Бесконтрольная эмиссия Банка Японии

25 января 2023 Рябов Павел
Объем эмиссии Банка Японии в начале 2023 вышел за все разумные пределы.

Печатный станок разогрет и бессистемно лупит ликвидностью во все стороны.

Роста баланса Банка Японии идет, как через выкуп гособлигаций правительства Японии, так и через увеличение банковского кредитования (раньше работало что-то одно).

С 1 января 2023 по 20 января 2023 активы Банка Японии выросли на 23.4 трлн иен, что стало самым значительным увеличением с декабря 1999, когда за месяц зарядили 27.2 трлн иен, но с января 2000 почти все забрали.

В этот раз увеличение активов происходит в рамках последовательной и согласованной политики замыкания денежных потоков во внутренний контур Центробанка, т.е. по сути национализация всей финансовой системы.

Бесконтрольная эмиссия Банка Японии


В период COVID кризиса на протяжении 6 месяцев активы Банка Японии росли в среднем по 16.3 трлн иен ежемесячно с пиковой интенсивностью в 19.6 трлн в марте и мае 2020.

С апреля 2012 по апрель 2017, когда нынешняя монетарная парадигма вышла на полную мощность, активы увеличивали в темпах по 6.8 трлн иен каждый месяц.

По итогам 2022 баланс Банка Японии почти не изменился, а с мая по сентябрь произошло сокращение на 53 трлн иен во многом через погашение ковидных кредитов на 65 трлн иен, но с октября 2022 снова взялись за эмиссию.

С октября 2022 по 20 января 2023 влили в систему 41.5 трлн иен, где 33.1 трлн через выкуп гособлигаций и 9.3 трлн через наращивание кредитования, т.е. по прочим категориям минус 1 трлн иен.

Текущий баланс составляет 727.3 трлн иен по сравнению с максимумом в 738 трлн в апреле 2022, т.е. пока идет компенсация сжатия баланса прошлого года, но масштабы и скорость?

Темпы выкупа гособлигаций Японии за год приближаются к 60 трлн иен по сравнению с максимумом в 90 трлн летом 2016, но это за год, а основные операции происходят последние 4 месяца и наиболее неадекватные изменения в январе 2023.

За первые 20 дней 2023 года скупили 14.4 трлн гособлигаций (темпы максимальные за всю историю) и выдали 8.8 трлн кредитов.

Банк Японии пошел вразнос. Что это все значит? Потеря устойчивости облигационного рынка.

Проблема комплексная и многогранная. Здесь одновременно воздействуют несколько негативных факторов и уникальная японская специфика.

Во-первых, Банк Японии единственный среди Центробанков крупных стран, который отказался компенсировать инфляционный разрыв между фактической/прогнозируемой инфляцией и текущими ставками на денежных/долговых рынках.

Так или иначе ставки поднимают все ведущие Центробанки – различается время начала ужесточения и скорость ужесточения. ФРС в этой битве впереди планеты всей, следом идут ЦБ Канады, Банк Англии, ЕЦБ и прочие Центробанки, но не банк Японии.

Во-вторых, инфляционное воздействие в Японии началось позже, чем в ведущих развитых странах примерно на 6 месяцев (3% были преодолены в августе 2022), но разгон инфляции происходит и уровни существенные – 4% на декабрь 2022, что для Японии очень много (максимум с ноября 1981).

Рекордная инфляция естественным образом деформирует долговой рынок, обрушая способность бизнесу и государству не только производить заимствования нового долга, но и рефинансирование существующего (известная проблема, ранее подробно описанная в этом канале на примере США).

Рынок «требует» более высокие ставки, которые Банк Японии разрешить не способен по двум причинам – запредельная долговая нагрузка и специфичная структура долга.

Долг Японии приближается к 1100 триллиона иен в 2023. Долговая нагрузка составляет 230-240% от ВВП – это больше, где либо по сравнению с 115% в США и 97% в Еврозоне.

Половину госдолга держит Банк Японии, 14-15% аффилированные с государством японские банки, 20% - страховые фонды Японии, около 7% - пенсионные фонды, 7% нерезиденты, 1.2% домохозяйства.

Финсистема Японии выпотрошена чуть менее, чем полностью за последние 25 лет. Все, что можно было загнать в государственный долг – уже загнали. При этом объективно недостаточно генерируемого денежного потока в размере соизмеримого потребности в обеспечении финансировании дефицита бюджета.

Внешних инвесторов в японский долг нет в отличие от ситуации в долларовой и евро зонах, которая замкнута на международный капитал. Япония – «вещь в себе».

В-третьих, рекордный дефицит торгового баланса Японии привел практически к обнулению счета текущих операций, а дифференциал ставок на японских и внешних рынках провоцирует отток капитала, что и ударило по иене в середине 2022, спровоцировав сильнейший обвал иены за несколько десятилетий.

В Японии актуализируются тенденции на бегство капитала в поиске большей доходности, при этом генерируемый поток через положительного сальдо счета текущих операций становится недостаточным (1% ВВП за год текущих против 4% типичных) для балансировки внутренних структурных противоречий.

Так почему невиданный объем QE?

◾️Высокая долговая нагрузка и специфичная структура долга не позволяют Банку Японии повышать ставки, т.к. это разгонит стоимость обслуживания до неприемлемых уровней.

◾️Действия Банка Японии провоцируют обострение дисбалансов и долговой кризис, т.к. разрыв актуальной ставки и инфляции увеличивается, что делает ставки рекордно отрицательным для Японии.

◾️Отрицательные ставки по долгу обнуляют спрос на новые размещения долгов и провоцируют бегство японского капитала из-за дифференциала ставок в Японии и на внешних рынках капитала. Это оказывает давление на курс иены и усиливает долговой кризис в Японии.

◾️Попытка сохранить/удержать таргет в 0.5% вынуждает Банк Японии выкупать весь долг, еще больше вгоняя систему в зависимость и еще больше увеличивая дисбалансы.

Вот так выглядит долговой кризис в Японии.
(C) Источник

При копировании ссылка обязательна | Не является индивидуальной инвестиционной рекомендацией
Поддержите нас - ссылаясь на материалы и приводя новых читателей
Нашли ошибку: выделите и Ctrl+Enter