«Миллиард за мечту». Грандиозная история взлета и падения WeWork

15 августа 2022 БКС Экспресс | WeWork
Адам Нейман — основатель американской компании WeWork. Иммигрант из Израиля, который решил перепрофилировать излишки офисных помещений в Нью-Йорке в коворкинги, построил многомиллиардную империю, привлек самых востребованных инвесторов в мире… а потом все развалилось. В 2019 г. компания отменила IPO, а Неймана отстранили от руководства. Это история великого провала и грандиозного обмана, описанная редактором New York Magazine Ривз Виндеман в книге «Миллиард за мечту», действительно поражает. Публикуем отрывки, предоставленные издательством Альпина PRO.

«Миллиард за мечту». Грандиозная история взлета и падения WeWork


Встреча с главой Tesla

Через два года после заявления о том, что «WeWork Mars находится в разработке», Адаму наконец-то удалось встретиться с Илоном Маском. Адам волновался — перед важными встречами его пронизывало беспокойство, пока он не оказывался перед аудиторией, где его речи всегда лились легко и непринужденно. Акции Tesla были самыми популярными на рынке среди технологических компаний, а Маск был главным эксцентричным визионером Кремниевой долины, чьи амбиции и самомнение были еще выше, чем у Неймана.

Адам и Майкл Гросс встретились с Маском в штаб-квартире SpaceX в Лос-Анджелесе; Маск опоздал (как это обычно делал Адам) и уделил Нейману только несколько минут. Адам сказал, что, если Маск повезет людей на Марс, WeWork сможет создавать для них дома и поможет построить сообщество для процветания на другой планете. Маск планировал путешествие на Марс к 2024 году, а тем временем Адам предложил построить симулятор WeWork Mars на Земле, чтобы начать работу над возможными проблемами, потому что поддержание жизни на чужой планете будет сложной задачей. Маск отказался. Самое сложное — добраться до Марса. Маск сказал, что WeWork ему не нужна.

Встреча не оправдала надежд Неймана. Среди резидентов WeWork было множество технологических стартапов, но убедить представителей Кремниевой долины, что и сама компания — один из них, было сложнее. Адам по-прежнему редко пользовался компьютером, и WeWork только недавно наняла технического директора. Еще один директор по продукту, с опытом работы в Yahoo! и Adobe, пришел и ушел, так толком и не приблизив мечту о создании WeConnect к реальности.
Молодые сотрудники — почти бесплатно

Джоша Симмонса рекомендовал в WeWork друг, работавший над короткометражным фильмом, в котором снялась жена Адама Ребекка. Симмонс работал в службе приема и размещения гостей в спаотеле в Нью-Йорке. Когда он встретился с Адамом на собеседовании, большую часть времени они обсуждали предыдущую деятельность Симмонса в религиозной миссии при университете в Южной Каролине. С подачи Ребекки Адам становился все более религиозным. Он пригласил жену в офис, чтобы они с Симмонсом могли поговорить о том, как Нейманы приняли каббалу, мистическое направление в иудаизме, и какую роль духовность играет в WeWork.

Симмонс начал работать комьюнити-менеджером в филиале Эмпайр-стейт, где совсем недавно открылся последний, шестой этаж. Этот коворкинг был усовершенствованной версией первого офисного здания WeWork, и работа Симмонса заключалась в том, чтобы сформировать в сообществе дух профессионализма. (При том что в здании установили первую из пивных бочек, ставших непременным атрибутом компании, а арендаторы оставались разношерстной группой. Команда SoftBank Capital, инвестиционного подразделения японского конгломерата, рассматривала вариант аренды офиса в WeWork в 2012 году, но сочла, что он не полностью соответствует изысканным ожиданиям фирмы.) Как-то коллега Симмонса вытащил из-под дивана ящик и обнаружил в нем чью-то одежду. Симмонс заметил, что один из резидентов коворкинга выглядит все более неопрятно. Оказалось, что его стартап разорился, он не мог платить за квартиру и перебрался жить в офис.

Симмонс считал свою работу увлекательной и сложной, пусть она оказалась и не совсем такой, на какую он рассчитывал, подписывая контракт. «Нельзя оставлять ни одного места свободным», — говорил Адам Симмонсу и другим комьюнити-менеджерам, которым в числе прочего было поручено заниматься продажами. Конечно, на духовную миссию это было мало похоже, но Симмонсу нравилось ежедневно делать жизни членов WeWork немного лучше. «Нам постоянно говорили, что деньги здесь не главное», — рассказывал Симмонс. Однажды Адам пригласил Джоша и еще одного сотрудника на встречу с потенциальным инвестором. Адам показывал тому офис WeWork. Когда Адам спросил сотрудников, сколько им лет, они ответили, что по двадцать с хвостиком.

«Видите? — сказал Адам инвестору. — Я могу нанять кучу молодых сотрудников и ничего им не платить».

Самое страшное, что Нейман был прав.
Перед провалом

В пятницу, 20 сентября, через четыре дня после того, как Адам согласился отложить IPO, группа учеников WeGrow поднялась с третьего этажа штаб-квартиры WeWork, где размещались школьные классы, на шестой, куда они ходили раз в неделю продавать продукты. В этот день по всему миру дети и взрослые участвовали в однодневной климатической забастовке, пропуская учебу и работу в знак протеста от имени Земли. Учащиеся WeGrow прошествовали по этажу мимо кабинета Неймана с плакатами: There is No Planet B63.

В тот день молодой архитектор Нил ДосСантос, возвращаясь в офис на Манхэттене после обеда в Грамерси-парке, заметил Адама. Неймана. Тот быстро шагал по тротуару в сторону от центра города и оживленно говорил по телефону. Гендиректор WeWork прошел мимо Pete?s Tavern, одного из старейших баров Нью-Йорка. Он был в серой футболке, черных брюках… и босиком. ДосСантос узнал Адама. Его знакомые работали в WeWork, и он не один год подумывал отправить туда резюме. С учетом всего, что он слышал об основателе компании, эта сцена, казалось, подводила итоги: Нейман двигался стремительно, говорил быстро и был, наверное, единственным генеральным директором, который разгуливает босиком по улицам Нью-Йорка в самую непростую неделю в своей жизни.

Большую часть недели Адам провел, скрываясь в своем пентхаусе в Грамерси, недалеко от которого его и заметил ДосСантос. Ситуация, в которой он оказался, требовала осторожности. Пресса продолжала высмеивать его лично (в тот день вышли репортажи о личных спорах с подрядчиками, работавшими над ремонтом одного из домов Нейманов), а уж как досталось компании, страшно вспомнить. Эрик Розенгрен, президент бостонского отделения Федерального резервного банка, опубликовал заявление, в котором выразил обеспокоенность тем, что в случае экономического кризиса крах WeWork приведет к огромным потерям для банков и владельцев коммерческой недвижимости.
http://bcs-express.ru/ (C)

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter