banki.ru | Периодика

Ой, всё: чем закончится банкопад

10 ноября 2017  Источник http://www.banki.ru/
В интервью известному германскому изданию Handelsblatt глава ЦБ Эльвира Набиуллина впервые обозначила сроки окончания процесса оздоровления (оно же — зачистка) российской банковской системы. Однако главные вопросы «русского банкопада» — не когда, а как и чем он закончится.

«В процессе оздоровления было отозвано 350 лицензий. И хотя сделана значительная часть работы, наводить порядок придется еще год или два», — так в изложении ТАСС звучит перевод цитаты Эльвиры Набиуллиной. Кроме того, Эльвира Сахипзадовна совершенно резонно отметила в интервью, что необходимо снять озабоченность по поводу устойчивости отдельных частных банков.

Тему возможного продолжения сюжета сериала «Оздоровление» производства «киностудии на Неглинной» на лекции в Уральском федеральном университете подхватил куратор надзора, первый заместитель председателя ЦБ Дмитрий Тулин: «Мы всегда отвечаем, что мы не исключаем дальнейшего применения нового механизма финансового оздоровления. Потому что он (Фонд консолидации банковского сектора) создавался как системное решение для будущих проблем, признаки которых могут быть, а могут и обнаружиться позднее. И он заточен под банки, банкротство которых по тем или иным причинам недопустимо с точки зрения властей». В переводе на обычный язык это означает: ждите новых громких санаций. Признаки, по которым будут спасать те или иные банки с фактической их передачей ЦБ, Тулин тоже обозначил: «Если эти банкротства могут вызвать дестабилизацию финансовую и социальную. По всей видимости, значит, речь идет о крупных банках, в системно значимом федеральном и региональном масштабе».

Итак, что можно понять из всех этих высказываний?

Во-первых, Банк России вроде бы собирается завершить процесс «наведения порядка-очищения-оздоровления» (нужное подчеркнуть) примерно к 2020 году. Во-вторых, «Открытие» и Бинбанк с большой долей вероятности окажутся не единственными крупными банками, которые санирует сам регулятор. Причем речь идет именно о крупных банках, потому что как раз такие по обозначенным публично правилам игры будут становиться клиентами Фонда консолидации банковского сектора. В-третьих, слово «консолидация» в названии этого фонда, скорее всего, следует понимать буквально: ЦБ с большой вероятностью придется как-то группировать, консолидировать санируемые банки. Потому что одну государственную банковскую группу «калек» или единый «больной» супербанк регулятору лечить легче, чем несколько разрозненных пациентов. Да и трудно вообразить, например, что если вдруг ЦБ после санации вздумает продавать банк «Траст» или банк «Рост» отдельно соответственно от «Открытия» и «Бина», то на такой товар найдется покупатель.

Вот примерно и все, что понятно. Непонятного гораздо больше.

Например, что вообще означает «закончить наведение порядка через год-два?» Значит ли это, что, скажем, в 2020 году у нас просто перестанут отзывать лицензии и отправлять банки на санацию? Непонятно, что произойдет к этому моменту с банковскими группами, которые уже санирует регулятор и еще, возможно, возьмет на санацию, — их уже вылечат и продадут частным инвесторам, или ЦБ так и будет совмещать роли судьи и футболиста на футбольном матче? Можно ли считать, что «основная работа по оздоровлению банковской системы завершена», если на четвертом году этой бурной деятельности отзываются лицензии у банков из топ-30 и приходится экстренно спасать банки из топ-10? Ведь совершенно очевидно, что отзыв десятка лицензий у банков из третьей сотни не идет ни в какое сравнение ни с казусом «Югры», ни с историей «Открытия». Резкое — в разы —уменьшение количества отзываемых лицензий в 2017 году по сравнению с предыдущими тремя годами явно меркнет на фоне тех «точечных» банкротств крупных банков, которые приключились именно в уходящем году.

Ну а самый непонятный и самый важный вопрос — как будет выглядеть та сама оздоровленная банковская система, в которой уже наведен окончательный порядок?

Вот прямо сейчас ЦБ из-за санации двух крупных банковских групп, владельцы которых владеют еще и массой других бизнесов, оказался невольным владельцем крайне странных для себя активов. Причем не имеющих ни малейшего отношения к банковскому бизнесу и прямым функциям Банка России. В частности, по словам заместителя председателя ЦБ Василия Поздышева, стремясь частично компенсировать «дыру в балансе ПАО «Бинбанк», акционеры с сентября находящегося на санации банка передали регулятору птицефабрики, цементные заводы и лесопилки.

В рамках оздоровления банковской системы, особенно после внедрения нового механизма санации, ЦБ у нас внезапно стал кем-то вроде многопрофильного бизнес-холдинга с «болезненно» разнообразным набором бизнесов — он у нас и птичек будет разводить, и цемент производить, и лес пилить. Или ему придется искать покупателей на эти странные для себя активы. То есть к процессу собственно отзыва лицензий добавляются совершенно новые и непонятные для ЦБ дела: пристроить кому-то птицефабрику, оперативно управлять санируемыми банками, но при этом оставаться верховным арбитром на банковском рынке, обеспечивая равные и прозрачные правила работы и конкуренции для всех кредитных организаций.

Кстати, есть еще один вопрос — вроде бы совсем простенький, но тоже очень важный. А как, собственно, мы узнаем, что банкопад в России закончился? Об этом будет объявлено официально? Или мы поймем это явочным порядком, например, если хотя бы в течение года не произойдет ни одного страхового случая на банковском рынке? Но где гарантия, что такое не случится потом?

Есть ощущение, что оздоровление банковской системы закончится тем, что из лексикона ЦБ просто постепенно исчезнет само слово «оздоровление». Процесс начнут называть как-то по-другому, более точно. На наших глазах идет самое глобальное переформатирование банковской системы с момента распада СССР. Не сведется ли она снова к трем-четырем-пяти неповоротливым государственным монстрам, останется ли в банковском секторе реальная конкуренция, сумеют ли наши банки отвечать растущим потребностям клиентов и технологическим вызовам, как будут регулироваться криптовалюты и блокчейн — вот краткое содержание проблем, которые реально предстоит решать ЦБ и монетарным властям в целом на финансовом рынке в ближайшие годы.

Здоровая банковская система определяется не количеством банков, а доступностью максимально широкого набора финансовых услуг для населения. Надежностью и честностью действующих финансовых институтов. Доверием к ним людей и их самих — друг другу. А также нормальной экономической и политической ситуацией в стране. И еще один существенный нюанс: порядка в банковской системе не может быть принципиально больше, чем в стране. Изменить эту последнюю зависимость уж точно не в силах ЦБ.
При полном или частичном использовании материалов - ссылка обязательна http://elitetrader.ru/index.php?newsid=367758. Присылайте свои материалы для публикации на сайте. Об использовании информации.