Что ожидать от криптовалют в 2019 году: большое интервью с Анатолием Радченко


В начале этого года на forbes.com вышло интервью с управляющим партнером United Traders Анатолием Радченко. Мы перевели и адаптировали текст, чтобы поделиться с вами чем-то по-настоящему важным. Ключевые события 2018, тренды 2019, за чем следить и куда вкладывать — в одном большом тексте всё, что стоит знать о криптовалютах в этом году.

И: Каким был 2018 год с точки зрения трейдера, что за этот год изменилось по сравнению с предыдущими?

АР: 2018 год для всех трейдеров был очень тяжелый — это можно посмотреть по статистике топовых фондов. Новогратц, Pantera Capital потеряли столько же, сколько потеряли бы вы, если лично держали биткоин. Дело в том, что при падении на традиционных рынках есть активы, которые с рынком не коррелируют и, соответственно, не падают. На крипторынке все активы падали вместе с ним, и сложно было найти какую-то тихую гавань. 2018 год научил трейдеров, особенно новых, тому, что рынки достаточно волатильны. Многие использовали плечо, что привело к большим потерям и в итоге к ликвидации всех позиций. Трейдеры наигрались с BitMEX, и большинство людей, которые пришли за быстрыми деньгами, — их вынесло с рынка вперед ногами. Многие трейдеры пришли с завышенными ожиданиями, и этих людей на рынке не стало, к сожалению.

И: К сожалению или к счастью?

АР: Сложно говорить о счастье, когда люди теряют деньги из-за своей неопытности. Самое главное, что трейдер должен понимать: даже если он где-то ошибся со своими прогнозами, не все потеряно. Рынок будет и завтра, и послезавтра, и через год. У трейдера всегда должен оставаться запас прочности (или наличных) для того, чтобы эту ситуацию каким-то образом исправить. Если ты играешь all-in и ждешь сиюминутного результата, — как правило, это больше похоже на казино. Таких азартных игроков рынок выкосил.

И: Давайте проведем параллель с предыдущими годами. За последние полтора года криптоиндустрия стала достаточно известной в широких кругах, и к ней возникло много внимания. Что было до этого? Как себя вели трейдеры — зарабатывали ли они или теряли? Какой год из последних был самым удачным и почему?

АР: Наверное, 2016–2017 были самыми интересными. В тот момент появлялись ICO, все говорили об очень больших перспективах. Эти перспективы и сейчас есть, но в тот момент ожидания были сильно завышены, и по этим ожиданиям был очень короткий таймфрейм. Затем все быстро разочаровались, и это привело ситуации лопнувшего пузыря. На рынок пришло огромное количество неокрепших инвесторов, которые потеряли деньги, а в 2016 году все было нормально. Опять же, не было такого количества бирж, которые используют недобросовестные способы ведения бизнеса.

И: Например?

АР: Многие площадки имеют достаточно слабую систему безопасности. Другие по аналогии с форексом торгуют против своих клиентов. Третьи — предлагают сотое, пятидесятое плечо, а с учетом волатильности рынка неопытный трейдер использует эти плечи, что, как правило, ведет к сливу — даже двухпроцентное движение актива приведет к 100% потере капитала. Очень популярным решением для трейдеров 2017– 2018 года был BitMEX — это биржа, где очень просто зарегистрироваться, она принимает только биткоины, нет никакого KYC, и большинство людей — назовем их гемблеры — переключились на эту площадку. Там были огромные обороты, но все эти люди, как правило, оставили свои деньги на этой площадке. В тот момент когда рынок только начинал становление, был Bitfinex, Bittrex, BTC-e со всеми их плюсами и минусами. Но таких больших плеч — пятидесятых, сотых — сложно было получить. В основном люди покупали биткоин за свои наличные деньги, а не пытались играть, строить пирамиды и закладывать свою крипту, чтобы получить больше крипты. Таких вещей не было.

И: Но так было в 2017 году?

АР: Конец 2017, начало 2018 — ренессанс жадности. С одной стороны инвестирование — это очень хорошо, у людей появилась возможность вкладывать, минуя посредников. Они сами могли выбрать проекты, сделать ресерч, вложить деньги — и как будто всё хорошо, никакие комиссии платить не надо. Но с другой стороны, уровень понимания, каким образом выбирать проекты, уровень коррумпированности прессы — все это достигло апогея и превратилось в шиллинг, есть такое слово в криптосреде.

И: Что значит шиллинг?

АР: Когда пиаришь какой-то проект только для того, чтобы скинуть свои позиции.

И: Трейдеры с традиционных рынков уже торгуют криптовалютами или еще нет?

АР: В нашей компании есть подразделение, которое занимается алгоритмической торговлей. Если мы говорим о совсем профессиональном трейдинге, о систематической работе, то конкуренция стала сверхмощной. Пришло огромное количество разных команд, которые борются буквально за центы и миллисекунды. С учетом падения объемов на рынке, проблем с площадками, их технического несовершенства, зарабатывать деньги стало достаточно сложно. Если раньше можно было заниматься, скажем, арбитражем, делая все вручную, то сейчас ты должен конкурировать с суперскоростями, а делать это могут только алгоритмы.

И: Можете привести кейс, который демонстрирует, что это нельзя было сделать по-другому, кроме как алгоритмическим трейдингом?

АР: Сложно сказать. Это не кейс, это реальность. Если раньше ты мог торговать руками и закладывать большие позиции, то сейчас алгоритмические боты тебя фронтранят — посылают заявки быстрее, чем ты. Получается, что ты для них разгоняешь цену, и они потом об тебя же и закрываются. Это стандартная история на всех цивилизованных рынках: флеш-ордера, флеш-ликвидность. На криптовалютных рынках же нет регуляции и всё приправлено манипуляциями. Скажем, биржа NYSE или NASDAQ сама не может торговать — на ней торгуют брокеры, у каждого свои интересы. На криптобиржах аудит никто не проводит, и они потенциально могут использовать скорость в своих интересах.

И: В этом году мы видели много падений стоимости компаний в криптоиндустрии. Как все это отразилось на вашей инвестиционной политике и на том, как вы продолжили торговать?

АР: Начнем, наверное, с того, что где-то со второго квартала 2018 года я и мои коллеги уже практически перестали участвовать в ICO. В начале года было STO, были такие крупные проекты, как Hedera Hashgraph, Telegram, куда мы заходили. После этого, когда биткоин упал до уровня $6000, Ethereum упал до $300, все поняли, что нет смысла инвестировать в ICO, брать на себя двойной, тройной риск, если уже имеешь более-менее надежные проекты. После этого в ICO уже практически никто не входил.

Наверное, имели место манипуляции данными. Ты никогда не можешь знать: этот проект собрал столько-то эфиров, либо кто-то положил эти эфиры в их смарт-контракты, а потом просто вернул обратно. Это очень сложно проверить.

На самом деле, на вторичном рынке уже есть представители разных индустрий — по пять, по шесть разных компаний, и ты можешь всегда выбрать то, что торгуется. Ты уже знаешь, где экстремумы, как команда ведет себя на росте, как она делает маркетинг на падении. На мой взгляд, сейчас есть много интересных проектов, которые на этом медвежьем рынке показали себя с лучшей стороны.

И: Можете назвать несколько таких успешных проектов?

АР: Да, могу. Очень хорошо себя повел TRON, Decentraland, 0х, Tezos, но когда я говорю «уверенно себя ведет», это не означает, что цена токенов росла — я вообще не смотрю на цену. Я смотрю, как реагирует команда на изменения: продолжают ли они собирать митапы, выпускать обновления, ездят ли на конференции, говорят о нововведениях и партнерствах. Проекты сейчас очень сложно оценить. На мой взгляд, тот же биткоин недооценен и даже отчасти где-то подвержен манипуляциям. Все проекты собирали деньги либо в эфирах, либо в биткоинах, что косвенно влияет на оценку. На рыночную капитализацию смотреть сейчас абсолютно бессмысленно — нужно больше смотреть на вещи, которые делает сама команда.

И: Вы сказали, что ценой биткоина, возможно, манипулируют. Кто, как и почему?

АР: Когда цена была на $6000, все понимали: «Окей, кто-то покупает, кто-то продает». Но резкое движение с $6000 до $3000 очень многих людей выбило из колеи. Это происходило без новостей, без каких-либо значимых событий. Естественно, если вы зайдете на Bloomberg, то всегда можете соотнести движение вниз с какой-то статьей, но для профессионалов весь этот флуд, который распускается новостными агентствами, уже не интересен, на него никто не обращает внимания. Отчасти это падение могло быть вызвано историей — как мне кажется, две вещи могут иметь значение: Tether и Bitfinex. Это может быть своего рода манипуляцией со стороны BitMEX: его совокупный объем мог достигать 2–5 млрд. в день, что несравнимо с объемом на Binance и Bitfinex, которые вроде бы очень-очень крупные. Вот прямо сейчас на BitMEX объем 2,5 млрд., на Binance 268 миллионов.

Получается ситуация как на классических рынках: объем деривативов, которые так или иначе влияют на underlying asset, либо на спот цену самого актива, во много раз превышает. Условно, фьючерсов на золото торгуется в сто раз больше, чем физически этого золота есть на планете. То же самое с нефтью. За счет того, что у нас нет регуляции, нет центрального поставщика, цены тоже разнятся. Есть очень много системных финансовых рисков, и очень сложно в моменте сказать, дорого это или дешево. Но можно посмотреть на такой классический показатель, как себестоимость добычи. Себестоимость добычи биткоина сейчас около $4800, цена — $3500, и кажется, мы должны где-то здесь стабилизироваться.

Рынку нужно время переосмыслить то, что произошло.
И: Конечно, я не буду спрашивать о прогнозах — сколько будет стоить биткоин 31 декабря, но все-таки… Насколько, по вашему мнению, можно ожидать отскока? Будет ли это десятки раз, сотни раз или небольшие процентные движения как сейчас изменяется цена доллара и евро?

АР: Смотрите. Во-первых, чем падение хорошо для рынка? Падение стоимости в конечном итоге приведет к снижению волатильности. Почему? Когда у большого количества людей находится хотя бы по одному, по два биткоина, они нажимают кнопку, и получается снежный ком, который летит с горы. Это хорошо для крупных игроков и приведет к тому, что бóльшая часть биткоинов будет снова в руках крупных держателей. Это снизит обращение биткоинов на рынке, и в целом должно немного стабилизировать курс. Такое сильное падение дало возможность многим серьезным игрокам, у которых были деньги, его купить.

И: Я правильно понимаю: чем меньше будут пользоваться биткоином, тем выше будет его цена?

АР: Не то, что им будут меньше пользоваться — то, что люди перестанут его продавать. К примеру, у того же Артура Хейса (Артура Хейс — CEO BitMEX — Ред.), скажем сто тысяч биткоинов. Краткосрочно, на рубеже полгода-год-два, ему без разницы, какая цена биткоина: $3500, или $8, или $1500, потому что BitMEX уже не один год существует. То есть он аккумулирует биткоин, и цена в долларах может оставаться рациональной бесконечное количество времени. Его основная стратегия — собрать больше биткоинов. Он не будет продавать сейчас, потому что думает, что биткоин упадет с $3500 до $2000 или что-то еще — он не занимается таким трейдингом. Те инвесторы, которые покупают дешево начинают выгружать, когда дорого. Они смотрят среднюю цену на глаз, и этого в принципе достаточно.

Возвращаясь к прогнозу. На мой взгляд, сейчас мы достаточно низко торгуемся. Думаю, что в течение полугода мы будем торговаться дороже $6000. Опять же если ничего страшного не произойдет. Но вроде, все страшное позади.

И: Что входит в вашу категорию страшного?

АР: Страшное происходит, когда ожидания людей, которые торгуют на рынке, начинают расходиться с реальностью. Что сейчас ожидает рынок? Он ждет, что пыль улеглась, что деньги придут, появится поставочный фьючерс и SEC сделает более понятный фреймворк для торговли, развития секьюрити. Условно, это общий новостной фон. Что здесь может произойти? Снова флуд о том, что не будет ETF, не будет поставочного фьючерса — это может отразиться на рынке, хотя для меня это не показатель. Я считаю, финансовые активы на основе биткоина как раз растворяют тот объем денег, который идет в него. Но для людей это может считаться критичным.

Второй момент — это, наверное, Securities and Exchange Commission, и их недавнее заявление, что очень многие ICO являются секьюрити (как попались Pantera Capital). Эта «охота на ведьм» создает негативный фон, но на самом деле я не ожидаю, что в ближайшее время будет негатив. Я из оптимистов.

И: Можете назвать пару монет, которые, как вам кажется, будут интересно себя вести?

АР: Я уже говорил, это Tezos, Tron, Decentraland, 0x. Но опять же нужно понимать, что когда рынок такой нестабильный, я, конечно, стараюсь больше держать в биткоине. И следить, что происходит с эфиром — это лакмусовая бумажка, показатель того, что может происходить с другими проектами и токенами на его основе. Но пока эфир еще более недооценен, чем биткоин. Там вообще произошла паника: все проекты начали его сливать, чтобы оставить хоть какие-то деньги. Когда эфир будет показывать рост, можно плавно перекладываться в эти проекты, потому что относительно своих показателей они стоят дешево.

Так или иначе, мы не можем смотреть на капитализацию рынка, потому что она ничего не говорит — это бесполезный параметр. Но большинство людей видят, что сейчас все торгуется с дисконтами от 80 до 95%, и могут покупать те проекты, которые им действительно нравились, — те проекты, за которыми они следят и видят, что команда работает хорошо.

И: Есть ли какие-то правила? На что именно нужно обращать внимание?

АР: Несколько правил.

Первое правило: не использовать плечо. Потому что рынок может сколько угодно идти вниз, и плечо в конечном итоге вынудит закрыть позиции.
Второе: стараться инвестировать в крупные проекты, потому что деньги, как правило, идут к деньгам. То есть проекты с хорошим маркетингом — такие, как TRON, который во время падения эфира активно делал свою маркетинговую кампанию.
Третье: наверное, не нужно пытаться угадать дно — лучше равными частями аллоцировать свои активы в разные проекты, потому что опять же — цена сейчас не отражает ровным счетом ничего.
И: Как вы думаете, как влияют скам-проекты на саму индустрию и на стоимость валют?

АР: Люди, которые на рынке давно, на скам-проекты не обращают внимания. Все пытаются концентрироваться на хороших проектах, а не искать плохое и на этом делать себе имя. Плохие проекты всегда были. И всегда будут инвесторы-новички, которые ведутся на скам. Существует огромное количество пирамид, и многие участвуют в них, потому что это азарт и возможность выиграть.

Я более чем уверен, что большинство проектов на момент сбора средств не замышляли организованную преступную группировку. Они не планировали собрать средства и исчезнуть. Конечно, были прецеденты, но очень много ребят, которые собирали деньги на ICO, просто не имели никакого бизнес-бэкграунда, корпоративной культуры, опыта найма персонала, опыта в B2B и B2C отношениях. У них была идея, инвесторы в эту идею вложили деньги, а идея не пошла. Плюс крипта упала, а у них нет понимания, как управлять деньгами. Они не знали, что нужно было частью выйти, часть оставить. Тут была своего рода игра, и они в нее проиграли.

И: Какие тренды ожидают нас в 2019 году?

АР: Тренды — хороший вопрос. Я думаю, что это развитие разного рода протоколов, сервисов, чейнов для биткоина, таких как Lightning — решения, чтобы ты не перекидывал свои биткоины с абвгд-адреса на другой, а более быстрые, надежные, упрощенные способы. И user experience в этом будет только расти.

Второе — это, надеюсь, появление фреймворка для секьюрити токенов и вообще появление первых секьюрити токенов. Компании собрали деньги, но могут выдать токены только через год, и как раз в 2019 году будет ясно, как поведут себя такие токены как, например, Телеграм.

Думаю, что будет небольшой спад стейблкоинов. Стейблкоины, которые есть сейчас, перенесутся в те же приложения или мессенджеры. Например, это будет своя криптовалюта как у Line или WeChat, но ближе к стейблкоинам. Не отдельная централизованная организация будет выступать custody, чтобы пользовались ее валютой — зачем? Есть Facebook, где миллиарды людей, и у него будет свой сервис. На самом деле у Facebook никакая не криптовалюта, но она поможет людям понять, чем валюта отдельного сервиса отличается от биткоина, что такое децентрализация и зачем она нужна.

Также мы наконец-то увидим — я очень надеюсь — применение блокчейнов в корпорациях и применение корпорациями тех блокчейнов, которые уже созданы. В этом году все вошли в раж — нужно было собрать деньги и собрать команду. И теперь те, у кого деньги и команда собраны, есть разработка и она уже близка к завершению, покажут действительно классные применения блокчейна там, где он нужен, а не просто какой-нибудь Uber на блокчейне.

И: В 2018 случился бум ICO. Почему он никогда не повторится в 2019 году?

АР: Почему не повторится? Он может спокойно повториться. Просто, скорее всего, это будет называться по-другому, и будет другой механизм. Возможно, это будут те же секьюрити токены, только найдется какой-то хитрый способ или какая-то компания, которая как Binance — вышла из ниоткуда и стала биржей номер один по объему за счет размещения огромного количества токенов и маркетинга.

Также появится какая-нибудь платформа — маркетплейс, который даст возможность инвестирования в секьюрити токены обычным людям, которые могут входить по пять долларов. То есть ты не должен быть инвестором от ста тысяч, подтвержденным, опытным, но тоже можешь достать свои деньги. Вот и новый бум — STO.

И: В чем важность секьюрити токенов для индустрии сейчас?

АР: В том, что твои права описаны, и у компании есть некая ответственность. Она, конечно, тоже мнимая, но тем не менее, секьюрити токены могут иметь свойства распределения дивидендов, свойства голосования. То есть они одновременно секьюрити, но имеют возможность хранения и передачи как токены. В этом и заключается их плюс.

Потому что, представьте, какая проблема, если у тебя куплена доля в какой-нибудь компании, которая состоит в холдинге, где очень много разных SPV. Ты владеешь частью акций, но как тебе их продать? Это очень большая юридическая работа — переписать долю на кого-то, совершить сделку.

С секьюрити токенами всегда понятно: сколько их, где они лежат, у кого лежат, как найти покупателя и продавца. Это поможет сделать рынок нового капитала достаточно ликвидным и достаточно прозрачным. Это может снизить барьеры для средних инвесторов, для входа на более ранних стадиях. Потому что, как правило, топы раскупают лучшие компании, а когда они вырастают, то продают всё другим — посмотрите как делает Google Ventures, Andreessen Horowitz, Sequoia и прочие.

Так что пришло время демократизации инвестиций в хорошие компании.
И: Как вы думаете, как в дальнейшем будут регулироваться текущие ютилити и секьюрити токены?

АР: Наверное, это один из самых сложных вопросов. На мой взгляд, никто не знает и все ждут. До этого был SAFT, это делалось с помощью некоего фреймворка, и то, что сейчас есть некая гегемония США, должно спасать. Но это должен быть некий коллективный фреймворк — Security and Exchange Commission не может единолично говорить, как всё должно быть. Они должны послушать других регуляторов и к чему-то прийти.

И: Какие у вас планы на 2019 год? С точки зрения трейдера и владельца бизнеса.

АР: Следующий год у нас очень важный. Мы запускаем свою собственную биржу, где как раз планируем, что будут торговаться секьюрити токены. Будет маркетплейс для секьюрити токенов — некое коробочное решение, чтобы с одной стороны компании могли привлекать деньги, с другой — инвесторы могли найти хорошие компании. И чтобы потом все это еще замечательно торговалось.

И: Сейчас большинство криптовалют принадлежат верхушке людей. Имеют ли вторые, третьи руки какое-то влияние?

АР: То, что большинство токенов сосредоточены у самих команд, у крупных инвесторов — это совершенно не плохо. Это говорит о том, что люди заинтересованы в проекте, они в него верят. Я считаю, что это хорошее, честное, правильное поведение. Есть собственник проекта, он должен держать большую долю токенов — это называется staking. Если мы говорим про блокчейн, то он может держать токены в одном кошельке — куда ни двигай, этот кошелек будет говорить, что команда верит в проект. Если начинается движение по этому кошельку, сразу видно — что-то произошло не так. Чем дольше команда держит токены, тем больше у нее ожиданий, что проект будет хорошим.

И: Как сделать так, чтобы людям стало легче торговать? Как начать торговать в 2019 году, если вы хотите заниматься криптотрейдингом?

АР: Здесь просто. Помимо того, что я сам трейдер, и то, что мы запускаем биржу, торговать — именно спекулировать — не самое правильное начало для человека, который приходит в мир криптовалюты. Правильно начать с обучения: что торговать, зачем торговать, почему. Самое лучшее с учетом волатильности, с учетом прошлых подъемов и спадов — это инвестирование. Очень классический подход: часть своего дохода вы можете вкладывать в интересные проекты, и пусть сложный процесс на рынке и время делают свою работу, а вы занимайтесь изучением и поиском новых проектов.

И: Мне кажется, самая главная проблема, которую отчасти решила криптоиндустрия с появлением ICO — венчурный рынок стал менее закрытым. Но все-таки — с какой суммой и как осуществить первый шаг?

АР: Смотрите, есть совершенно классическая вещь, ничего нового не добавлю. Ваш возраст вычитаете из ста — такой процент вы должны инвестировать в акции или другие рискованные активы. Например, мне 30 лет, значит 70% я должен инвестировать, скажем, в акции растущих компаний. 30% — в защитные активы: облигации, депозиты, золото, какие-то ювелирные ценности. Чем старше становишься, тем больше должно быть инвестировано в надежные активы и меньше — в рискованные. У каждого человека свой риск-профиль, и он должен выбирать.

К тому же нужно понимать, что из рискованных активов в высоко рискованные (к которым относится криптовалюта на текущий момент) нужно инвестировать 10–20%. Итак, если вам 30, то 70% вы инвестируете, скажем, в акции, из них 14–15% в криптовалюту. Стоит вкладывать 10–20% от зарплаты, но разделять на разные проекты, разные классы активов — по рискам, по дюрации и прочим параметрам. Естественно, лучше обратиться к профессионалам, например, к United Traders — они подскажут, что лучше делать с деньгами.

И: Какую доходность вы обещаете?

АР: У нас есть совершенно разные продукты: низкорискованные, высокорискованные, IPO, криптовалюта, что-то еще. В зависимости от того, какие инвестиционные цели вы преследуете, наш менеджер подскажет, что лучше выбрать в маркетплейсе.

И: И последний вопрос. Что вы думаете про IPO Bitfury?

АР: Во-первых, IPO Bitfury еще не обозначено. Они только закрыли очередной инвестиционный раунд. На мой взгляд, в ближайшее время IPO Bitfury не будет. Когда компании делают IPO? Когда на рынке достаточно спроса для того, чтобы крупные держатели могли продать акции широкой публике. Initial Public Offering. Public — публика. Люди знают, что Bitfury занимается майнингом, и Bitfury знает, что ассоциируется с майнингом, а майнинг сейчас неприбыльный. На текущем сентименте рынка, как говорят опытные аналитики, такое IPO никто делать не будет.
/ (C)

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter