приватизировать. За местные дороги должны отвечать организации, подобные управляющим компаниям в жилом секторе. Проезд по магистралям должен быть платным. При сегодняшних компьютерных технологиях задача решается элементарно просто.

Джастин: Не забывайте о государственном пенсионном обеспечении. В Иллинойсе недофинансирование пенсионной системы составляет $126 млрд.

И не только в Иллинойсе, кстати, такая проблема. По данным рейтингового агентства Moody's дефицит финансирования пенсионных планов штатов США составляет почти $1.8 трлн.

Даг: Вокруг государственных служащих ходит дурная слава. В последний год работы, может быть, два или три, в зависимости от системы начисления пособия, они поднимают себе зарплату за счет сверхурочных часов. Приятели по возможности продвигают их по службе, поэтому на заслуженный отдых они уходят с максимально высокой пенсией.

В частных компаниях такое практически невозможно. Почему? Потому что к государству все относятся как к дойной корове, а частные фирмы ориентированы исключительно на получение прибыли.

Что же делать с пенсионерами, рассчитывающими на деньги, которых попросту нет? На этот вопрос должен ответить суд по делам о финансовой несостоятельности. Чаще всего при объявлении банкротом, активы должника распродаются и, деньги идут на выплаты по его обязательствам. В случае Иллинойса, да и других штатов, которых в скором времени ждет та же участь, все активы должны пойти с молотка и быть приватизированными. Это же касается и обязанностей — их тоже нужно распределить. На самом деле, нет ничего плохого в реальном банкротстве правительства штата.

У властей практически нет никаких полезных функций. Предприниматели смогут намного эффективнее предоставлять населению те же самые услуги. Служба регистрации транспортных средств — яркий пример работы правительства. Прежде всего, нужно спросить: а нужна ли нам эта служба?

Но вернемся к пенсиям. После ликвидации активов пенсии должны либо снизиться, либо вообще не выплачиваться? Жестко. Нет никаких оснований для того, чтобы люди, работающие на государство, пользовались особыми привилегиями.

И это не теоретический разговор. Большая часть пенсий поставлена под удар. Почему? Потому что их активы составляют в основном акции и облигации. Рынок акций в пузыре. Рынок облигаций в огромном пузыре. Активы могут легко обесцениться. В большинстве случаев прогнозируется достаточно высокая прибыль от активов с тем, чтобы снизить требуемые объемы финансирования. Кроме того, люди стали жить дольше, чем предсказывали эксперты, назначая пенсии.

С точки зрения пенсионера, вряд ли что-то наладиться. Хуже станет, но точно не лучше. И выхода из этой ситуации, как мне кажется, нет.

Джастин: Согласен с тобой, Даг.

Пенсионная система не так надежна, как многие считают. А благодаря ФРС риски стали выше, чем когда-либо прежде.

А все потому что после восьми лет легких денег пенсионные фонды разучились зарабатывать на «безопасных» активах. Они переключились на акции, более рискованные, чем облигации. Они даже занялись рынком прямых инвестиций. Просто неслыханно.

Даг: Да, точно. Ни космос, ни законы физики не могут «гарантировать» выплаты пенсионных пособий. Особенно если живешь в финансовом пузыре, вроде того, что создан ФРС и другими центральными банками.

Но, скажу вам по секрету, мне по душе жизнь в финансовом пузыре. Очень даже неплохо. Уровень жизни выше, чем мог бы быть, ведь мы живем на деньги, накопленные раньше. И мы берем взаймы у будущего. Возможно, это глупо и нелепо искусственно завышать уровень жизнь, но очень приятно.

Настоящий рай для дураков. Большинство людей этого не понимают, потому что не знакомы ни с экономикой, ни с историей. У них нет ни времени, ни желания изучать эти вопросы, и, вообще, у них немало других забот. Надеюсь, пузырь продержится какое-то время, потому что у меня есть еще пара частных компаний. Очень хочу, чтобы они стали публичными. Если они выйдут на IPO до того, как лопнет пузырь, я смогу неплохо заработать. Если не выйдут, то останусь без денег.

Поэтому я поддерживаю ФРС, как и все, у кого есть финансовые активы. В то же самое время, все знают, что я медведь. Нет, я не хочу, чтобы пузырь лопнул — это не в моих интересах. Я медведь, потому что знаю, что он все равно лопнет.

Но вернемся к нашим баранам. Я не испытываю совершенно никакой симпатии к этим госслужащим, которые потеряют пенсию и, может быть, даже работу. Большинство из них за всю свою жизнь ни разу не стояли на защите интересов общества, не служили ему — это все пиар. Они ведут себя как паразиты, хотя во многих случаях не осознают этого.

Так что, думаю, Иллинойс скоро обанкротится. Это неизбежно. Надеюсь, правительство США не начнет вмешиваться и стараться их спасти. В противном случае, за Иллинойсом выстроится очередь из других штатов.

Джастин: Могут ли долговые проблемы Иллинойса перейти на другие штаты? Если да, то как этого избежать?

Даг: Конечно, перейдут, так как рынки сейчас достигли небывало высокого уровня. Когда акции и облигации пойдут вниз, активы пенсионной системы начнут уменьшаться, а они необходимы для выполнения обязательств.

Я всегда стараюсь во всем находить плюсы: хорошо ведь, что штатам придется сократить 25%, 50% или даже 75% служащих, а также многое передать в частные руки. Изменить систему практически невозможно, пока не грянет кризис.

Вопрос в том, как поступят они, когда кризис все-таки начнется? Сделают ли правильный шаг, т.е. уволят служащих, объявят дефолт по своим пенсионным обязательствам и продадут активы? Скорее всего, чего я очень боюсь, они пойдут ва-банк и попытаются поднять налоги и получить финансирование от федерального правительства, чем только обострят ситуацию. Кризиса не избежать. Только вот как подойдут к нему власти — включат ли хоть не на долго свои мозги или будут действовать бездумно? Скорее всего, второе.

Это как тот идиот, мэр Чикаго, сказал: «Ни один хороший кризис не должен пропасть даром». Проблема в том, что он и ему подобные смотрят на кризис, как на возможность спихнуть на штаты еще больше полномочий. Все с точностью до наоборот.

Джастин: Как федеральное правительство отреагирует на такого рода кризис?

Даг: Федеральное правительство уже и так каждый год испытывает дефицит в $1 трлн. Думаю, при сегодняшних низких процентных ставках они могут занять денег еще. Но продавать бумажки китайцам больше не получится, поэтому занимать придется у ФРС, т.е. опять печатать деньги.

Поэтому, скорее всего, местные проблемы штатов типа Иллинойс превратятся в проблемы национального масштаба. Конечно же, это не выход, но другого решения у правительства нет, ведь куда проще «спихнуть свои заботы» на кого-нибудь другого.

Джастин: Если государству разобраться с этим не под силу, то кому же? Что могут предпринять жители штатов, таких как Иллинойс, чтобы защитить себя?

Даг: Я сам вырос в Иллинойсе, у меня много друзей до сих пор живут в Иллинойсе. Забавно получается. Многие люди, далеко неглупые, живут как горшочные цветы. Не хотят уезжать из родных мест, как и друзья моего детства. Большинство из них продолжают жить в Иллинойсе, не потому что там хорошо, а просто по инерции. Что им делать? Валить из Иллинойса, переезжать в более богатый штат, где нет налога на доходы, в Неваду, например. Или в Вашингтон, или в Теннесси, или во Флориду. Но большинство все равно остаются в Иллинойсе.

Они просто живут, как живется, и не хотят двигаться с места, как тот пресловутый олень, оказавшийся в свете фар.

Джастин: Что же делать обычным людям, если национальный кризис все же начнется?

Даг: Уже не первый год я твержу, что надо выходить на международный уровень. Самый большой риск на сегодняшний день не финансовый. Финансовые риски огромны при сегодняшних рынке и экономике. Самый большой риск — политический. Как правительство поступит с людьми, если встанет вопрос о выживании?

Нельзя забывать, что главный инстинкт любого организма, будь то амеба, человек, корпорация или правительство — это самосохранение. Поэтому власти будут драться за жизнь. А выжить они смогут только за счет повышения налогов, что нас и ждет в будущем.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=350470. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.