Голубовский Дмитрий Калита-Финанс | Обзор рынка | Главное

Lehman Brothers по-русски. Взлет и падение банка «Открытие»

13 сентября 2017  Источник http://www.kalita-finance.ru/
Эпизод 1. Банк Чубайса.
«Открытие» выросло из брокерского бизнеса, основанного Вадимом Беляевым, сделавшим первые деньги на трейдинге и консалтинге. Стартовав в 2001-м, брокерский бизнес попал в струю роста российского фондового рынка, оправившегося от потрясений конца 90-х, и устремившегося к новым высотам вместе с сырьевым рынком. В те времена любая агрессивная стратегия роста была оправдана, поток нефтедолларов в страну постоянно рос, росли и обороты брокерского бизнеса. После ряда громких олигархических войн новой элиты, пришедшей во власть вместе с Путиным, со старой олигархией, характерных для первой половины 00-х и увенчавшихся разгромом ЮКОСа, стала вырабатываться новая модель успешного бизнеса. Успешным становился тот, кто, оставаясь в частном бизнесе, приноравливался обслуживать интересы чиновничьих кланов. Глава «Открытия» вовремя уловил веяния нового времени, когда бесконтрольная власть крупного бизнеса, характерная для 90-х, уступила место большому бизнесу новой власти. Через своего партнера Бориса Минца, Беляев установил тесные связи с главой российской энергетической монополии Анатолием Чубайсом. Именно РАО ЕЭС и стало первым крупным государственным клиентом «Открытия», которое к тому моменту (это был 2006-й) обзавелось банковской лицензией, купив Щит-Банк. Название, к слову, крайне неблагозвучное при восприятии его сквозь призму английской фонетики. Дословно, оно означает «Мусорный банк». В будущем банк в полной мере и неоднократно оправдывал это название, несмотря на то, что сразу же был переименован в Банк «Открытие».
«Открытие» выполняло для РАО ЕЭС функцию «прокладки» между РАО и его дочерними компаниями, позволяющей выстраивать основанные на векселях финансовые схемы с участием дочерних компаний в обход совета директоров головной компании. Потом, когда РАО ЕЭС пошла под ликвидацию по задуманной Чубайсом схеме раздела на генерирующие и сбытовые компании, «Открытие» выполняло ту же функцию «прокладки» для скупки акций РАО у недовольных ликвидацией РАО миноритариев. Эту операцию «Открытие» проворачивало вместе с кипрским филиалом ВТБ, связи которого с «Роснефтью» позже раскопал в одном из своих скандальных расследований Алексей Навальный. ВТБ выделил «Открытию» на эту схему 1.8 млрд. долларов. Кроме того, еще 5 млрд. рублей дало само РАО, выкупив векселя «Открытия».
Выкупленный пакет акций к концу июня 2008-го, когда РАО ЕЭС было упразднено, стоил уже около 2.5 млрд. долларов. Акции РАО ЕЭС были сконвертированы в корзину из 23 акций дочерних компаний, ставших независимыми. Соответствующая прибыль от переоценки, учитывая, что «Открытие» на покупку акций не потратило ни копейки собственных средств, могла бы стать эталоном успеха инвестиционного бизнеса, если бы не разразившийся в том году глобальный финансовый кризис. Акции рухнули в разы, кредит отдавать стало нечем.
Если в конце августа 2008-го Беляев еще оценивал капитализацию «Открытия» в 500 млн.долларов, то в ноябре «Открытию» стал грозить маржин-колл по кредиту ВТБ. Впереди у «Открытия» замаячила судьба «КИТ-финанса», проданного за символические 100 руб. Она бы и постигла «Открытие», если бы кредитором «Открытия» не был ВТБ. ВТБ оценил предбанкротное «Открытие» ни много ни мало в 750 млн.долларов, за которые выразил готовность забрать себе даже не блокпакет, а лишь 20% (вот, что значит быть полезной организаций для госкорпораций и иметь влиятельных друзей).
В результате ВТБ вошел в капитал «Открытия», а фонд с акциями спихнули Всероссийскому банку развития регионов (ВБРР), контролируемому «Роснефтью». Он же выкупил и векселя «Открытия» на 5 млрд. рублей. Дальнейшую судьбу активов проследить сложно, и стоит предположить, что именно с этого времени, после ликвидации РАО ЕЭС, «Открытие» «поступило на службу»«Роснефти». Если понимать связи бизнесов с интересами чиновничьих кланов, нетрудно объяснить, как банку, еще в 2010-м не входившему даже в ТОП-50, за семь лет бурного роста позволили превратиться в «слишком крупный, чтобы обанкротится».
Эпизод 2. Альянс с НОМОС-банком.
Сбросив с себя проблемные обязательства, «Открытие» включилось в начавшейся после кризиса 2008-го процесс расчистки банковской системы за государственный счет.
Совместно с НОМОС-Банком в равных долях с ним «Открытие» в 2009-м входит питерский банк «Восточно-Европейская Финансовая Корпорация» (ВЕФК). Банк России принял решение о снижении уставного капитала ВЕФК до 1 рубля и о последующейдопэмиссииакций на 10 млрд рублей. 50% из этой эмиссии акций приобрело АСВ, оно же предоставило НОМОС-Банку субординированный кредит еще на 10 млрд рублей, «залитый» в банкрота. Позже, в 2010-м банк «Петровский», созданный из «остатков» ВЕФК за государственные деньги, был поглощен «Открытием».
Также в 2009-м «Открытие» получило на санацию Русский Банк Развития (РБР).Еще ранее, в 2008-м, НОМОС-Банк выиграл конкурс АСВ на передачу обязательств банка «Московский Капитал» перед физическими лицами по договорам банковского вклада и банковского счета на общую сумму 13 млрд рублей. На эту же сумму «НОМОСу» были переданы и активы «Московского Капитала».
В 2014-м оба известных санатора, чьи активы росли за счет средств АСВ, объединились, причем довольно странно. Владелец в разы более крупного (по активам) «НОМОСа» Александр Несис предложил собственникам «Открытия» (среди которых был ВТБ) купить их банк. В ответ он получил отказ, и неожиданное встречное предложение продать «Открытию» «НОМОС». Эта удивительная (при взгляде со стороны) сделка состоялась: Несис стал партнером в объединенном холдинге с долей 10%. На приобретение банка, в четыре раза большего, чем банк-покупатель, нужны были деньги, и они нашлись – в том же ВТБ, и во Внешэкономбанке. Именно слияние с «НОМОСом», проспонсированное госбанками, вывело «Открытие» в ТОП-10 российской банковской системы.
Эпизод 3. Пенсионная пирамида.
В 2012-м, еще до интеграции с «НОМОСом», «Открытие» заключило соглашения о стратегическом партнерстве с крупными пенсионными фондами: НПФ «Лукойл-Гарант» и НПФ «Электроэнергетики» (уж не знаю, кстати, не оказались ли в итоге там активы, путь которых по недрам российской финансовой системы начался с их выкупа у миноритариев РАО ЕЭС, но не удивлюсь, если так). Позже, после сделки по поглощению Росгосстраха уже на закате своего пути в 2017-м, в число крупных НПФ, аффилированных с «Открытием», вошел и НПФ РГС (Росгосстраха).
В последние годы, наш доблестный мегарегулятор, по глупости ли чиновников, или по чьей-то злой корыстной воле, почти полностью «убил» систему публичного раскрытия информации НПФ. В этом году с сайта Банка России исчезла агрегированная информация по пенсионным накоплениям (видимо потому, что адекватной оценки активов больше нет в распоряжении мегарегулятора). Для инвестиционного сообщества практически закрыта реальная информация о структуре портфелей НПФ. И сейчас, когда баланс «Открытия» и аффилированных с ним структур постепенно становится достоянием гласности, всплывет интересная картина.
Фонды, подконтрольные «Открытию» –Электроэнергетики и «ЛУКОЙЛ-Гарант» – на конец 2015-го значительную часть своих средств вложили в облигации аффилированных с собственниками «Открытия» компаний, в частности: «ХорусФинанс» (финансирует девелоперскую Группу«Хорус», владелец которой – давний партнер совладельца «Открытия» Минца); «Праймфинанс» (финансирует «O1 Properties» – собственно, компания Минца, в 2010-м выкупившего у «Хоруса» все принадлежащие им на тот момент активы); «ОВК Финанс» (финансирует проекты ОВК Группы «ИСТ», подконтрольной Несису).
Финансовая суть этих сделок, как и то, что денег в пенсионных фондах больше нет, очевидна, если посмотреть на динамику российского рынка недвижимости в последние годы. Именно в 2012-м году, когда «Открытие» вошло в пенсионный бизнес по-крупному, был пик посткризисного восстановления цен на недвижимость, после чего они начали падать. Поскольку недвижимость стоит в качестве залога против кредитов, которые берутся под застройку, вместе с ценами падает обеспеченность долга. Если это долг перед кредитной организацией, она может, в зависимости от условий кредитного договора, потребовать либо довнести в залог средства, либо досрочно погасить кредит. Если это – публичный долг, он будет падать в цене на рынке, т.е. начнет расти его доходность, и его невозможно будет рефинансировать. Эти проблемы можно решить с использованием «карманного»банка для рефинансирования проблемных долгов, и так поступали многие владельцы уже почивших в бозе, более мелких банков, но такая схема слишком очевидна для надзорных органов, и, главное, грозит уголовным преследованием за вывод активов, когда банк падает, в него приходит временная администрация и раскапывает такие дела. Крупные игроки действуют умнее: они берут под контроль НПФ, за счет средств которого затыкают дыры. НПФ не регулируются столь строго, как банки, для которых существуют нормативы и которым ЦБ может выдвинуть доначисление резервов. Это вообще, формально, сторонние организации. Возвращать сделанные в НПФ сбережения в виде пенсий массово придется только в 2027-м, а до того времени, как говорится в известной притче, «либо шах помрет, либо осел». Либо, добавлю от себя, случится очередная пенсионная реформа.
Проблема у этой схемой одна: цены все падали и падали, средства в НПФ из-за заморозки накопительной части пенсии больше не поступали, что провоцировало необходимость дальнейшей экспансии, превращая всю схему в финансовую пирамиду, в чем-то похожую на пирамиду ипотечных сабпрайм-долгов в США. Кстати, в США на ипотечном кризисе тоже погорели и пенсионные деньги, что вынудило ФРС пойти по пути масштабной санации отрасли, вместо того, чтобы обанкротить всех причастных к кризису, а не один лишь LehmanBrothers. Триггером острой фазы кризиса там стал отказ китайцев от инвестиций очередной порции своих ЗВР в облигации национальных ипотечных агентств. Прекратился финансовый поток – пирамида долгов посыпалась.
Видимо, именно проблемы с затыканием дыр, связанных с недвижимостью, толкнули «Открытие» на два последних громких дела: санацию банка «Траст» и покупку Росгосстраха.
Эпизод 4. История с «Трастом» – добивание «Менатепа».
Банк «Траст» был питерским филиалом «Менатепа», основным бенефициаром которого был Михаил Ходорковский. Банк обслуживал счета ЮКОСа, разгромленного Сеченым в середине 00-х. После ликвидации структур Ходорковского, менеджмент выкупил банк и провел его ребрендинг. В сущности, «дурное» наследие ЮКОСа и предопределило судьбу банка. Еще в бытность свою частью структур ЮКОСа, банк кредитовал ЮКОС, и, когда у ЮКОСа возникли известные проблемы, часть невозвращенных кредитов банк просто списал с расчетных счетов ЮКОСа. Роснефть, охотившаяся за активами ЮКОСа, стала судиться за эти деньги, и, естественно, выиграла суд. Цена вопроса составляла что-то около 75 млн. долларов. Сумма небольшая, но иск пришелся в аккурат на кризис 2008-го года, и в тот момент для банка сумма оказалась неподъёмной. В последующие годы положение банка неуклонно ухудшалось, банк неоднократно пытался продаться, и, как говорят информированные люди, сделки всегда срывались из-за неодобрения Сечина, имевшего виды на данный актив. Закончилось все тем, что Илье Юрову, основному собственнику «Траста», фактически, был выдвинут ультиматум: сдать банк под контроль ЦБ, который назначил санатором«Открытие», заявившее наименьшую цену. В этом деле «Открытие» перешло дорогу «Альфа-банку», который запросил больше.
28 млрд. было выделено «Открытию» в виде льготного кредита на санацию, но в итоге на нее потратили в разы больше, чем запросило «Открытие» на формальном конкурсе АСВ. Помимо 28 млрд, еще 99 млрд. залили под символические 0.5% годовых в сам «Траст», ставший частью холдинга «Открытие».Застрахованных вкладов в «Трасте» было примерно на 100 млрд, и если бы его просто обанкротили, это обошлось бы государству дешевле, хотя, безусловно, не стало бы очередным хрестоматийным примером «эффективного менеджмента» эпохи развитого госкапитализма в России. Впоследствии выяснилось, что когда само «Открытие» начало в этом году испытывать проблемы, оно перезаняло у «Траста» выделенные на его же стабилизацию средства. Это беспрецедентный случай, когда санируемый банк с отрицательным капиталом кредитовал холдинговую компанию, и если это не очередной вывод активов, который, кстати, вменили владельцам «Траста», то как это назвать?
Эпизод 5. Облигации «Роснефти».
Связь «Открытия» и «Роснефти» наиболее сильно проявилась на пике валютного кризиса в начале зимы 2014-2015, который совпал с пиком выплат России по корпоративному долгу, причем очень значительная часть погашений приходилась на «Роснефть», которая оказалась под санкциями. Трудность ситуации заключалось в том, что компании, находящейся под санкциями, никто не может дать валютный кредит, так как транзакции по валютному кредиту прошли бы через долларовые корреспондентские счета в американской юрисдикции, и за нарушение американских санкций средства были бы арестованы, а кредиторы сами оказались бы под санкциями. Санкции в отношении условий кредитования российских банков соблюдает даже сам Банк России: он не выдает валютное финансирование подпавшим под американские санкции российским госбанкам на срок больший, чем позволенный санкциями.
Роснефть должна была срочно где-то купить доллары, а для этого ей нужно было много рублей, примерно вдвое больше, чем потребовалось бы до обвальной девальвации, уже прошедшей к началу зимы. Была придумана следующая схема: «Роснефть» «рисует» рублевые облигации, которые в экстренном порядке вносятся в ломбардный список ЦБ, и продает их какому-нибудь покупателю, после чего полученные рубли меняет на доллары на валютной бирже, что вполне законно с точки зрения американцев. Требовалась «прокладка», которая провернет эту схему, и этой «прокладкой» стало «Открытие». «Открытие» выкупило облигаций Роснефти на рекордную сумму в 625 млрд. рублей. По всей видимости, сделка проводилась в несколько этапов: когда выкупленная часть облигационного транша реповалась в ЦБ, после чего на взятые у ЦБ деньги выкупался следующий транш. «Роснефть» получала рубли, которые тут же продавала на валютном рынке. Феерический взлет доллара в начале декабря 2014-го, вероятнее всего, связан именно с большим спросом на валюту, который в этот момент предъявляла «Роснефть» в условиях плавающего курса и спекулятивной атаки против рубля на фьючерсном рынке.
Итогом стала навсегда увековечившая Эльвиру Сахипзадовну в анналах истории курса рубля недельная «свеча» с 20-рублевой тенью вверх, отразившая валютную панику декабря 2014-го. А также непомерный взлет рублёвых ставок, погрузивший страну в кризис, которого можно было бы, при других обстоятельствах, если не избежать, то уж точно смягчить.
Эпизод 6. Сделка с «Росгосстрахом» и «карусель» облигационных займов «Московское кольцо».
Как уже говорилось выше, бизнес, который строится по принципу финансовой пирамиды, когда вновь приобретаемые активы становятся источником финансирования или залогом для следующих приобретений, не может не расти. Он вынужден расти столько, сколько позволяет конъюнктура и административный ресурс. Это, кстати, роднит «Открытие» со своим государственным патроном – «Роснефтью», которая также демонстрирует чудеса «эффективного менеджмента» в процессе экспансии, в частности, например, умудрившись купить ТНК-ВР по цене, которая оказалась выше, чем вся капитализация «Роснефти» сегодня.
Апофеозом роста «Открытия» должна была стать сделка по приобретению «Росгосстраха». В апреле сего года стало известно, что «Открытие» увеличило свою долю в уставном капитале «Росгосстраха» с 4.4 до 19.8%, и перевело оперативное управление страховщиком и его дочерними структурами (банком и НПФ) на своих топ-менеджеров. С переходом «Росгосстраха» под контроль «Открытия», оно стало бы было самой большой в России по размеру активов частной финансовой группой, с активами более 4 трлн.
Проблема в том, что «Росгосстрах» – глубоко убыточная компания, ее чистый убыток за прошлый 2016-й составил 33 млрд. рублей. Дав текущие ресурсы для латания дыр в балансе, актив генерил отрицательный денежный поток. Где-то нужны были свежие деньги, чтобы держаться наплаву, и тогда была внедрена схема, получившая с легкой руки журналистов название «Московское кольцо», или, еще «Братство кольца» (с намеком на эпическое фэнтези за авторством Дж.Р.Р.Толкиена).
В чем суть «Московского кольца»? Банки, чьи облигации находятся в ломбардном списке Банка России, рисуют долги друг перед другом, и выкупают их друг у друга. Затем приобретенные облигации закладываются в ЦБ, от которого банки получают свежую ликвидность. Это, опять же, в некотором роде, русская интерпретация «прогрессивного» опыта американских инвестбанков в кризис 2007-2008-го года. Когда один банк выкупал у ипотечного агентства MBS, выпускал на эти активы CDO, продавал его другому банку, другой банк ставил против CDO свой корпоративный долг, который продавал третьему банку, после чего третий банк покупал страховку от дефолта по этому долгу (CDS) у первого. Круг замыкался, балансы банков красивые, долги перестрахованы, все в порядке… В итоге только кассовый разрыв по этому схематозу, пришедшийся на крах Lehman Brothers, и всплывший осенью 2008-го, составил более $400 млрд. (санатором выступил J.P.Morgan, занимавший для этого у ФРС), а мультипликативный эффект от «финансового ядерного взрыва» парализовал на время все межбанковское кредитование на планете, и, в конечном итоге, обошелся в несколько триллионов долларов, эмитированных под выкуп утративших ликвидность активов.
Американская схема, конечно, элегантнее, в силу того, что американский инструментарий богаче российского. Российская схема примитивнее, но тоже работает. Банк «О» рисует облигации и продает их Банку «Б». Банк «Б» берет под залог этих бумаг деньги у ЦБ, чтобы купить такие же бумаги у банка «М». Банк «М» делает тоже самое, и покупает бумаги банка «П», наконец банк «П», делая тоже самое, замыкает денежный поток снова на банк «О».
Это еще чем-то похоже на веселую детскую игру, в которой стульев на один меньше, чем игроков, и пока музыка играет, все танцуют. Как только музыка прекращает играть, все должны успеть сесть на стул. Но кто-то один остается без места. Банкрот. Таким оставшимся без стула игроком в США оказался в 2008-м году Lehman Brothers.
Судя по статистике ЦБ за июнь-август, объем кредитов РЕПО, залитых в банковскую систему, за месяц взлетел с 42 до 675 млрд рублей.Если прирост отнести на работу схемы затыкания кассового разрыва в «Открытии», то общий прирост в 633 млрд. волшебным образом почти совпадёт… с объемам выкупленных у «Роснефти» в 2014-м году облигаций (здесь можно было бы поставить несколько смайликов, чтобы выразить эмоции от такого совпадения). Случайное оно, или нет, решайте сами. Но это – та дыра, которая, похоже, реально отражает даже не дыру в активах, а лишь дефицит ликвидности банков «кольца». Дыра в активах, при таком «кассовом разрыве», может исчисляться триллионами рублей.
Банки-участники схемы обнародовала нашумевшая рассылка «Альфа-капитала» (дочерняя структура группы «Альфа») следующего содержания: «Мы продолжаем получать все больше публичной и непубличной информации о проблемах внутри целой группы банков – «ФК Открытие», «Бина», «Московского кредитного банка» (МКБ) и «Промсвязьбанка». Есть большая вероятность, что ситуация вокруг них может быть окончательно решена уже этой осенью, а не после выборов президента России в 2018 году, как думают многие».
В рассылке не говорилось открыто, какие именно проблемы есть у банков, но аналитики предупреждали, под рисками в первую очередь находятся держатели субординированного долга, который конвертируется в акции при утрате банком капитала. Соответственно, при санации, если будет установлен факт отрицательного капитала, долг списывается полностью. «Открытие» занимает 6-е место в списке российских банков по величине активов, МКБ — 9-е, «Промсвязьбанк» и «Бинбанк» — 10 и 12 соответственно. Суммарные активы четырех банков – 6.6 трлн рублей. Если бы они были одним банком, то были бы третьим в России после Сбербанка и ВТБ.
Я не знаю, какую картину нарисует общественности Банк России, точно также, как не знаю, например, реального содержимого балансов японских банков, которые уже 30 лет после колоссального краха японского рынка недвижимости в 80-х, живут в состоянии «зомби» на эмиссии Банка Японии. Я лишь знаю, что проблемы, возникшие тогда, влияют на банковскую систему до сих пор, не позволяя расти доходности и подавляя экономический рост.
В 1998-м году в ситуации, когда финансовая система России рухнула под гнетом пирамиды долгов (в тот раз - государственных) был выбран быстрый и болезненный путь решения проблем. Дефолт, перезапустивший финансовую систему и, как следствие, экономику страны. Уже через пару лет система, очистившаяся от рисков и некомпетентных игроков, разгоняла экономический рост. На этот раз такого не будет, разумеется, и, наверное, это обрадует всех, кто боится шоков. Но платой за это станет продолжение огосударствления банковского сектора, и дальнейшая национализация его убытков от рискованной и, зачастую, мошеннической деятельности собственников банков, при том, что все «виновники торжества» останутся живы, здоровы, не наказаны и, возможно, даже в бизнесе. Мы же заплатим за них в любом случае. Не разовой обвальной девальвацией и скачком доходности, а постепенной, которая растянется на кварталы, если только нефть не поддержит российский долговой рынок и экономику.
Читая оптимистичные прогнозы по курсу рубля на конец года, я могу лишь скептически улыбаться тем, кто строит их на основе макроэкономической статистики. Мы живём в таком инвестиционном и регулятивном климате, что хороший макроэкономический климат легко перечёркивается сбросом в окружающую среду отходов финансовой жизнедеятельности особо безответственных институтов. Будьте бдительны. Боюсь, история с «Открытием» не заканчивается, точно так же, как американский кризис 2008-го не закончился санацией Lehman Brothers.
Боюсь, впереди нас ждет еще много интересных Открытий. И в буквальном, и в нарицательном смыслах этого слова.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=358599. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.