«Пандемия» и смертность

Избыточная смертность растёт. Некоторые цифры


AGEA.TRADE

COVID-19: Рынки снова рухнут?

5$ Бездепозитный бонус 1$ Минимальный взнос 0% Комиссии за пополнение
ВОЗ не может отрицать факт роста избыточной смертности в мире. Избыточная смертность – превышение числа умерших в отчетном периоде по сравнению с предыдущим. ВОЗ опубликовала данные по избыточной смертности в мире в 2020 году. Она составила 3,0 млн. человек. По мнению ВОЗ, значительная часть избыточной смертности может быть объяснена смертностью, вызванной вирусом COVID-19. В прошлом году она составила 1,8 млн. человек. Избыточную смертность, которую нельзя списать на COVID-19, объясняют целым рядом причин. Например, перегруженностью лечебных заведений пациентами с диагнозом COVID-19. В результате пациенты с традиционными болезнями не получали своевременной медицинской помощи и умирали.

В России действие этой причины было ярко выражено. Это один из важных факторов того, что в России в прошлом году, по данным Росстата, избыточная смертность составила 323,8 тысячи человек. При этом с инфекцией COVID-19, по данным того же Росстата, скончалось 162,3 тысячи. 104,0 тыс. смертей – летальные исходы, когда COVID-19 был главной причиной такого исхода. Таким образом, лишь на 32% избыточная смертность в нашей стране была обусловлена фактором вируса; более 2/3 всей избыточной смертности – сильно возросшая летальность от сердечно-сосудистых заболеваний, рака, туберкулеза, инсультов и других традиционных болезней. Напомню общие демографические итоги 2020 года по России: по данным Росстата, население страны сократилось на 510,5 тыс. человек, это рекордное падение численности населения страны с 2005 года.

Большинство экспертов прогнозирует, что по итогам 2021 года в мире опять будет зафиксирована избыточная смертность. На первое место причин опять же будет поставлен фактор COVID-19. По данным университета Джона Хопкинса, который является наиболее авторитетным в мире центром статистики по COVID-19, уже 10 июня 2021 года число умерших от COVID-19 с 1 января этого года (т. е. менее чем за полгода) превысило количество умерших по этой же причине за весь прошлый год. Экстраполируя данные университета Джона Хопкинса на весь 2021 год, многие эксперты говорят, что число умерших от COVID-19 по итогам года будет не меньше 4 миллионов. Таким образом, избыточная смертность только по позиции «COVID-19» в 2021 году может составить 2,2 млн. человек. Однако это оценки, основанные на простой экстраполяции.

А некоторые представители медицинской науки предупреждают, что с каждым месяцем летальность вирусов будет возрастать в связи с появлением новых их модификаций (штаммов). В конце июля был опубликован доклад правительственной группы советников по чрезвычайным ситуациям властей Великобритании (SAGE) Can we predict the limits of SARS-CoV-2 variants and their phenotypic consequences? (Можем ли мы предвидеть пределы развития вариантов вируса SARS-CoV-2 и их фенотипических последствий?). В докладе описаны возможные сценарии развития мутаций коронавируса, один из которых предполагает, что смертность нового потенциального штамма может составить 35%. В этом докладе звучит страшная мысль: вакцины, которыми сейчас прививается население Англии, могут оказаться бессильными перед новыми модификациями вируса.

От оценки общей величины избыточной смертности в 2021 году эксперты воздерживаются. Ведь приходится учитывать ряд социальных факторов, действие которых в этом году резко усиливается. Например, в декабре прошлого года директор Всемирной продовольственной программы (World Food Programme, WFP) ООН Дэвид Бизли (David M. Beazley) на специальной сессии Генассамблеи организации заявил, что число голодающих в мире по итогам года удвоилось и достигло 270 млн. человек. Причиной такого катастрофического роста голода в мире стала «пандемия COVID-19», которая спровоцировала карантины и блокировки экономики. А в следующем, 2021 году, предрёк глава WFP, может разразиться «голод библейских масштабов».



Однако Всемирную организацию здравоохранения смертность от голода мало интересует. Приведенная выше цифра ВОЗ по избыточной смертности в мире в 2020 году (3,0 млн. человек), как мне представляется, не учитывает избыточную смертность от голода. А ведущие мировые СМИ теме смерти от голода в мире уделяют в тысячу раз меньше внимания, чем «пандемии» и смертности от неё.

Большой интерес для понимания причин избыточной смертности в мире представляет статистика, которая размещена на специальном сайте известного английского издания The Economist. Сайт называется «Covid-19 data. Tracking covid-19 excess deaths across countries» (Данные по Covid-19. Отслеживание избыточной смертности от COVID-19 в разных странах). Картина представлена по состоянию на 23 июля сего года.

Особенностью статистики из данного источника является то, что избыточная смертность оценивается за период с того момента, когда количество умерших от вируса COVID-19 в стране достигает числа 50 (условный момент, от которого начинается отсчет «пандемии»). Во многих странах отсчёт начинается с марта или апреля 2020 года. Впрочем, в некоторых – даже с февраля. А вот в Словакии и Ямайке – самые поздние точки отсчета – сентябрь 2020 года. Завершается период каждой страны временем получения последней информации. Например, по США последняя информация датирована 10 июля. По большинству стран период охвата больше года. Например, у США: с 8 марта 2020 года по 10 июля 2021 года, то есть примерно 16 месяцев. Для расчёта избыточной смертности в период «пандемии» в качестве базы берутся средние показатели смертности за пять лет, предшествующие началу «пандемии» в данной стране. Например, для США это средние показатели за период с 8 марта 2016 г. по 7 марта 2020 г. На сайте, к сожалению, нет таких стран, как Индия и Китай, у которых самая большая численность населения. Государственные органы Китая и Индии хранят полное молчание по вопросу о том, имеет ли у них место избыточная смертность.

По абсолютным величинам избыточной смертности на первом месте, согласно указанному источнику, оказываются США – 721.790. Это за период с 8 марта 2020 г. по 10 июля 2021 г., то есть примерно за 16 месяцев.

На втором месте находится Российская Федерация. За период с 1 апреля 2020 года по 30 июня 2021 г. (за 15 месяцев) избыточная смертность составила 576.650.

На третьем месте Бразилия (за период с 1 мая 2020 г. по 30 июня 2021 г., т. е. за 14 месяцев) – 548.150.

На четвертом месте Мексика (за период с 30 мая 2020 г. по 23 мая 2021 г., т. е. за неполные 13 месяцев) – 475.000.

Интересна картина по относительной избыточной смертности. В списке из 41 страны на первом месте находится Перу – 583 избыточные смерти на 100 тысяч населения страны. Далее следуют: Болгария – 498; Северная Македония – 441; Сербия – 415. Россия оказалась на «почётном» пятом месте с показателем, равным 394. США с относительным показателем избыточной смертности, равным 221, оказались лишь на 26-м месте. У Мексики – 377 (7-е место), у Бразилии – 261 (20-е место).

Но, оказывается, у целого ряда стран избыточная смертность имеет отрицательное значение. Проще говоря, в этих странах смертность, несмотря на COVID-19, снижалась. Вот список таких стран (в порядке нарастания отрицательного значения): Куба, Уругвай, Филиппины, Япония, Сингапур, Южная Корея, Исландия, Норвегия, Малайзия, Австралия, Тайвань, Новая Зеландия, Маврикий, Монголия. В условиях всеобщей «пандемии» 14 стран из 41, включенной в мониторинг, показали снижение смертности. И на первом месте по относительному показателю снижения смертности оказалась Монголия! Её смертность снизилась по сравнению с периодом до начала массовых заболеваний на 56 в расчете на 100 тысяч жителей страны.

Очень важной является оценка того, какая часть избыточной смертности обусловлена COVID-19, а какая – иными причинами. Доля летальных исходов от COVID-19 в общей величине избыточной смертности в отдельных странах была следующей (%): США – 82,7; Бразилия – 94,5; Мексика – 46,7; Румыния – 47,9; Южная Африка – 36,2.

А какова ситуация в России? РФ имеет избыточную смертность, как я уже отметил, равную 576.650. Число умерших от коронавируса составило 132.960. На COVID-19 пришлось лишь 23,1%. Это самый низкий показатель среди всех стран, включенных в обзор. Данная цифра свидетельствует о том, что в условиях «пандемии» в России люди стали массово умирать по причинам, не имеющим отношения к коронавирусу. Причины почти 77 процентов избыточной смертности в России многообразны: 1) навязанная гражданам «самоизоляция» резко ухудшила их здоровье; 2) раздувание «фобий» среди населения создает атмосферу страха и подрывает иммунитет; 3) сосредоточение госпитализированных людей в «красных зонах» способствует более активному распространению инфекций; 4) люди с хроническими и тяжелыми заболеваниями были отодвинуты на второй и третий план (приоритет был отдан тем, у кого диагноз «COVID-19»); 5) применялись неправильные методы лечения зараженных коронавирусом (в текущем году лечение стало более правильным). 6) рост бедности и нищеты, спровоцированный локдаунами в экономике.

В России появились уже более свежие данные по избыточной смертности по сравнению с теми, которые имеются на сайте The Economist. К началу августа сего года с апреля прошлого года избыточная смертность в нашей стране достигла 637 тысяч человек. Эта оценка базируется на данных Оперативного штаба правительства РФ по борьбе с COVID-19 за июль.

Хотел бы обратить внимание на то, что к концу этого года в создании избыточной смертности может повыситься роль такого фактора, о котором специалисты пока предпочитают говорить шёпотом. Выше я упомянул доклад английских экспертов из SAGE. Еще раз повторю, что в упомянутом документе сказано о вероятности резкого повышения смертности среди населения Англии в результате появления новых модификаций вирусов, от которых нынешние вакцины защитить не смогут. Данный доклад вызвал активную реакцию со стороны медиков. Многие из них подтвердили, что вероятность резкого роста летальности вирусов высока. Однако причиной этого они как раз и считают нынешнее вакцинирование (в медицинские тонкости вопроса погружаться не буду). Напрашивается вывод, что в ближайшее время фактор вакцинирования может стать важнейшей причиной роста избыточной смертности.

Скорее всего, этот фактор уже действует, но пока плохо отслеживается статистикой. Посмотрим ещё раз на статистику избыточной смертности по США. В период с 8 марта 2020 г. по 10 июля 2021 года в США избыточная смертность, не обусловленная напрямую вирусом COVID-19, составила 124.790 человек. Около 50 тысяч этих жертв избыточной смертности пришлось на шесть месяцев текущего года.

В США имеется Система отчетности о побочных эффектах вакцин США (Vaccine Adverse Event Reporting System – VAERS). Так вот, по состоянию на 30 июля, по данным VAERS, число умерших от вакцинаций в США с начала этого года составило 12.366. Можно прикинуть, что по состоянию на 10 июля число умерших от вакцинаций равнялось примерно 11 тысяч человек. Получается примерно 22% всей избыточной смертности, не созданной напрямую вирусом, были обусловлены такой причиной, как вакцинация. В прошлом месяце в США начался судебный процесс, инициированный Томасом Ренцем (Thomas Renz), адвокатом организации «Американские врачи на линии фронта» (America’s Frontline Doctors), который подал иск в федеральный суд Алабамы. Один из пунктов искового заявления представляет собой обвинение в адрес американских властей, которые занижают смертность от проводимой в США вакцинации. По данным Томаса Ренца, данные о такой смертности, размещаемые на сайте VAERS, занижены как минимум в пять раз. Не углубляясь сейчас в данное судебное дело, замечу, что аргументы американского адвоката по поводу пятикратного (как минимум) занижения смертности от прививок весьма убедительны. Если исходить из этого, получается, что вся избыточная смертность в США, не связанная непосредственно с вирусом COVID-19, является результатом развернувшейся в стране массовой вакцинации.

О масштабах смертности от вакцинации в США – без сокрытия информации

«Эти люди убивают людей»

В предыдущей статье я писал об оценках летальных исходов вакцинации от COVID-19. Прозрачность в этом вопросе почти нулевая. Многие страны вообще отрицают наличие смертных случаев. Другие сообщают время от времени лишь о единичных случаях.

На этом общем фоне несколько лучше выглядят Соединенные Штаты. Там функционирует Система отчетности о побочных эффектах вакцин (Vaccine Adverse Event Reporting System – VAERS), которая находится в ведении центров по контролю и профилактике заболеваний (Centers for Disease Control and Prevention – CDC) и Администрации по контролю за качеством продуктов питания и лекарств (U.S. Food and Drug Administration – FDA).

Может быть, США, как и другие страны, придерживались бы политики умолчания о негативных последствиях вакцинации от COVID-19, но уже работала раскрученная машина VAERS. С начала 2021 года, когда началась массовая вакцинация, количество сообщений, ежесуточно поступающих в эту систему VAERS, стало стремительно нарастать. Сегодня это количество как минимум на два порядка превышает средние показатели предыдущих лет.

Согласно последним данным (на 30 июля), число сообщений о негативных последствиях вакцинации перевалило за полмиллиона (точное количество – 545 338). Из них к категории «неопасных» отнесено 219 562 случая. Стало быть, остальные случаи (325 776) следует считать опасными. А это почти 60% всех случаев. Среди них – около 146 тысяч случаев срочной госпитализации. Но самые тяжелые случаи – смерть: зафиксировано 12.366 случаев (2,3% всех сообщений о последствиях вакцинаций). В базе данных VAERS имеется также позиция «Угроза жизни» – 12 193. Одной из групп тяжёлых случаев является группа «Устойчивая инвалидность». На 30 июля было зафиксировано 14 251 случай, когда вакцинация приводила к устойчивой инвалидности. Итак, три группы («смерть», «угроза смерти» и «устойчивая инвалидность») в сумме дали 38 810 случаев. От этой статистики трудно отмахнуться. На 30 июля в США в ходе вакцинации было введено 344,62 млн. доз. Итак, в расчете на 1 миллион доз на три группы самых тяжелых последствий пришлось 112,6 случая. А на смертные исходы – 35,88 случая.

При этом уже более полугода разные эксперты высказывают серьезные подозрения по поводу того, что количество случаев, фиксируемых в системе VAERS, сильно занижается.

Во-первых, направление информации в эту систему не является обязательным для медицинских учреждений и врачей. Есть сильное подозрение, что главные американские производители вакцин (Pfizer, Moderna, Johnson& Johnson) прикладывают максимальные усилия, чтобы минимизировать количество сообщений о негативных последствиях вакцин со стороны медицинского сообщества.

Во-вторых, информацию в систему VAERS могут направлять и пострадавшие граждане и их родственники. Но очень немногим родственникам умершего после вакцинации приходит в голову такая мысль. Тем более что в диагнозах смертей врачи не пишут «от вакцинации», а пишут название той или иной обычной болезни, спровоцированной вакциной.

В-третьих, с поступающей в систему VAERS информацией могут «химичить» специалисты, которые ее обслуживают.

На явное занижение смертности от вакцинаций в системе VAERS обращают внимание в первую очередь медики, не связанные с Биг Фармой. Вот мнение американского медика российского происхождения Владимира Зеленко, он работает с больными, инфицированными COVID-19. И говорит, что умеет добиваться 100-процентного успеха при их лечении, но он почти бессилен спасти вакцинированных. Его заключение звучит как приговор: каждый, кто получит укол от COVID, может умереть от осложнений в ближайшие два-три года. Он заявил в интервью, что ему лично известно о 28 случаях смерти от укола COVID, которые не были зарегистрированы в VAERS. Зеленко не верит в официальную цифру умерших от вакцинации и подозревает, что число погибших уже может превышать 100 тысяч.

А вот статья известного американского медика Джозефа Мерколы, которая вышла 2 июля и называется COVID Vaccine Deaths and Injuries Are Secretly Buried (Смерти и увечья, вызванные вакцинами от COVID, находятся под секретом). Меркола даёт свои оценки. Зарегистрированный в VAERS уровень смертности от прививок COVID-19 на 11 июня превышал зарегистрированный уровень смертности от более чем 70 вакцин, вместе взятых, за последние 30 лет; это примерно в 500 раз смертоноснее, чем вакцина от сезонного гриппа, которая до недавнего времени считалась самой опасной. Меркола считает, что смертность от вакцин против COVID-19, отражаемая в VAERS, занижена на два порядка. То есть в 100 раз. Если исходить из этого «поправочного коэффициента», на конец июля от вакцинации скончалось не 12 366 человек (данные VAERS), а 1 236 600 человек, или во много раз больше, чем от самого вируса.

Даже та информация, которая имеется на сайте VAERS, дает в последнее время удивительную картину. За неделю с 9 по 16 июля число смертей вакцинированных людей достигло рекордного значения 2 092 человека, тогда как общее количество смертей от COVID-19 составило 1 918 человек, или на 174 меньше. Это первый звонок. Раньше применение вакцин прекращали при количестве летальных исходов, измерявшихся единицами или десятками. Так, вакцина от свиного гриппа была снята с продажи после появления большого количества побочных эффектов, включая 53 смерти.

Ложную статистику смертности от вакцинации дезавуируют не только честные и смелые медики, но также политики и юристы. В марте 2021 года Роберт Кеннеди-младший, племянник убитого в 1963 году американского президента Джона Кеннеди, известный адвокат, лидер движения против вакцинации в Америке, направил открытое письмо Джо Байдену. Кеннеди призывает президента остановить массовую вакцинацию Америки, обращая внимание на то, что вакцины от COVID-19 «причиняют травмы и смерть». Об этом свидетельствуют даже общедоступные данные из системы VAERS. В письме отмечается, что система VAERS является несовершенной и скрывает истинные масштабы негативных последствий вакцинации.

Хочу также обратить внимание на Томаса Ренца (Thomas Renz), адвоката организации «Американские врачи на линии фронта» (America’s Frontline Doctors). Он сегодня в центре общественного внимания. В прошлом месяце этот юрист подал иск в федеральный суд Алабамы. В исковом заявлении содержится призыв остановить массовое использование трёх основных препаратов американских фармацевтических корпораций (Pfizer, Moderna и Johnson & Johnson): «Вакцины представляют собой неутвержденные, недостаточно протестированные, экспериментальные и опасные биологические агенты, которые могут причинить значительно больший вред, чем вирус SARS-CoV-2 и сама болезнь COVID-19».

В иске содержится обвинение правительства США в том, что оно скрывает реальную смертность, связанную с вакцинацией против коронавирусной инфекции. По его оценкам, официальные данные о смертности в системе VAERS занижены минимум в пять раз, число погибших составляет по меньшей мере 45 000.

На чём строится обвинение? Во-первых, на многих первичных данных, которыми располагают врачи из организации America’s Frontline Doctors. Во-вторых, на заявлении неназванного информатора, данного под присягой. Информатор имел доступ к серверам центров Medicare и Medicaid Service. В исковом заявлении отмечается, что 45  000 включает только тех вакцинированных, которые скончались в пределах трёх суток после укола. И что в США, кроме VAERS, имеется еще несколько информационных систем, которые фиксируют смерти американцев и ведут свои учеты умерших. И что перекрестные проверки показывают: цифра 45 000, составленная на основе сведений информатора, минимальная, хотя она намного ближе к правде, чем цифра в примерно 11 тысяч умерших, которая объявлена VAERS. Ренц говорит: «Некоторые из цифр, по которым у меня есть доказательства, астрономически выше».

На пресс-конференции Томас Ренц заявил, что вакцинация по американским законам может быть лишь добровольной. Люди должны быть информированы о всех рисках. А это уже обязанность правительства, которое от выполнения своей обязанности уклоняется.

Вкалываются американцам так называемые «экспериментальные препараты», статус которых определяется американским законодательством о случаях, обозначенных аббревиатурой EUA (The Emergency Use Authorizations). По-русски: «Разрешение на использование в чрезвычайных ситуациях». Использование препаратов в рамках режима EUA предполагает:

во-первых, полную добровольность;
во-вторых, возмещение возможного ущерба человеку;
в-третьих, обязанность властей информировать добровольцев о всех имеющихся на момент применения препарата рисках.

Ни одно из условий режима EUA не выполнено.

Томас Ренц обвинил правительство США в соучастии в убийствах американских граждан путем сокрытия информации о последствиях вакцинации: «Эти люди убивают людей. Это как минимум соучастие».

Об уровнях вирусной смертности — размышления над статистикой

Что стало с главами государств и правительств Танзании, Бурунди, Кот-д’Ивуар

Статистики по COVID-19 в СМИ предостаточно. Но в основном приводятся два показателя: количество заразившихся вирусом (инфицированных) и количество умерших (то ли от вируса, то ли с вирусом). Иногда добавляют число выздоровевших.

Гораздо реже используются относительные показатели. Можем встретить показатель числа инфицированных в расчете на 100 тысяч или миллион жителей страны. Однако специалисты говорят, что этот показатель лукавый: чем больше будет проведено тестов, тем больше будет инфицированных. То есть власти могут управлять этим показателем.

Есть ещё такой относительный показатель, как количество умерших, помеченных как «жертвы COVID-19» в расчете на те же 100 тысяч или миллион жителей, но этот показатель используется редко.

На сайте Statista ведётся каждодневный расчет относительной смертности COVID-19: количество случаев смерти в расчете на 1 миллион жителей страны по 155 странам. Отдельно выделяется показатель количества смертей, зафиксированных за последние 7 дней (в расчете на 1 млн. жителей).

Приведу данные из этого источника по десяти странам с самыми высокими значениями смертности (число умерших в расчете на 1 миллион жителей) по состоянию на 13 августа 2021 года:

«Пандемия» и смертность


Будет понятнее, если скажу, что в расчете на 1 тысячу жителей в Перу ушло из жизни более 6 человек с заключением «COVID-19». В Венгрии – более 3. В остальных приведенных выше странах – от 2 до 3.

А теперь приведу список 10 стран с самыми низкими показателями уровня смертности:



Как видим, на одном полюсе находится Перу. На другом – Танзания. Относительный уровень смертности с диагнозом COVID-19 по состоянию на 13 августа 2021 года в Танзании ниже, чем в Перу в 7053,5 раза! Интересно, что по этому поводу думают вирусологи и эпидемиологи? Впрочем, одни медики с такой задачкой не справятся: им потребуются специалисты по биологическому оружию, подрывным операциям, методам дезинформации.

Кстати, Китай, который подозревают в том, что он стал источником всех вирусных напастей в мире, в списке из 155 стран имеет один из наиболее низких показателей относительной смертности с диагнозом COVID-19.

А у США показатель весьма высокий – 1 877. В 2 183 раза выше, чем у Танзании! Впрочем, большинство стран «золотого миллиарда» имеют также показатели в диапазоне от 1000 до 2000 и выше: Нидерланды – 1 014; Германия – 1 161; Австрия – 1 211; Швейцария – 1 273; Швеция – 1 425; Франция – 1 639; Португалия – 1 707; Испания – 1 750; Великобритания – 1 951; Италия – 2 128; Бельгия – 2 202. Исключением являются немногие страны из группы экономически развитых, которые находятся в «светлой» части списка, т. е. имеют относительно невысокие уровни смертности: Австралия – 37; Япония – 122; Норвегия – 151; Кипр – 379; Дания – 439.

Бросается в глаза, что показатели относительной смертности в странах третьего мира вообще очень невысокие, а почти все экономически развитые страны находятся в зоне высокой смертности. А где Россия? Ее показатель – 1 211. Она явно ближе к группе «цивилизованных» стран, находящихся в зоне высокой смертности. Россия находится рядом с такими странами, как Германия, Австрия и Швейцария. Большинство стран на постсоветском пространстве имеют намного более низкие, чем Россия, показатели смертности: Белоруссия – 377; Киргизия – 376; Узбекистан – 28; Таджикистан – 13.

В группе стран, имеющих самые низкие уровни смертности, на первом месте стоит Танзания. Страна, которая в начале прошлого года отказалась участвовать во всеобщем психозе под названием «пандемия COVID-19». Всемирная организация здоровья (ВОЗ), международные финансовые организации (Всемирный банк и МВФ), ряд западных политиков пытались заставить руководство страны исполнять «рекомендации» ВОЗ: ввести в Танзании самоизоляцию, дистанцирование людей друг от друга, маски, ПЦР-тесты, локдауны. В конце прошлого года пытались агитировать руководство страны провести вакцинацию населения, предлагая для этого кредит МВФ и даже обещая поставить вакцины в порядке гуманитарной помощи.

Говоря «руководство Танзании», я имею в виду тогдашнего президента страны Джона Магуфули (John Pombe Joseph Magufuli). В июне 2020 года он объявил Танзанию «свободной от COVID-19». Страна была открыта для иностранных туристов, с августа 2020 года в неё были разрешены полёты из Москвы. Когда в подконтрольных Биг Фарме СМИ стали появляться публикации, обличающие «легкомысленное» поведение Джона Магуфули, президент Танзании оставался непреклонным в своем скептическом отношении к вакцинации. Кончилась эта история трагически. В феврале СМИ сообщили, что Джон Магуфули заразился коронавирусом. 17 марта он скоропостижно скончался с диагнозом COVID-19. Многие наблюдатели оценили эту смерть как возмездие со стороны Биг Фармы и иных организаторов «пандемии» за непреклонность президента Танзании. Некоторые назвали эту смерть «ритуальной казнью».

В июне Танзания присоединилась к международной программе Covax, в рамках которой бедные страны получают вакцину бесплатно. На позапрошлой неделе в Танзанию поступило 1,06 миллиона доз препарата Johnson & Johnson, подаренных США. Кроме того, танзанийские власти разместили заказ на дополнительные дозы на платформе Африканского союза (AVATT). Президент страны Самия Сулуху Хасан, сменившая на этом посту Джона Магуфули, демонстративно в прямом эфире получила вакцину Johnson & Johnson, призвав граждан последовать ее примеру. Теперь, я уверен, почти нулевые показатели смертности при Джоне Магуфли постепенно начнут подрастать. На 13 августа было зафиксировано 50 случаев смертности с диагнозом COVID-19. При Джоне Магуфли было ноль. Примечательно, что 29 из 50 летальных исходов были зарегистрированы в последнюю неделю (6-13 августа).

В первой десятке стран, где люди почти не умирают с диагнозом коронавирус, мы видим также небольшое государство Бурунди. Когда началась «пандемия», тогдашний президент страны Пьер Нкурунзиза (Pierre Nkrunziza) также отказался следовать «рекомендациям» ВОЗ. И год назад он ушел из жизни в возрасте 55 лет. Циркулирует версия, которую нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть: его «ушли» по той причине, что президент мешал начать в Бурунди «Великую перезагрузку». В смерти президента присутствует элемент ритуальности: он умирал в больнице с диагнозом COVID-19.

В первой десятке стран с наиболее низкими показателями смертности мы видим и небольшое государство Эритрея. Президент Эритреи Исайяся Афеверки также отказывается следовать «рекомендациям» ВОЗ. На сегодняшний день он пока жив.

Кстати, в группе стран с низкими показателями смертности мы находим также африканское государство Кот-д’Ивуар. Относительная смертность – 13,77 (16-е место). 10 марта нынешнего года в возрасте 56 лет Амед Бакайоко (Hamed Bakayoko), премьер-министр этого государства, ушел из жизни. В диагнозе его смерти также фигурирует COVID-19. Мы не знаем, умер он с вирусом или от вируса; ушел ли он из жизни или его «ушли». Слишком много совпадений. Он также не очень охотно следовал рекомендациям ВОЗ; наверное, поэтому в Кот-д’Ивуаре и такая низкая смертность. Впрочем, низкие показатели уже размываются: за неделю, предшествовавшую 13 августа, из жизни в этой стране ушло 16 человек с диагнозом COVID-19.

Я бы вообще советовал повнимательнее следить за статистикой относительной смертности с этим диагнозом.
http://www.fondsk.ru/ (C)
Данный материал не имеет статуса персональной инвестиционной рекомендации При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=570522 обязательна Условия использования материалов
BC.GAME

Мы сделали это! Самое крутая игровая крипто-платформа теперь лицензирована!



ЦентроКредит

Вы активный опытный трейдер и хотите сменить брокера? Присмотритесь к нашему банку

Для трейдеров финансовые инструменты — не способ сохранить накопления, а скорее инструмент заработка. Трейдеры обычно разбираются в техническом анализе и могут просчитывать риски, поэтому ждут от брокера не советов, а просто доступа к бирже и внебиржевому рынку за минимальную комиссию.

Как торговать на бирже с минимальной комиссией?

Выбирая брокера инвестор сталкивается с непростой задачей: какой тариф выбрать? Ведь банки и инвестиционные компании предлагают огромное множество вариантов, а инвестор даже не всегда заранее знает, с какими оборотами он будет иметь дело. И конечно каждый ищет такого брокера, у которого можно легко и недорого открыть счет, торговать за небольшую комиссию с оборота и не переплачивать за навязанные дополнительные услуги.

Мощная торговая платформа


AGEA предлагает драгоценные металлы, цифровые или криптовалюты, обычные валюты, товарные и индексные контракты, а также финансовые инструменты других классов активов через несколько торговых платформ