"Валютные войны" становятся реальностью

В последнее время в различных СМИ активно муссируется тема конкурентной девальвации или так называемых "Валютных войн". Первым о ней заговорил министр финансов Бразилии Гвиндо Мантега В последнее время в различных СМИ активно муссируется тема конкурентной девальвации или так называемых "Валютных войн". Первым о ней заговорил министр финансов Бразилии Гвиндо Мантега. По его мнению, правительства стран по всему миру стремятся ослабить свои валюты для того, чтобы получить конкурентные преимущества для своих экспортоориентированных отраслей. Затем схожую позицию обозначил Тимоти Гайтнер, который призвал страны к сотрудничеству и отметил, что удержание валют на низких уровнях не принесет пользы для мировой экономики.

На наш взгляд, данная тема является, на текущий момент, излишне надуманной, хотя обладает некоторой актуальностью в свете конфликта США и Китая относительно курса юаня и интервенций Банка Японии на мировом валютном рынке. Давайте, обратимся к фактам.

Действительно, страны БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай), в адрес которых звучат обвинения в развязывании "Валютных войн", резко девальвировали свои национальные валюты относительно доллара США в самый разгар кризиса. За период где-то в полгода, начиная со второй половины 2008 и начала 2009 годов, Бразилия ослабила свой реал на 60%, Россия - свой рубль на 55%, Индия - свою рупию на 30%. Китай, просто прекратил медленное усиление юаня и задержал его на уровне 6,8.

Однако эта динамика вполне соответствовала тенденции укрепления доллара на мировом валютном рынке. Так, например, британский фунт за этот же период понизился на 35%, евро - на 23%, швейцарский франк - на 23%, австралийский доллар - на 39%.

Американская валюта во время кризиса традиционно выступила в качестве валюты убежища и усилилась относительно всех основных мировых валют в зависимости от их уровня ликвидности. Здесь просматривается связь между размером экономик и глубиной девальвации. Страны БРИК, в годы предшествующие кризису, были значительными получателями прямых иностранных инвестиций, и естественно, в его разгар там начал происходить отток капитала, оказавший давление на курсы национальных валют. Кроме того, Россия является крупными экспортером нефти, а Бразилия - сырья на мировые рынки. А в 2008 году цены на них значительно упали, сократив тем самым экспортную выручку этих стран.

Дальнейшая динамика валютных курсов развитых и развивающихся стран также обладает схожестью. В 2009 году страны БРИК начали ревальвировать свои валюты. Так, в течение этого периода, бразильский реал усилился на 32%, российский рубль - на 20%, индийская рупия - на 15%. Доллар на мировом валютном рынке также начал терять свои позиции. Евро укреплялся на 22%, британский фунт - на 26%, швейцарский франк на 23%, австралийский доллар, к текущему моменту, вообще, достиг докризисный уровней.

Вызвана данная динамика была снижением опасений относительно глубины и продолжительности мирового экономического кризиса и уверенностью в эффективности принятых правительствами мер. Подтверждается это и ростом стоимости акций на всех основных фондовых площадках мира, имевших место в 2009 году. Так, например, за этот период, фондовый индекс России повышался на 236%, США - 83%, Великобритании - 70%, Германии - 77%.

В 2010 году валюты стран БРИК находились в достаточно узких коридорах. Валюты же развитых стран демонстрируют высокую волатильность.

Таким образом, исходя из всего вышесказанного, мы делаем вывод, что на мировых финансовых рынках не просматривается очевидных признаков "Валютных войн". Скорее всего, существуют опасения тех или иных стран относительно того, что некоторые недооцененные валюты могут сыграть значительную роль в приобретении той или иной страной конкурентных преимуществ. Касается это, прежде всего, конфликта между Китаем и США. Интервенции же банка Японии вполне объяснимы.

С некоторой натяжкой и скептицизмом, можно рассматривать как вербальные атаки на валюты, поднятую шумиху (не соответствующую размеру проблемы) вокруг дефолта Греции, а, также, недавние заявления ФРС относительно второй волны количественного смягчения. Однако, все эти события обладают и фундаментальными предпосылками. Напоследок, процитируем министра финансов России Алексея Кудрина, давшего, на наш взгляд, самую объективную оценку происходящему. "На сегодняшний день еще нет войны валют. Скорее всего, есть ожидание, что когда-то валютный курс станет играть роль в конкурентной борьбе. Сегодня самый яркий пример - это США и Китай. Но я не думаю, что мы можем говорить, что такая война идет в других частях мира", — сказал он в интервью каналу "Russia today" по итогам осенней сессии Международного валютного фонда (МВФ) и Всемирного банка.

Источник /templates/new/dleimages/no_icon.gif http://www.fxclub.org/
При копировании ссылка http://elitetrader.ru/index.php?newsid=98721 обязательна
Условия использования материалов